Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Летопись Сумеречного Круга

Сумеречный Круг

Всё началось… конечно, с игры. С того же во многом судьбоносного «Ландграфа». Не одна и не две ниточки связались за те три игры, три года. Какие-то порвались, какие-то развязались, но большинство из них крепки и поныне. Эта история тоже начиналась тогда. Начиналась с мимолётного игрового взаимодействия. Потом… ну да ладно, речь не об этом. Важно то, что она продолжилась. Точнее, продолжается и сейчас. В ролевой форумной игре «История нового мира». Она создавалась на основе одноимённой книги, написанной создателем этой игры. Человеком, с которым теперь меня связывает не только воспоминания. Алиса Neon Light Child.

Сейчас форуму чуть больше года. Мне не хочется вдаваться в подробности правил и описания мира игры, всё это можно найти на главной странице форума. Я буду рассказывать только о происходящем во вверенной мне части этого мира, территории Сумеречного Круга, и о тех, чья судьба так или иначе оказалась связана с Легендарной стороной.

Из-за того, что действие происходит в разных концах галактики, а, соответственно, и локациях, сложно восстановить хронологию событий, а за год материала набралось достаточно. Так родилась идея собрать воедино все истории персонажей Сумеречного Круга в единый текст. Да, стороннему читателю, возможно, он покажется отрывистым и местами непонятным по вполне объективным причинам (чтобы минимально представить себе структуру мира, советую заглянуть на форум). Но я не ставила задачу написания рассказа или тем более книги, хотя и надеюсь, что однажды эти эпизоды перестанут быть просто зарисовками игры, а станут главами чего-то бо́льшего.

Особенно я хочу подчеркнуть тот факт, что текст является не моим лично, а коллективным творчеством игроков форума, и каждый персонаж – это отдельный человек со своим стилем написания и своим языком. Моя заслуга разве что в том, что я собрала разрозненные кусочки в один файл, отредактировала и добавила небольшую литературную обработку. (Да-да, это я «отмазываюсь» :) на тот случай, если вдруг будут бить тапками, то уж всех сразу, включая нашего гостеприимного хозяина сайта, который допустил до публикации это безобразие :), а не одну меня. :P) По ходу повествования я буду давать описание локации, дабы читатель имел представление о том, где происходит действие. А вот отношения между героями, мотивацию их поступков и их мысли ему придётся додумывать самому. Честно говоря, подобные вещи – порой загадка даже для мастера игры. :)

В заключении обычно говорят всякие красивые слова и приятности – я не обойду стороной эту традицию. :) Когда Алиса пригласила меня на этот проект, она сказала, что ей нужна сказка. Сейчас я хочу сказать спасибо ей, за то, что придумала мир, в котором эта сказка возможна. Сказать спасибо тем, кто помогает (и мешает:) мне эту сказку воплощать, кем эта сказка живёт…

Лианесс

В качестве P.S.: перед началом каждого эпизода указано место действия, и если оно встречается впервые, то дано и его описание (автор описания – мастер локации). В основном события разворачиваются на Лазурном Крае – центральной планете Сумеречного Круга.




Лазурный Край

Давным-давно, очень давно, эта планета была одной из многих. Как и другие, она развивалась по предназначенному пути… но настал день, и на ней появились Перворождённые. Никто не знает, отчего их выбор пал именно на эту планету, но случилось так, и с тех пор она перестала быть лишь одной из тысяч.

Лазурный Край. Быть может, это название она получила от инфинитов, быть может, изначально так и звалась. Но любой человек, встретивший рассвет на Лазурном Краю, понимал, как точны эти слова.

К востоку от Локхайма лежали Хрустальные горы. Солнце, только что вышедшее из-за океана, неторопливо поднималось. И хотя в городе этого было не видно, каждый, кто был уже на ногах в столь ранний час, знал – грядёт рассвет. Пронзительно синее небо светлело с каждой минутой.

Первые лучи звезды коснулись гор. Склоны засветились, будто оживая от этих ласковых прикосновений. Свет, с упорством ростка, пробивающего асфальт, пытался проникнуть в самую глубину хрусталя. Но ему это не удавалось, и он взбирался всё выше и выше, туда, где лежал снег. И вот, наконец, он достиг вершин. В этот миг, и лишь на один этот миг, Локхайм озарялся мириадами бликов. И отблески, самых невероятных цветов и оттенков, рассеивались повсюду. Они играли в воде фонтанов, в траве, в окнах домов, везде, куда только могли дотянуться. Но всё же, взгляд, заворожённый этой красотой, стремился ввысь, туда, где горы сливались с небом. Небом лазурного цвета…

И неудивительно, что именно здесь, у подножья Хрустальных гор, Перворождённые основали свою столицу, ибо на всей планете не было места прекраснее, чем это. Прошло не одно тысячелетие, прежде чем Локхайм стал таким, каким он был сейчас, многое изменилось, но, как и раньше обитатели Лазурного Края жили в гармонии с природой. Исчезнув, инфиниты, оставили после себя не только поражающие великолепием города, но и законы, чтившиеся не менее самих Перворождённых, которым ныне поклонялись как богам. Они взрастили великую цивилизацию, чья культура находились в созвучии с древнейшим миром природы. И эти существа сумели пронести сквозь время нечто большее, чем просто традиции. Они сохранили Магию.

До сих пор ходят легенды, что некогда на Лазурном Крае было два материка, и Перворождённые в своей мудрости предвидя печальное будущее магии, создали на одном из них невиданных размеров заповедник, который стал пристанищем для магических существ со всей Вселенной. И что в нём можно было встретить созданий столь чудных, что разум просто отказывался верить в существование таковых. Эти легенды стали основой для многих преданий и небылиц. С незапамятных времён Лазурный Край являлся источником различных выдумок, и что из них правда, а что нет, теперь уже никто не знал. Как бы то ни было, действительно происходящих на этой планете чудес было столько, что хватило бы ещё не на один век сказочников и менестрелей.

Перворождённые показали тот единственный путь, лишь на котором было возможно соединить технологии и магию, которая является неотъемлемой частью жизни Сумеречного Круга, они научили ценить то, что изначально дало эту жизнь – природу.

