Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Лошадь

У забора тяжело вздыхала лошадь. Вздыхала от тяжёлой деревенской жизни и низкой травы, а ещё оттого, что небо низко повисло над её усталой головой и ночью не пропускало свет звёзд. Тяжёлые ноги не двигались, и лёгкая голова не могла оказаться там, где ей хотелось – среди звёзд. Ночной холод убил на время ночи всех кровопийц – гнедая кожа отдыхала от тёплого дня. Трава лениво разжёвывалась и от горькости своей так же лениво проглатывалась, а небо вело время в сторону туч.

Уходящее время позволяет дотронуться до себя кончиками волос, мочками ушей и иголками ресниц. Я шёл по траве и вспоминал гнедую грусть у покосившегося от невнимания забора – грусть вошла в мою грудь, поначалу неуверенно тыкалась в клетке, а затем, найдя сердце, затихла. Минуты одинокой ночи, часы… Шевелятся кончики волос, холодеют мочки ушей и иголки ресниц начинают дрожать – часы остановились, но время идёт, идёт, уже само касаясь плотной рукой трав, песков, деревьев и неспящих существ, и небо, ведущее время к тучам, само уходит вослед, оставляя за собой голый мир звёзд. Пыль Млечного пути поперёк того, что заменило собой ушедшее небо и решето светящихся дыр. Время зовёт за собой и меня; небо, уходя, всё ещё не забывает низко висеть на западной стороне пространства, создавая странное положение: рассеянные звёзды растерянно падают не на землю, как обычно, а в муть низкого серого неба – их забирает с собой время…

Но Север, Восток и Юг открыты, созвездия прощаются и прощают низкие небеса, светят громко и внятно, празднично сливаясь с ночными фонарями, стоит только задрать повыше голову. Пешком иду домой. Вдруг заговорила в клетке груди гнедая тоска, и руки потянулись в звёзды, где сейчас, может быть, пролетает гривастая голова, догоняя уходящее время, тревожа ещё раз кончики волос, мочки ушей и иголки ресниц. Слова одно за другим посыпались вниз, из гортани в лёгкие, через кровь – в сердце, и услышала лошадь мои утешительные вздохи, плачи и мысли: «Посмотри вверх…»

Трава не стала выше и слаще, утро ожидает её кучей невыполненных дел, но небо, ушедшее со временем, освободило звёзды для гнедых глаз – до утра она будет падать со звёздами в обнимку, и снова взмывать ввысь, и снова падать… Видишь, небо прояснивается, проявляется пыльная Млечная дорога, гнедая грусть забывает про вздохи.


Вспомнить тот поздний час. Вспомнить юные луны, их застенчивый глас, робко звучавший в струнах. Новолунье – новых времён обет и раскаянье старых лун – слишком тихо дарили свет на своём коротком веку. Помню тот поздний час. Помню те юные луны – пели песни при нас, сами, вплетаясь в струны. Грусть лошадиных глаз, тихие вздохи и хрипы, падает небо на нас, звёзды накрыв накидкой. Тиком уходит время. Таком за ним – небеса; где же звёздное племя спрятано на века? Робко дышат ресницы, мочки ушей дрожат – лишь луноликие нити знают, куда бежать… Тихо вздыхает лошадь – жизнь и трава горьки, только парение в звёздах может её спасти. Греют песни Вселенной: гривою дёрнув навзрыд, плюнув на свежее сено, лошадь посмела взмыть. Взмыть к недалёким звёздам, в их миллионную рать влиться молчанием конным – молча с ними летать.

Добавьте свой комментарий, почитайте уже добавленные комментарии или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
Предпросмотр
Загрузка…