Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Классификация познания и знания по типам и видам

Процесс познавания1 человеком окружающего мира, других людей и самого себя является целостным и, в то же время, конкретным. Это сложный диалектический процесс, осуществляющийся в различных формах, имеющий свои стадии и ступени, в нём участвуют различные силы и способности человека2. Целостность любого познавания – в неразрывности и одновременном взаимодействии всех его компонентов (условно разделяемых на ступени, направления, типы и виды познания), а также познающего, познаваемого, самого процесса и его результата, составляющих в этом смысле единое целое3. Всё это составляет качественную выраженность познания независимо от его специфики. Являясь сущностной характеристикой бытия культуры в целом, оно требует столь же комплексного подхода к своему изучению, сочетания различных познавательных процедур. Его конкретность проявляется в вышеуказанных компонентах в зависимости от функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и методов, которые описываются теориями познания, и своеобразии элементов познавательного процесса4.

Рационализируя познание тем или иным образом, можно структурировать его методологически – по частно- или общенаучным приёмам исследования, логически – по тенденции к выяснению единичного или общего, и гносеологически – в зависимости от субъекта и объекта (и соответствующего ему типа5, или вида6, знания). В качестве наиболее общих объектов познания традиционно выделяют природу, общество и человека, и соотнесённые с ними естественное, социальное и гуманитарное знания7. Следует отметить, что данная типология является схематической и условной, поскольку в действительности изучение природы, общества и человека невозможно в отрыве друг от друга, без учёта их взаимного влияния. В связи с признанием современной наукой роли гуманитарного знания особым видом познания называют также самопознание, которое со времён античности является одной из центральных тем в религиозно-философских учениях, представляя собой один из наиболее существенных модусов индивидуального бытия8. Подобное разделение познания и знания по объекту хорошо заметно в теоретических построениях, например, в той или иной типологии научного познания. Однако и здесь существование ряда дисциплин, одновременно использующих результаты естественнонаучного, социального и гуманитарного познания (антропологии, психологии, социобиологии, экологии, сельскохозяйственных и медицинских наук), подтверждает тезис об изначальной условности деления бытия на отдельные объекты, а, следовательно, и условности проложенных между видами знания границ, постоянно изменяющихся в истории науки. Сами формы бытия того, что именовалось и именуется наукой, также очень разнообразны и, по свидетельству самих учёных, с трудом поддаются обобщению9. Наконец, рассмотрение человека как единства биологического, социального и духовного в большей степени предполагает синтез, чем анализ, и не позволяет ограничивать сферу его интересов и деятельности только взятыми отдельно биологической, социальной и гуманитарной областями, и, тем более, отдельными науками, причисляемыми к этим областям, так как они представляют собой лишь отдельные способы рассмотрения многообразия человеческого мира (В. С. Степин). В связи с этим следует говорить о взаимодействии индивидуального и общественного сознания в таких соприкасающихся с ним и друг другом формах, как мораль и нравственность, религия, наука, искусство, философия и других, постепенно получивших самостоятельное развитие, которым соответствуют разнообразные формы, или типы (а также некоторые виды), познания и освоения действительности10. При этом следует помнить об относительной самостоятельности всех форм общественного сознания, соответствующих типов познания и результатов познания, которые в той или иной мере также воздействуют на происходящие в обществе политические, экономические и другие процессы. Каждая из форм общественного сознания – мораль, правовое сознание, политическая идеология, религия, наука, художественные взгляды, искусство, философия – отражает, прямо или косвенно, и другие стороны жизни общества, поскольку все они тесно взаимосвязаны. Однако, безусловно, что «свой» объект она отражает и осваивает (воспроизводя его интеллектуально и духовно) более полно, чем другие11.