Увы, инфиниты покинули этот мир, но они оставили своих последователей, дабы те продолжили их дело. После их ухода на трон Локхайма взошла Беттелейрэн, пожелавшая разделить судьбу детей Сумеречного Круга. Следуя заветам своих Отцов, она стала достойным наследником Перворождённых. Она много сделала для своего народа, но главным её достижением было то, что теперь мягкость и незлобивость обитателей Сумеречного Круга стала иметь определённые пределы. Они научились видеть грань, за которой доброта становится слабостью…

Лазурный Край – это живая легенда, сказка, обретшая своё воплощение в реальности. Сказка, нашедшая своё место в бесконечной Вселенной…


Локхайм

Город простирается на невероятные расстояния, занимая почти всю территорию единственного материка Лазурного Края. Эта особенность даёт возможность всякой расе, живущей на планете, обустроить своё жильё, сделав его предельно похожим на родные места. Поэтому откуда бы ни прибыл человек или другое существо, прожив здесь какое-то время, он начинал считать Локхайм своим домом.

Той же причиной объясняется множество стилей и направлений архитектуры. Впрочем, это нисколько не мешает городу быть единым целым, ибо всё это разнообразие не является простым конгломератом, а представляет собой гармоничное сочетание. Словно учась у самой природы, Перворождённые сумели возвести такой город, в котором всё сливалось и звучало одной нотой, и одно находило продолжение в другом, пусть даже непохожем. Древние мастера каждой, некогда поселившейся здесь расы, старались показать всё лучшее, что хранили их традиции.

За тысячелетия существования Локхайма, уклад жизни не сильно изменился. Как и прежде, здесь чтятся законы Перворождённых, как и прежде, магия используется параллельно с технологиями. Внешне город тоже меняется медленно, отдавая дань творцам прошлого, обитатели Лазурного Края ограждают древние произведения архитектуры и искусства от влияния времени. Но всё же главным мастером в Локхайме была и остаётся природа. Не величественные строения столицы, не её богатства главное сокровище Сумеречного Круга, а природа и те её создания, которые могут видеть тонкую грань между естественным и искусственным и не переступать её, которые понимают что всё в этом мире взаимосвязано…


Гриан

У самого подножья западного склона Хрустальных гор, где росли древнейшие деревья Лазурного Края, стоял Гриан – замок, некогда построенный Перворождёнными. Поистине, это было их величайшее творение. Многоярусный, с садами и фонтанами, неисчислимыми переходами, мостами и башнями, он высился над городом, словно наблюдая за ним, словно желая видеть всё в нём происходящее. Позади замка, беря начало где-то в матовых толщах хрусталя, струился водопад. Разбиваясь о камни, он рассыпался на несметное количество капель, которые, преломляя свет, искрились на солнце. Над замком сияла радуга. Все это сооружение было храмом, посвящённым Природе и звезде, дарящей планете жизнь – Солнцу, именно это слово и дало название дворцу; так переводился Гриан с одного из древних языков. Горная река, огибая замок, продолжала свой путь уже в городе.

Гриан – средоточие жизни Локхайма. Часть его открыта для посещёний, сюда могут привести не только дела, но и желание отдохнуть, ибо нет более красивого места в Лазурном Крае.

Но, разумеется, в центральную часть замка пройти могут немногие. Сердце Гриана – зал Совета. Здесь вершатся судьбы Сумеречного Круга.

И лишь одна территория недоступна никому. Покои Владычицы Сумеречного Круга. Двери в них не охраняются, ибо в том нет необходимости – столь сильная магия находится на защите этих комнат. Войти можно, лишь получив приглашение королевы, но, судя по всему, Беттелейрэн не любит гостей…


Магическая Академия Сумеречного Круга (МАСК)

Достаточно закрытая организация, где трудится огромное количество людей и других существ, ведущих многочисленные научные разработки, по большей части имеющие магическую направленность. Некоторые результаты исследований обнародуются и широко используются, некоторые же не покидают этих стен.


Университет

Сюда попадают только самые талантливые маги, вне зависимости от возраста и положения. Оказаться здесь сложно, а вот вылететь – просто. Профессоры не терпят лени или небрежности. Стороннему наблюдателю может показаться, что атмосфера в Университете чрезмерно строга. Но это только видимость, ибо всё же большая часть учащихся – молодёжь, поэтому скучать не приходится ни самим студентам, ни их руководителям…


Сумеречный Архив

Комплекс из двух зданий: Библиотеки и непосредственно самого Архива. Основная часть залов Библиотеки предназначена для свободного посещения. Другие залы отведены, в основном, для занятий специалистов и работников Академии и Университета. Архив устроен по тому же принципу. Один из особых отделов Архива занимается изучением древних летописей, а также созданием новых. Веками здесь пишется история Сумеречного Круга. Хранилища книг Архива и Библиотеки настолько велики, что пространства, занимаемые ими, сжаты с помощью магии. Поэтому вопрос «а сколько у вас тут книг?» вызывает затруднение даже у директора Архива.


Космопорт

На Лазурном Крае отказались от идеи большого космопорта. Его заменяет остров в океане, на который садятся флайеры – небольшие, но вместительные космические корабли. Они специально были изобретены для перелётов на незначительные расстояния, например, от Лазурного Края до Цириллы – одной из внешних планет системы, где и располагается огромный космопорт. Сюда прибывают корабли желающих посетить центральную планету Сумеречного Круга. Здесь все они регистрируются, после чего флайер доставляет их на Гостеприимный остров, откуда каждый добирается в нужную ему часть планеты.


Таинственный лес

Не все обитатели Лазурного Края предпочитают жить в городах. Для некоторых жизнь возможна только под зелёным пологом леса. Другие просто хотят быть поближе к природе. У каждого свои причины… Но так или иначе, Таинственный лес, владеющий значительной частью материка, заселён не менее, чем Локхайм, хоть и не так равномерно. Испокон веков у опушки, вдоль нескольких небольших дорог селились миролюбивые и общительные расы. Деревеньки и целые поселения встречались тому, чей путь шёл через лес. Однако на этот путь отваживались немногие. Кого дела зовут в Тридевятое царство, лежащее за Таинственным, предпочитают Длинную дорогу, что ведёт в обход леса. Конечно, используя технологии, можно найти более быстрые способы добраться дотуда, но рассчитывать на радушный приём таким гостям не приходится. Не любят в Тридевятом технологии, шибко не любят, поэтому и отгородились от всего прочего мира непроходимым лесом. Отчего непроходимым? Да потому как пройти сквозь зелёные владения можно лишь по Короткой дороге. Теоретически можно. Нет, хвастунов да врунов хватает, только вот в самом деле никто в глаза не видел человека, что Короткую от начала до конца одолел…


Избушка Бабы-Яги

В лесу дремучем, меж древ могучих, за топью-трясиною, за речкой Калиною, есть тропа заросшая бурьяном-крапивою. Тропка то уж лет сто не хожена, позабыла дороженька поступь людскую. Вьётся-тянется далеко она, да только всё одно кончается. А кончается – упирается в избу старую. И стоит избушка да на курьих ножках, на бараньих рожках, когда надо – повёртывается, коль слова заветные ведаешь: «Избушка, избушка, повернись ко мне передом, к лесу задом; мне в тебя лезьти, хлеба-соли ести». А живёт в избе Баба-Яга, костяна нога, на печи лежит, тайны сторожит…


Таверна «Кошачья планета»

На опушке лесной, под великою сосной, у колодца со звонкой водицей, где в ручье злато-солнце искрится, и у самой дороги стоит терем высокий. Красивый да статный, до верхов аккуратный, снизу стелется вьюн, а хозяин – Баюн. У кота Баюна речи гладки, молвит слово он песней, загадкой; идут люди к коту за советом, но загадка им будет ответом. Про него говорят разны сказки, мол непросты у котика глазки… Правда ль иль нет – неизвестно, заходите кому интересно!


Дом кота Баюна

Да во лесу во дремучем, да под ёлкой под колючей, да на краю той поляны стоит домик деревянный. Ой, непросто дом найти, много дней в пути пройти, по болотам, да оврагам, по немалым буеракам. А живёт в избе той кот, кот, что песенки поёт, что загадки всем гадает, сказки лучше многих бает.


Трактир «Гарцующий пони»

Небольшой каменный трёхэтажный дом с черепичной крышей. В принципе, не выделяясь ни ярким цветом, ни какой-либо необыкновенной архитектурой, он всё равно привлекал внимание. Широкая арка вела во внутренний двор, где можно было укрыться от непогоды. Там же, слева находилась дверь, которая большую часть времени была гостеприимно открыта, к ней вели четыре ступени. Над аркой же висел явно старинный фонарь, а над ним – вывеска: упитанный белый пони, поднявшийся на задние ноги. Краски за годы хоть и потускнели, но мастерство, с которым кто-то нарисовал эту вывеску, не было подвластно времени. Надпись над входом гласила: «Гарцующий пони».

Ухоженный и чистый снаружи, он и внутри имел такой же порядок. Дубовые столы и лавки, пол тёмного дерева, окна с лёгкими завесами, стены с несколькими полками, на которых располагались различные предметы деревенского быта, вроде посуды и резаных фигурок животных, создавали атмосферу домашнего уюта. В одной из стен помещался камин с кованой решёткой, напоминавшей чёрное кружево. На каминной полке стояли два подсвечника, в виде величественных деревьев, совершенно одинаковых, только одно из них было сплошь покрыто золотыми листочками, а другое – совсем голое, словно живущее в вечной зиме.

Напротив входной двери висела огромная картина, в простой, но красивой деревянной раме, украшенной резьбой, и в совершенно непонятной технике исполнения. Не рисованная, не вышитая, она производила впечатление, будто видишь всё это вживую. А посмотреть действительно было на что… На переднем плане текла река. Выгнувшийся каменный мост с широкими бортами отражался в воде. В маленькой повозке, запряжённой одной лошадкой, сидели двое – седоволосый старик в сером балахоне и остроконечной шляпе и юный хоббит. Мощёная булыжником дорога, пересекая мост, устремлялась дальше, в конце концов теряясь где-то в холмах на горизонте. По пути она старательно огибала многочисленные хоббитские домики и норки с круглой зелёной дверью и одним-единственным окном. Казалось, что вот-вот картина оживёт, повозка тронется с места, маленькие фигурки хоббитов задвигаются, продолжая свои дела, а ясные глазки играющих малышей потянутся взглядами к старику в ожидании радостного чуда. Уже много-много лет она считалась семейной реликвией хозяев, и передавалась из поколения в поколение.

В данный момент в трактире всем управляла Элла. По идее, гостиница принадлежала её мужу, Армстронгу, но сейчас об этом мало кто помнил. Войдя в этот дом, она мягко и ненавязчиво установила свои порядки, впрочем, сам Армстронг, по сути, не был против, ибо не видел ничего увлекательного в такой работе. Так что каждый был на своём месте. «Гарцующий пони» процветал и пользовался большой популярностью и у местных, и у гостей Локхайма.

Про трактир ходит много россказней и сплетен, говорят даже, что он создавался по образу другого, существовавшего так далеко и так давно, что уже никто не помнит. Но одна среди множества баек самая что ни на есть правда – у постояльцев «Гарцующего пони» неизменно таинственным образом исчезают золотые кольца!




Место действия: Лазурный Край, Гриан.


Воздух перед беседкой слегка зарябил и в следующее мгновение там появился довольно высокий эльф в чёрном плаще, на котором серебряными нитями был вышит герб Сумеречного Круга. На лице его была серебряная карнавальная маска, закрывающая пол-лица. Вокруг рос высокий кустарник, усыпанный мелкими аметистовыми цветами, настолько густой, что пространства, находящегося за ним, было совершенно не видно. В беседке из совершенно чёрного матового дерева, простоявшей здесь не одну сотню лет, сидела Беттелейрэн, склонившись над чем-то.

– Приветствую Вас, моя королева, – с лёгким поклоном произнёс он довольно приятным голосом.

Она довела до конца линию и только потом оторвалась от рисунка.

– День добрый, – королева улыбнулась, жестом пригласив его подняться.

Бесшумно проскользнув в беседку, эльф отстегнул меч, положив его на колени, сел в наиболее удобном, как ему показалось, месте, откуда был виден рисунок королевы. Она отложила карандаш в сторону и выжидательно посмотрела ему в глаза долгим острым взглядом.