Та или иная типология знания, встречаемая в истории философии и науки в частности, по-разному отвечала на вопросы об источниках знания, видах знания и границах применимости познавательных способностей для каждого из этих видов. Принципы, на основании которых проводились классификации, определялись не только предметом науки и объективными отношениями между различными его сторонами, свойствами и связью объектов различных наук, но и методом и условиями познания предметов науки, а также целями, которыми порождаются и которым служат научные знания. С гносеологической точки зрения принципы классификации знания можно разделить на объективный, когда связь наук выводится из связи самих объектов исследования, и субъективный, когда в основу классификации кладутся особенности субъекта. С методологической точки зрения принципы классификации делятся в соответствии с тем, как понимается связь между науками: как внешняя, когда науки ставятся рядом друг с другом в определённом порядке, или как внутренняя, органическая, когда они с необходимостью выводятся и развиваются одна из другой. Та или иная классификация, таким образом, может быть охарактеризована как формальная, основанная на принципе координации, что можно изобразить схемой A | B | C, и диалектическая, основанная на принципе субординации, со схемой A…B…C, где буквы обозначают отдельные науки, вертикальные линии – резкие разрывы между науками, отточия – взаимные переходы между науками. С логической точки зрения за основу классификации берутся различные стороны общей связи наук, характеризующие начальный и конечный пункты основного ряда наук. Таковы принципы расположения наук в порядке убывающей общности и возрастающей конкретности. Вместе с тем, для науки характерно диалектическое сочетание процессов дифференциации и интеграции, развития как прикладных, так и фундаментальных исследований. Другие возможные аспекты выделения различных сторон общей связи наук с образованием соответствующих принципов – от эмпирического описания к теоретическому объяснению, от теории к практике и тому подобные. Содержательная классификация рассматривает связи между областями знания как выражение или как результат (1) движения познания от общего закона к частным его проявлениям или от общих законов развития к частным законам природы и общества, чему соответствует принцип классификации наук, основанный на учёте последовательного перехода от общего к частному; (2) перехода познания от одной стороны предмета к совокупности всех его сторон, чему соответствует принцип перехода от абстрактного к конкретному; (3) отражения в мышлении движения объекта от простого к сложному, от низшего к высшему, чему соответствует принцип развития. Этот последний охватывает и движение, развитие познания как от общего к частному, так и от абстрактного к конкретному. Диалектическое рассмотрение классификации наук предполагает нераздельность принципа объективности и принципа развития (или субординации). Гносеологические, методологические и логические аспекты всеобщей связи наук выступают при этом в их внутреннем единстве12.

Как уже было показано, знание традиционно делится на определённые типы и виды. Рассмотрим в качестве примера современные классификации научного знания. Система наук, как утверждает вслед за «Советским энциклопедическим словарём» первое издание «Большого энциклопедического словаря», условно делится на естественные, общественные и технические. В дальнейшем эта классификация была дополнена гуманитарными науками13. Тем не менее, она, как и приводимая «Новейшим философским словарём», игнорирует так называемые точные, или логико-математические науки. То же самое можно сказать и в отношении курса «История и философия науки», рассматривающего философские проблемы таких областей научного знания, как естественные науки, технические науки, социально-гуманитарные науки и науки о живой природе14. Другую типологию, распределяющую знание по видам в зависимости от своего содержания, приводит Михаил Трофимович Андрюшенко, называя среди них естественнонаучное (отображающее объективные явления живой и неживой природы, образующие досоциальные формы движения), гуманитарное (отображающее явления социальной формы движения – личность, коллективы, общество в целом, их взаимоотношения), техническое (отображающее искусственно созданные людьми материальные системы, выходящие за пределы природы) и философское (отображающее взаимосвязь между сознанием и объективной реальностью и носящее по отношению к другим видам знания синтезирующий и предпосылочный характер)15. Что касается последнего вида, как бы стоящего над остальными, то его обобщающий характер позволяет рассматривать его не только среди частных видов познания, но и как тип познания. К примеру, Елена Викторовна Хомич и Вадим Маркович Розин упоминают его среди других форм познания наряду с обыденным и научным16.

Анализ издаваемой в России философской литературы говорит о сохраняющейся ориентации многих авторов на марксистскую (позитивистскую по сути) традицию, в том числе по вопросу классификации наук, считающую научное познание высшим уровнем познания и игнорирующую другие типы, существующие наряду с ним, или рассматривающую их не более чем переходные на пути к научному типу (такова, к примеру, классификация, приводимая «Большой советской энциклопедией»). Наряду с этим в настоящее время стали предприниматься первые попытки перейти от двух- или трёхуровневой классификации к плюралистической картине типов знания, упомянутые выше. Это служит иллюстрацией перехода к методологии «постнеклассической» науки, включающей методологический плюрализм, консенсуальность и другие черты17. Примером типологии познания, отражающей современную западноевропейскую традицию, может служить книга Ричарда ван де Лагемаата “Theory of Knowledge for the IB Diploma”, рассматривающая проблемы познания, возникающие в различных предметных областях и исследующая вопросы междисциплинарного характера. Здесь автор говорит об особенностях математического, естественнонаучного, социогуманитарного познания (отдельно на примере наук о человеке и отдельно в историческом и художественном познании, этике, религии)18. Однако в данной книге, в свою очередь, нет указания на технические науки. Приведённые примеры свидетельствуют о незавершённости типологии познания к настоящему моменту, в связи с чем можно говорить о лишь попытках создания той или иной типологии, но не представляющих собой исчерпывающей таксономии.

Наиболее полной к настоящему моменту представляется классификация наук, выделяющая (1) логико-математические, (2) естественнонаучные, (3) инженерно-технические и технологические и (4) социально-гуманитарные19 (иначе называемые гуманитарными и социальными, гуманитарными и социально-экономическими20). Перечисленные классы наук можно считать объективацией соответствующих видов познания на научном уровне. Что касается последнего из перечисленных классов, то объединение социальных и гуманитарных дисциплин оправдано существующей между ними связью в представлениях, описаниях и объяснениях совместной и индивидуальной жизни людей. Человеческое сознание, проявляющееся в двух формах – индивидуальной (личной) и общественной – предполагает тесную взаимосвязь соответствующих областей знания. Их общность заметна не только с точки зрения последовательной методологии, но и в плане повседневной познавательной и практической деятельности, в решении конкретных практических и теоретических вопросов21. Близость социальных и гуманитарных дисциплин подтверждается существованием ряда научных изданий, посвящённых этим двум связанным между собой видам знания, факультетов гуманитарных и социальных наук и кафедр социально-гуманитарных дисциплин в высших учебных заведениях22. Эта связь подчёркивается, хотя и не до конца методологически прояснёнными рассуждениями об их «дополнительности», «диалектичности», «органичности» и т. д. Вместе с тем, как указывает Вячеслав Евгеньевич Кемеров, социальное познание тяготеет в плане методологии к общенаучным или естественнонаучным стандартам исследования, в плане логики – к выяснению общего, а в гносеологическом – к объектным объяснениям. Гуманитарное же познание, дистанцируясь от общенаучных и отказываясь от естественнонаучных стандартов, строится на специфических для него приёмах исследования (чему в огромной степени способствовал Вильгельм Дильтей, развивавший специфический метод наук о духе и стремившийся обеспечить ему самостоятельный в отношении естествознания фундамент23), в плане логики тяготеет к постижению единичного, индивидуального, уникального, а в гносеологическом – к описанию конкретных субъектов общественно-исторического бытия24.

Поэтому, характеризуя этот вид познания, следует оговориться, что всякое познание, ведущееся людьми, социально. Кроме того, и само социальное познание всегда направлено не только на общество, но и на то, что выходит за его пределы, потому как предполагает и выявление социального аспекта бытия познаваемых явлений, в том числе относящихся к досоциальным формам движения (см. выше), и таким образом переплетается с другими видами познания. Более того, ни одна общественная наука не может продемонстрировать последовательную социальность или последовательную гуманитарность, поскольку их методология включает гуманитарный подход или базируется на нём. В плане исследования проблем, выходящих за рамки частного предмета отдельной дисциплины, – а таковыми являются все социальные проблемы как проблемы совместного и индивидного бытия людей, – традиционное противопоставление социального и индивидуального, и как следствие – данных видов познания, утрачивает прежний методологический смысл25. Поэтому, характеризуя социально-гуманитарное познание и его более частные виды – историческое, юридическое, экономическое, лингвистическое, искусствоведческое и др., – можно сказать, что все они имеют свои подобъекты в пределах одного объекта познания – общества, или, говоря более развёрнуто, совместного и индивидного бытия людей.