– Не думаю, что Инквизитор решил нанести визит вежливости. Что-то случилось?

– Я всего лишь Чёрный Инквизитор, как говорят в народе, а не Чёрный Вестник. Докладывать о произошедшем – моя обязанность, – Инквизитор говорил довольно учтиво, но внимательные глаза под маской не упускали ни одного движения собеседницы и, казалось, проникали в самую душу.

– И Вы добросовестно её исполняете. Так что именно Вас привело? – Беттелейрэн свободно сидела, откинувшись в плетёном кресле, её лицо ничего не выражало. Однако, проследив её взгляд, можно было заметить, что ей явно хочется вернуться к оставленному занятию.

– Прежде всего, мне хотелось бы узнать, нет ли у Вас поручений для Инквизиции Лазурного Края? – Тираэль боковым зрением посмотрел, что же рисовала королева. – Только после того, как Вы изложите Ваши приказы, я перейду к моим мелочным проблемам. Кстати, как политическая обстановка в Сумеречном Круге?

– Если бы возникла необходимость, я бы сообщила. Так что можете сразу переходить к Вашим «проблемам».

То ли заметив, то ли почувствовав интерес гостя, владычица Лазурного Края убрала карандаши с листа и чуть повернула лист в его сторону. Золотой дракон, летящий над Хрустальными горами Локхайма. Королева явно умела рисовать. Как бы невзначай, Инквизитор тихо произнёс:

– Там, откуда я родом, драконы были источником неприятностей. Моим первым экзаменом было именно сражение с драконом, – казалось, боль, которую он тогда пережил, отразилась в глазах. – Почему-то мирные люди очень любят идеализировать то, что несёт смертельную опасность…

– Я не думаю, что мирные люди, пережившие встречу с драконом, имеют тенденцию их идеализировать. Впрочем, как и я. Просто… – она оборвала фразу на полуслове и резким движением перевернула рисунок, словно желая скрыть изображение от его глаз и не возвращаться в этой теме. Эльф победно ухмыльнулся.

– Королева, я буду вынужден на неопределённое время исчезнуть, организация ИЛК не пострадает, мои помощники прекрасно справятся с этой работой. Только с небольшой поправкой… Ваши приказы без моего одобрения они всё же исполнить не могут, так что на время моего исчезновения, я думаю, Вам придётся в малых конфликтах обходиться своими силами. Основную свою работу по защите Сумеречного Круга ИЛК будет выполнять без изменений.

– Я полагаю, мы справимся, – коротко ответила она.

Официальным тоном Инквизитор продолжил:

– Также было бы неплохо увеличить финансирование, так как проект «Дева Мария» уже подходит к концу, и нам нужен будет сектор для проведения полномасштабных испытаний (сами испытания не дешёвое развлечение), а при огневой мощности Девы Марии этот сектор должен быть абсолютно пуст, так как существует опасность его уничтожения…

Беттелейрэн сегодня явно была не в настроении говорить о делах, что, в принципе, на неё было не похоже. Она молчала, глядя куда-то в сторону Тираэля, но при этом словно его не видя. И вдруг неожиданно спросила:

– Отчего Вы не снимаете маски?

– Чем меньше людей знают мою внешность, тем мне проще жить, когда я сам иду на задание… – уклончиво ответил Инквизитор. – То что знают двое, уже знают все. А если я перед кем-либо сниму маску, знающих будет именно двое. Да и то, что под маской, – не то, чем можно восхищаться.

– Лицо дано не для восхищения. Хотя Вы правы, порой оно выдаёт, говоря больше, чем хотелось бы сказать. Но неужели Вам не хочется смотреть на мир своими глазами, а не глазами маски? Ведь она меняет Вас…

– Я вижу мир таким же, как если бы был без маски, но людям приходится судить обо мне, исходя не из моей внешности, а из моих действий. Слишком страшные печати лежат на этом лице.

– Вряд ли. Но, в любом случае, мир видит другим Вас. Каким бы ни было лицо, оно скрыто. И люди видят не живое существо, а бездушную маску. И Вы привыкли к этому, так? Ведь проще жить, зная, что никто не увидит и тени Ваших эмоций… и вот Вы как бы лишены их… проходит время, и чувства не появляются не только на лице, но и в душе…

Чёрная тень легла на его лицо.

– Эмоции и чувства не нужны Верховному Инквизитору. Они порождают жалость и сочувствие, а такие чувства Инквизитор не имеет права проявлять, – ледяным голосом выговорил эльф, – Все враги Сумеречного Круга должны погибнуть или сдаться.

Королева посмотрела на Инквизитора. И на её лице читалось одно чувство. Именно сочувствие. Но она промолчала.

– Во все времена, – продолжил он, – были те, кто жертвовал своими чувствами и судьбами за то, что они назвали Родиной и долгом. Именно мы – рыцари Сумеречного Круга, и наш Храм тут. Мы принесли себя в жертву, чтобы легендарные существа не боялись нападения Тёмной Галактики, – в глазах Тираэля светились фанатичные огни, но где-то среди них мерцала искра сомнения. – И только железным кулаком можно удержать истинное общество рыцарей – именно таким кулаком стал орден Ангелов – и теперь, когда Инквизиция едина, мы уничтожим всех врагов.

– Однако же на троне Сумеречного Круга женщина… которой, поверьте, тоже многим пришлось пожертвовать. Но которая при этом смогла сохранить человечность.

– Сумеречный Круг – это не ИЛК, – уже мягче произнёс Инквизитор. – Что такое, по-Вашему, человечность? Жалость к нищим, которые не желают работать, или же то, что Вы зовёте высокими чувствами? Кои чаще всего приносят только боль. В век дьявольских кибернетических технологий слово «человечность» теряет свой привычный облик и принимает какую-то извращённую форму. Человечность – это опора для слабых и заблудившихся, а для тех, кто выбрал свою судьбу, есть долг. Разве стал бы я главой Инквизиции, если бы придерживался рамок этой так называемой человечности? – он говорил уже с оттенком презрения. – Сомневаюсь, что я смог бы пробиться сквозь ту шакалью стаю, что раньше возглавляла святую Инквизицию, а если бы я не стал главой ИЛК, как долго бы старыми темпами ИЛК смогла бы сдерживать Тёмную Галактику? Столетие? Два?