Классификации наук и вообще знания, раскрывающие их взаимную связь на основании определённых принципов и выражающие эти связи в виде логически обоснованного расположения, имели большое значение в истории науки и сохраняют своё значение для организации научной, учебно-педагогической, библиотечной деятельности. При обращении к ней, как и к любой классификации, важно сочетание анализа и синтеза, индукции и дедукции и других общегносеологических познавательных процедур. Каждый из описанных видов и типов познания, независимо от особенностей их классификаций, неся свой вклад в общую картину мира, в том числе через отдельные отрасли научного знания, связан не только с наукой в целом, как сферой человеческой деятельности и одной из форм общественного сознания, но и с другими субъективными и объективными способами рассмотрения мира, постоянно оказывающими влияние на все сферы общества и на культуру в целом.

1 Философский энциклопедический словарь рекомендует использовать в данном случае «познавание» как понятие, подчёркивающее процессуальность, в отличие от термина «познание», который включает в себя значение завершённости процесса – см. Познание: философский энциклопедический словарь. – М.: Инфра-М, 1998. – 576 с. – С. 349.

2 Познание: философский словарь. – М.: Политиздат, 1963. – 544 с. – С. 351.

3 Подробнее об этом см. Андрюшенко, М. Т. Очерки по теории познания. Ч. 1. – Владимир: ВлГУ, 2001. – 174 с. – С. 7-9.

4 Анализ современной философской литературы свидетельствует о расхождениях при описании ступеней, направлений, типов и видов познания, а также несовпадении используемой при этом терминологии (этапы, формы, уровни, типы), однако подробное изложение этих несовпадений, как и путей приведения используемой терминологии в общий вид с целью построения более или менее целостной картины познания, находится за пределами возможностей данной публикации. См., к примеру, Введение в философию: учебное пособие для высших учебных заведений. – М.: Республика, 2005. – 623 с. – С. 453; Алексеев, П. В., Панин, А. В. Философия. – М.: Проспект, 2000. – 608 с. – С. 283-284; Философия: проблемный курс. Учебник / Под общ. ред. проф. С. А. Лебедева. – М.: ИППК МГУ, 2002. – 480 с. – С. 175, 183. Упоминания «типов» и «видов» как примеры несовпадающей терминологии см. Хомич, Е. В. Познание: новейший философский словарь, 3-е изд., испр. – Минск: Книжный дом, 2003. – 1280 с. – С. 766; Спиркин, А. Г. Философия: учебник, 2-е изд. – М.: Гардарики, 2004. – 736 с. – С. 396-408; Философия науки: учебное пособие для вузов / Под ред. С. А. Лебедева. – М.: Академический проект, 2005. – 736 с. – С. 16-17.

5 Хомич, Е. В. Познание: новейший философский словарь. – С. 766.

6 Андрюшенко, М. Т. Очерки по теории познания. – С. 47-50.

7 Хомич, Е. В. Познание: новейший философский словарь. – С. 766.

8 Хомич, Е. В. Познание: новейший философский словарь. – С. 766-766; «Человек – фундаментальная категория философии, являющаяся смысловым центром практически любой философской системы. Сложность философского определения человека состоит в невозможности однозначного подведения его под какое-либо более широкое родовое понятие (например, природа, Бог или общество), поскольку человек – это всегда одновременно микрокосм, микротеос и микросоциум». Она же. Человек / Кенос2005. Понятия: информация к осмыслению – kenos2005.narod.ru/homo.html. Это хорошо заметно в учениях Хилона, Сократа, Парацельса, Григория Сковороды и других мыслителей Востока и Запада, которые не разделяли самопознание и «внешнее» познание как отдельные.

9 Философия науки. – С. 13; см. также: Лекторский, В. А. Научное и вненаучное мышление: скользящая граница / Разум и экзистенция: Анализ научных и вненаучных форм мышления. Сборник трудов. / Под ред. И. Т. Касавина, В. Н. Поруса. – СПб.: РХГИ, 1999. – 401 с. – С. 46-62.

10 Среди разнообразных форм познания выделяют обыденное, мифологическое, религиозное, эзотерическое, художественное, философское и научное, во многом пересекающиеся друг с другом. См. Хомич, Е. В. Познание: новейший философский словарь. – Там же; Степин, B. С. Наука / Словари: Философия – voc.metromir.ru/phylosofy/id782; Розин, В. М. Путешествие в страну непривычного знания / Знание за пределами науки. – М.: Республика, 1996. – 445 с. – С. 5.

11 Философия: учебник, 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. проф. В. Н. Лавриненко. – M.: Юристъ, 2004. – 520 с. – С. 396-397.

12 Наука / Большая Советская Энциклопедия, 3-е изд., в 30 т. / Гл. ред. А. М. Прохоров. – М.: Советская энциклопедия, 1974. – Т. 17, Моршин-Никитиш, 1974. – 616 с. – С. 327-330; Классификация наук: философский словарь, 5-е изд. / Под ред. И. Т. Фролова. – М.: Политиздат, 1987. – 590 с. – С. 200; Наука / Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. – М.: Советская энциклопедия, 1980. – 1600 с. – С. 876.

13 Наука / Советский энциклопедический словарь. – Там же; Классификация наук / Указ. соч. – С. 593; Гуманитарный / Указ. соч. – С. 354; Наука / Большой энциклопедический словарь, в 2 т. / Гл. ред. А. М. Прохоров. – М.: Советская энциклопедия, 1991. – Т. 2. – 1991. – 768 с. – С. 11; Наука / Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия 2000. – М.: Кирилл и Мефодий, 1999.

14 Программы кандидатских экзаменов по общенаучной дисциплине «История и философия науки». – db.informika.ru/cgi-bin/pke/ifn_sch.plx.

15 Андрюшенко, М. Т. Указ. соч. – С. 47-50.

16 См. также: Андрюшенко, М. Т. Указ. соч. – С. 33-50 (где упоминаются такие традиционные типы, как обыденный, научный, художественный и выделяется практическое познание, называемое также обыденным практическим, жизненно-практическим или стихийно-эмпирическим, с. 42), что согласуется с перечисленными А. Г. Спиркиным житейскими, донаучными (практическими), художественными и научными знаниями (Спиркин, А. Г. Знание / Большая Советская Энциклопедия, т. 9, Евклид-Ибсен. – 1972. – 624 с. – С. 555; Спиркин, А. Г. Философия. – С. 399-403); Сборник рефератов и курсовых работ по философии / Сост. В. А. Рогожин. – М.: Проспект, 2004. – 480 с. – С. 145 (где перечисляются обыденное, художественное, научное, естественно-научное и общественно-научное познания, хотя перечисление трёх последних типов как отдельных едва ли оправдано).

17 Философия науки. – Там же; Степин B. С. – Там же.

18 Lagemaat, R. Theory of Knowledge for the IB Diploma. – Cambridge: Cambridge University Press, 2005. – Pp. 187, 220, 256, etc.

19 Философия: проблемный курс. – С. 151; Философия науки. – Там же.

20 Кемеров, В. Е. Современный философский словарь. – М.: Академический проект, 2004. – 864 с. – С. 168; Федеральный портал «Российское образование». Архив файлов примерных программ учебных дисциплин ГОС ВПО. Федеральный компонент. Общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины. – www.edu.ru/db/cgi-bin/portal/spe/prog_new.plx.

21 Кемеров, В. Е. Указ. соч. – С. 168-169.

22 См., к примеру, Социально-гуманитарные знания (Социально-политический журнал – до 01.1999): научно-образовательное изд. / Учред. Минобразования РФ, редакция журн. – М., 1973-…; Современные философские проблемы естественных, технических и социально-гуманитарных наук: учебник для аспирантов и соискателей учёных степеней / Под ред. В. В. Миронова. – М.: Гардарики, 2005. – 639 с.; Кохановский, В. П. Философские проблемы социально-гуманитарных наук (формирование, особенности и методология социального познания): учебное пособие для аспирантов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. – 315 с.; Философия социальных и гуманитарных наук: учебное пособие для вузов / Под общ. ред. проф. С. А. Лебедева. – М.: Академический проект, 2006. – 912 с.

23 Кунцман, П., Буркард, Ф.-П., Видман, Ф. Философия: dtv-Atlas. – М.: Рыбари, 2002. – 268 с. – С. 159, 175, 181.

24 Кемеров, В. Е. Указ. соч. – С. 168.

25 Андрюшенко, М. Т. Указ. соч. – С. 48; Кемеров, В. Е. Указ. соч. – С. 169-171.

08.10.2007 19:08:49 Ксения (IP) Цитата #1
очень хороший реферат, а главное на очень редкую тему, но отлично подобран материал и правильно преподнесен.
Добавьте свой комментарий или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
Предпросмотр
Загрузка…