Королева не скрывала эмоций, и для того, чтобы их понять, не было необходимости использовать какие-либо способности, кроме наблюдательности. Владычица несколько раз менялась в лице, явно желая возразить, но всё же не стала. Как только Инквизитор закончил говорить, она поднялась и, повернувшись к нему спиной, ответила:

– Возможно, порой человечность и являет собой слабость, хотя отнюдь не исчерпывается перечисленными Вами чувствами. Да, она причиняет боль, хотя не меньшую, чем радость, – она чуть помолчала. – Но я точно знаю одно: существо, сумевшее противостоять боли и сохранившее себя после этого, сильнее пустой машины, созданной убивать… И нет силы в том, чтобы убежать от того, что причиняет боль, убежать от своих чувств…

– Убежать? Зачем? Можно просто абстрагироваться от чувств. Когда-то давно к Вашим ногам упали головы мятежников из управляющих ИЛК. Если бы тогда я не проявил бы эту бесчеловечность, ИЛК было бы разодрано на части и перестало бы существовать.

– Ещё лучше, – фыркнула она. – Не убежать, так сделать вид, что их просто не существует. И никто не может знать, что было бы. Теперь это не важно. Верховный Инквизитор – Вы, и, я полагаю, что никто это не оспаривает.

– Хм… о новых мятежах или казнях мне не докладывали, так что, думаю, недовольных нет, – абсолютно серьёзно ответил эльф. – Но мы отошли от темы финансирования. – Тираэль поправил маску.

– Да, отошли. И дальше, чем следовало бы… Хорошо. Вам обеспечат сектор для проведения испытаний. И материальную базу, – она по-прежнему стояла отвернувшись.

Привычка Чёрного Инквизитора выводить собеседника из равновесия многих раздражала, а некоторых откровенно бесила. Но к королеве Лазурного Края это ни в коей мере не относилось.

– Что-то не так? – абсолютно спокойным голосом спросил он.

– С чего Вы взяли, милорд? – она даже не шевельнулась.

– Похоже, Вы мной недовольны, – с усмешкой сказал Верховный Инквизитор, и в его голосе прозвучала почти детская радость. – Видимо, я отвлёк Вас от важных дел…

– Вы так отвыкли от эмоций, что перестали в них разбираться? – даже не видя её лица можно было почувствовать, что она улыбается. – Как Вы видели, ничем имеющим практическую важность я не занималась.

– Что ж, в таком случае я оставлю Вас в одиночестве постигать вершины человечности, а сам отправлюсь вершить свои бесчеловечные поступки. А кто прав из нас – рассудит время.

Эльф исчез, оставив вместо себя красную розу с ненормально острыми шипами. Он всегда оставлял какой-нибудь подарок для королевы, но этот был особенно «колкий». Беттелейрэн повернулась, зная, что Инквизитора уже нет. Она улыбнулась, задумалась на мгновенье… на столе появилась узкая ваза, предназначенная для одного цветка. Осторожно, чтобы не уколоться, она опустила розу в воду, поставила её в центр стола и вернулась к своему занятию. Дракон летел над Хрустальными горами Локхайма…




Место действия: Лазурный Край, Гриан.


Кот Аркадий

Небольшой и уютный кабинет. В камине мирно потрескивали дрова, прогоревшие угли мерцали рубинами на чёрном бархате золы. Королева сидела в одном из кресел рядом с огнём, просматривая какие-то бумаги, изредка отвлекаясь и смотря куда-то в пустоту. За её спиной раздался мягкий мурлыкающий голос:

– Моё почтение, королева.

Сначала вздрогнув от неожиданности, но потом, успокоившись, зная, что с недобрыми намерениями сюда не проникнет никто, Беттелейрэн обернулась. Перед ней был крупный чёрно-белый кот с жёлто-зелёными глазами. Видела она его впервые.

– Моё имя Аркадий, – он встал на задние лапы и забавно поклонился, сверкнув глазищами. Королева обаятельно улыбнулась гостю.

– Добрый вечер. Прошу Вас, располагайтесь, – предложила она, указав на стоящее напротив кресло.

Кот прошествовал к нему и, запрыгнув, свернулся клубочком. Казалось, вот-вот замурлычет. Владычица поднялась, отнесла на стол бумаги и вернулась.

– Итак, какие дела привели Вас ко мне? – она с откровенным интересом посмотрела на него.

– Мир меняется стремительно и необратимо, королева. Порой даже непредсказуемо, – кот зажмурился. – Оценить эти изменения может только тот, кто мыслит в масштабах вечности.

– В движении – смысл жизни, так что всё верно. И направление его не всегда можно предугадать. Иначе было бы просто неинтересно, – она улыбнулась.

– Ты права, королева Лазурного Края! – Аркадий довольно жмурился. – Но близятся немыслимые перемены, – глаза его сверкнули серебряным пламенем. – И столкновение великих сил обещает быть столь же торжественным, сколь и ужасающим, – говорил он так, как будто перемены эти его ни в коей мере не волнуют.

– Люди всегда живут в ожидании чего-то ужасно грандиозного, будто оно вот-вот нагрянет. Я же предпочитаю решать проблему, когда имею достоверную информацию. Готовиться к тому, о чём просто не имеешь представления, – глупо, – фыркнула она.

– Правильно мыслишь, королева, – мурлыкнул кэтлорд. – Не зря тебя называют мудрой. Я смогу предоставить тебе информацию, когда она появится у меня… – Аркадий замолчал, выжидающе глядя ей в глаза.

– Ну… полагаю, что мудрая женщина не должна отказываться от помощи… если она действительно в ней нуждается, – последовал многозначительный ответ.

Кот лишь улыбнулся. Странно выглядела эта улыбка. Но королева не разбиралась в улыбках кэтлордов. В данный момент она была заинтригована причиной, которая заставила его явиться именно к ней, но спрашивать она, разумеется, не стала.

– Настанет момент, королева, и мне придётся обратиться к тебе за помощью. И просьба моя может оказаться не слишком простой. Добро за добро, не так ли?

– Совершенно верно. Но я надеюсь, что Вы не предложите того, что я не смогу выполнить.

– Разумеется, – Аркадий снова зажмурился.

Беттелейрэн откинулась в кресле. Она молчала, при этом совершенно не ощущая необходимости что-то сказать, дабы продолжить разговор. Ей доставляло удовольствие общество этого необыкновенного существа. Кот тоже ждал, уютно устроившись в кресле. Спустя какое-то время она всё же прервала молчание, но отнюдь не существенным вопросом.

– Может быть, Вы чего-нибудь хотите?

– Нет, моя королева, – промурлыкал Аркадий, не открывая глаз. – Мне нужна лишь уверенность в том, что за нашу помощь тебе ты поможешь нам, когда придёт время.

Она была несколько удивлена таким обращением, но не подала вида.

– Ваша уверенность требует обещания или слова королевы Лазурного Края?

– Слово королевы Лазурного Края дороже любого документа, – ответил кот.

– Королева не разбрасывается словами. Но и, впрочем, никогда не забывает оказанную помощь. Буду рада помочь, если это будет в моих силах.

Кэтлорд открыл глаза, потянулся, изящно, несмотря на свою плотную комплекцию, выгнул спину.

– Хорошо. Будем считать, что мы заключили договор. Как только я узнаю что-нибудь конкретное, я дам знать.

Аркадий спрыгнул с кресла и подошёл к королеве, глядя ей в глаза. Она чуть заметно напряглась, но глаз не отвела, а, наоборот, ответила пронзительным взглядом.

– Буду ждать новостей. И Вас…

– Я вернусь, моя королева. А пока что удачи тебе! Она никогда не помешает.

Кот резко прыгнул на Беттелейрэн, но, не коснувшись её, исчез во вспышке статического электричества, оставив после себя слабый запах озона и ощущение лёгкой наэлектризованности воздуха.




Место действия: Лазурный Край, Гриан.


Беттелейрэн отдыхала в тени древнего дуба. Несмотря на довольно раннее утро, солнце уже прогрело землю, и под его прямыми лучами было очень жарко. Даже слишком. Она сидела, закрыв глаза, и крутила в руках какую-то травинку. Рядом лежал и колчан со стрелами с чёрным оперением. Совсем близко в траве раздался тихий шорох и короткое доброжелательное «Мр-ррр!» Не открывая глаз, она улыбнулась.

– Доброе утро.

– Моё почтение, королева, – послышался знакомый голос. Аркадий.

– Неужели так скоро появились новости? – она, щурясь, посмотрела на него.

– Ну, не то чтобы новости, – кэтлорд зажмурился. – Мне выпала честь пригласить Вас на банкет на 41-й Парсек.

– Банкет… – она произнесла это слово, словно пробуя его на вкус, и оно явно не особо ей понравилось. – Увы, я не хожу на банкеты.

– Моя королева, это будет не просто банкет. Мы не хотим привлекать к себе внимания, потому и избегаем громких названий.

– В таком случае хотелось бы знать истинную цель мероприятия и цель моего там пребывания.

– Вы же знаете, 41-й Парсек выступает за мир и равенство всех рас в нашей галактике. В связи с этим есть одно важное дело, которое и хотелось бы решить.

– Знаю. Но в чём необходимость именно моего присутствия?

– Потому что Вы – хранительница мира в Сумеречном Круге. Вы для нас – очень желанный союзник. Мы не хотим, чтобы СВЦ захватили всю власть в галактике, а именно к этому они стремятся не войной, так дипломатией.

– Вы знаете, если бы я могла что-либо изменить, давно бы это сделала. Мне не верится, что на какой бы то ни было встрече можно уладить подобный вопрос. Если его вообще возможно уладить разговорами… – очевидно, что королева откровенно не понимала, ради чего кэтлорды устраивают этот «банкет».

– У нас к Вам важное дело, – сказал Аркадий и начал старательно вылизывать шёрстку. Королева с трудом сдержала улыбку – очень уж милой и непосредственной была эта картина.

– Вот, это уже ближе. Какое именно?

– Этого не могу сказать, – отозвался кот, не прекращая своего занятия. – Я только посланник. Но неужели я стал бы тревожить королеву из-за пустяка?

Беттелейрэн оторвалась от ствола, потянулась и, сменив позу, снова облокотилась о дерево.

– Не стали бы. Я больше чем уверена. Но мне не ясны Ваши цели. А идти куда-то одной… ведь предполагается, что я прибуду одна?.. только ради уважения к Вам… Мне не хотелось бы рисковать без веской на то причины.

Аркадий перестал умываться и взглянул в глаза королеве.

– Берите с собой кого хотите. Хоть целую армию. Всё, чтобы Вам было удобно.

– Это смешно, – она немного помолчала. – Имена гостей тоже большая тайна?

– Гостей немного. Правительство 41-го, представители мирных планет, да весь список мне неизвестен. Этим занимается леди Элеонора Блэк.

Королева задумалась. Какое-то время она не обращала на кэтлорда внимания, полностью погрузившись в свои мысли. А потом озвучила своё решение:

– Я не уверена, что это хорошая идея. Но я буду. Когда и где?

– 41-й Парсек, Сектор кэтлордов, развлекательный центр «Кошачья лапка»… – Аркадий назвал время. – Остановиться советую в «Мирном небе» – это лучшая гостиница.

– Останавливаться? Хм… я не планирую там задерживаться.

– Номер Вам в любом случае предоставят.

Она пожала плечами – мол, как угодно.

– Значит, до встречи, моя королева, – кот встал на задние лапы и поклонился.

– До встречи, Аркадий, – Беттелейрэн тоже поднялась.

Кот повернулся и исчез в густой траве.

Королева посмотрела на небо. Затем расстегнула верхние пуговицы блузки, засучила рукава, подняла лук и колчан и вышла из тени дуба. Стрелы одна за другой находили мишень. А с севера наступали тучи. Приближалась гроза.




Место действия: 41-й Парсек, космопорт.


Чёрный Инквизитор прибыл на планету на транспортном корабле Инквизиции. Серебряные цвета и форма, свойственная исключительно кораблям Сумеречного Круга, делали его величественным и выделяющимся. Приказав своей охране остаться, Тираэль поправил меч под плащом, проверил кинжалы в рукавах – привычка ещё со времён, когда он был простым бойцом Инквизиции, – и отправился в зал для регистрации. От большого скопления людей Инквизитор чувствовал себя отвратительно, что не могло не повлиять на его настроение. Эльф хоть и обладал телепатией, но не мог полностью контролировать свою псионику – сильно это не мешало, но вызывало раздражение. Очень хотелось приказать всем перестать мыслить. Пройдя проверку, Инквизитор отправился на стоянку такси, откуда и отбыл в «Кошачью лапку».




Место действия: 41-й Парсек, космопорт.


Небольшой космический корабль приземлился на площадке космопорта. Из него вышли двое: Серебряный эльф и девушка, похоже, эльфийка. Спускаясь, он подал ей руку.

После прохождения таможни, у выхода из космопорта их встречал кэтлорд. Он поздоровался с эльфом, поцеловал руку королеве. И представился как Мартин.

– Добрый день, – Беттелейрэн улыбнулась уголками губ.

Тэль-Каэн смотрел на кэтлорда.

Через минуту рядом с ними завис планетарный катер и спустился трап.

– Моё почтение, королева, – кэтлорд пригласил Владычицу в катер.

Пилотом оказалась темноволосая девушка-киборг. Глаза её были такого пронзительного ярко-голубого цвета, что наводило на мысль об имплантантах. На уровне плеча было заметно крепление искусственной руки. Девушка тоже поприветствовала вошедших. В ответ на её приветствие королева едва заметно кивнула. Катер взлетел.

– Экскурсия по городу или сразу в «Кошачью лапку»? – спросил Мартин. Мира откинулась в кресле и посмотрела на Беттелейрэн, не скрывая интереса.

– Я думаю, город мы осмотрим в другой раз.

Мира повернулась к пульту управления и довольно лихо, но умело повела катер к сектору кэтлордов.

Серебряный эльф молчал, о чем-то задумавшись. Сквозь иллюминаторы виднелись стеклянно-металлические здания. Архитектура была довольно однообразна, хотя встречались оригинальные конструкции. Деревьев почти не было. Королева безмолвно смотрела в окно. В глазах угадывалась печаль.

– Советую посетить ботанический сад Элизабет Айрен, в Центральном секторе, – кэтлорд заметил грусть королевы. – С него начнётся возрождение растительности на планете.

Она оторвала взгляд от окна, переведя его на Мартина.

– Как население относится к такому начинанию?

– Население? Коренное население самоуничтожилось давным-давно. А мы здесь, чтобы полностью возродить планету.

– Самоуничтожилось? Интересный термин… Возродить к чему?

– И зачем? – присоединился Тэль-Каэн.

– Как так «зачем»? – Мартин выглядел удивлённым. – Чтобы жить.

– Мы восстанавливаем безжизненную планету, – сказала Мира. – Мы выстраиваем заново то, что было разрушено. Разве это само по себе не является достаточным основанием?

Катер приземлился перед главным входом в большое белое здание. Вход представлял собой громадный зеркальный подъезд, над которым горела голографическая надпись.

Владычица встала и уже у самого выхода обернулась на Миру.

– Не всегда. Есть вещи, которые не должны быть восстановлены. Но это, разумеется, к вашей планете не относится…

Мартин открыл перед королевой люк и помог ей выйти. Тэль бросил взгляд на Миру и, увидев, что та не собирается выходить, сделал это сам. Мира дождалась, пока гости сошли, и последовала за ними.




Место действия: 41-й Парсек, «Кошачья лапка».


Развлекательный центр «Кошачья лапка»

Самый большой развлекательный центр планеты. Шестидесятиэтажное здание из стекла, металла и белого материала, издали напоминающего известняк, но, скорее всего, искусственного происхождения. Вход в здание представляет собой громадный зеркальный подъезд, над которым горит голографическая надпись «Развлекательный центр «Кошачья лапка» на фоне искрящегося следа от кошачьей лапы – с отчётливыми контурами мягких подушечек и как бы вдавленных в невидимую поверхность отпечатков когтей.


Они подошли к подъезду. Сработал фотоэлемент, и двери разъехались в стороны. Тэль-Каэн шёл рядом с королевой, отставая на полшага. Мира держалась позади всех.

Огромный, ярко освещённый зал. Пурпурная ковровая дорожка переходила на лестницу. По краям были расположены закрытые сейчас билетные кассы, столики с сувенирами, столики от кафе и само кафе; обслуживание клиентов было полностью автоматизировано, но сейчас никого не было заметно.

Кэтлорд вёл гостей вверх по лестнице. Наверху они прошли какой-то сканер, который издал короткий писк в тот момент, когда эльф и королева пересекли его. Дальше – лифт, подъём наверх. Коридор, отделанный в серо-серебристых тонах. Мартин открыл одну из дверей. За ней оказался небольшой тамбур и три двери: душ и два одноместных номера. Обставлены изысканно. В то же время всё максимально автоматизировано. На стенах комнат – пульты управления автоматикой.

– Располагайтесь, – произнёс Мартин. – Вам, наверное, хочется отдохнуть с дороги. Если что-то понадобится – вызывайте, – он кивнул в сторону зелёной кнопки. – Приду я или Мира.

Девушка тем временем стояла в некотором отдалении за дверью.

– Хорошо. Во сколько начинается… м-ммм… банкет?

Мартин назвал время. В их распоряжении было около четырёх часов.

– Надеюсь, Вы не будете разочарованы, – кэтлорд поклонился Беттелейрэн, улыбнулся эльфу и ушёл.

– Какие-нибудь пожелания, моя королева?

– Ничего такого, что зависело бы от Вас… – ответила она и прошла в одну из комнат.

Тэль проследовал в другую. Оглядев комнату, он сел в кресло, достал свой крест и начал задумчиво вертеть в руках.




На пороге появилась Беттелейрэн и молча застыла в дверях. Заметив её, он встал, посмотрел ей в глаза, пытаясь уловить какие-то эмоции. Было сложно определить, что она чувствовала, но ему показалось, что она встревожена. Не отрывая глаз, королева следила за эльфом.

Спохватившись, он подошёл, произнося:

– Заходите, Ваше Величество, чем обязан?

На лице его появилась еле заметная улыбка, но в глазах мелькало беспокойство.

– Мне нужна веская причина, чтобы зайти к Вам???

– Нет, я просто… просто я… заходи?..

Она прошла и опустилась в кресло. Тэль задумчиво закрыл дверь и повернулся к Владычице. Она явно о чём-то думала, совершенно уйдя в себя.

– Моя королева, я бесконечно счастлив, что Вы соблаговолили посетить меня так скоро после нашего прибытия… – Он перевёл дыхание. – Я вижу, что Вас что-то гложет… быть может, вместе мы сможем найти решение Вашей проблемы? Или хотя бы подготовиться к ней?

Она вздрогнула от звука его голоса, будто что-то чужое вторглось в её мир. Потом, полностью вернувшись в реальность, ответила:

– Я не уверена, что нам стоило ехать. Я даже не знаю, ради чего меня сюда позвали…

– Мы же говорили об этом. Возможно, конечно, всякое, но кэтлорды не пойдут сейчас на предательство, ты сама это говорила. А их цели… рано или поздно они сами всё скажут, – поняв её настояние, он оставил официальный тон.

– Знаю. Но вряд ли даже по окончании этого мероприятия нам будут очевидны их цели.

– Значит, мы должны сделать всё, чтобы узнать максимум информации. Ну, это ты и без меня понимаешь.

Небрежно бросил плащ на стол и сел рядом с ней прямо на пол.

– Лично я не собираюсь ничего предпринимать. Совершенно не имею ни малейшего желания лезть в дела кэтлордов. В данном случае это они заинтересованы в моём приезде. Я лишь хочу знать причину… Занятное ты выбрал место для сидения. Раньше за тобой не замечала, – она улыбнулась.

– Значит, будем ждать, пока они предпримут что-нибудь действительно интересное… Правда? Всю жизнь предпочитал сидеть на полу. Самый простой вариант, – эльф улыбнулся в ответ.

– Вот уж не думаю, что тебе часто предоставляется такая возможность.

– Когда как. При Совете, конечно, так не посидишь.

– Вот и я про это. Впрочем, мы слишком редко видимся в неформальной обстановке, чтобы я наблюдала тебя сидящим на полу, – её забавляло, что Тэль расположился возле неё.

– Это непременно надо исправить. Не так ли, Ваше Величество? – шутливо сказал он, наклонив голову, и улыбнулся шире.

– Да??? Неужели Ваша Серебряная Светлость будет чаще посещать Локхайм?

– Всё может быть… если Вам это будет угодно.

– Вы полагаете, что мне может быть угодно изменить то, что не менялось уже столетия?

– Иногда что-то надо менять. Иначе Ваши владения перестанут быть лесами.

– Скорее перестану быть я… – она отвернулась и посмотрела в окно.

– Эйре…

Она, не поворачиваясь, кивнула головой, как бы говоря: «Я тебя слушаю».

– Прости меня…

– За что? – королева по-прежнему не смотрела на него.

– Просто прости. За всё.

– Но мне не за что прощать тебя…

– Почему ты грустишь?

– Не знаю, – откровенно призналась она. – Просто… как-то тревожно. А я давно научилась доверять своим чувствам. И это даже не столько связано с этой поездкой…

– Думаешь, что-то назревает? Что-то дома? – Тэль придирчиво изучал свои сапоги.

– Возможно. Ничего конкретного сказать не могу.

Вздохнул и лёг на пол.

– Если что-то случится – тебе сообщат первой. Не надо так переживать.

– Я не переживаю. Я просто чувствую. Впрочем, не придавай значения. Зацикливаться на этом я не собираюсь. Время всё покажет…

– Неужели там, за окном, происходит нечто настолько интересное?

Она наконец-то оторвалась от окна.

– Нет. Скорее непривычное. Пытаюсь представить, что испытываешь, когда каждое утро видишь эти… конструкции.

– Когда видишь их каждое утро, уже ничего не испытываешь. Совсем ничего…

Они проговорили ещё два часа. Потом Беттелейрэн отправилась к себе. Приближался вечер.

Ещё через некоторое время Тэль-Каэн покинул «Кошачью лапку», отправившись в Ботанический сад.




Место действия: 41-й Парсек, ботанический сад Элизабет Айрен.


Ботанический сад Элизабет Айрен

Отсюда должно начаться возрождение растительности на планете. Это поражающий воображение своими масштабами огромный многоуровневый закрытый комплекс, построенный аншару. Руководит им знаменитый ботаник Элизабет Айрен.

Верхние уровни: здесь собраны самые разные растения планет Млечного Пути. Рядом с каждым растением – монитор, на который можно вывести его подробное описание. Работают автоматические системы ухода за растениями. В центральном зале – большой серебристый фонтан причудливой формы – произведение непонятного людям искусства аншару. Среди деревьев и цветов проложены дорожки из мягкого серебристого материала, чем-то напоминающего мох. Потолок представляет собой огромный экран, на котором в зависимости от времени суток появляется изображение неба. У входа на стене пульт, на котором можно изменить время суток и имитацию погодных условий.


Чуть не наткнувшись на Верлона, Тэль-Каэн налетел на Сибу, которая странным образом оказалась между ним и карнайном. Он машинально извинился. Девушка, несомненно, эльфийка… ну или когда-то ею была. Глаза её необычайно ярко-зелёного цвета, зрачок сужен в точку. По самый подбородок в облегающей одежде из чёрного бликующего материала. Лицо казалось слегка бледнее, чем у эльфов. Короткие волосы неестественного для этой расы тёмно-красного, почти чёрного цвета. На лбу и под глазами проступал едва видный рисунок, напоминающий монтажную плату. За её плечом был виден Верлон, присевший на одно колено и склонившийся над цветком. На извинения Сиба ответила холодным взглядом. Кроме необычной девушки и представителя Аррэн-Ханда рядом находилась молодая женщина. На Серебряного эльфа она не обратила ровным счётом никакого внимания, очевидно, будучи поглощённой персоной карнайна.

– Элизабет Айрен, биолог, – представилась она, с трудом преодолевая желание отвести взгляд от глаз Верлона – впервые в жизни она видела существо, так бессовестно её сканировавшее; по внешности она подозревала, кто перед ней, и… боялась. Точнее, решала, бояться или нет.

Тэль чуть отошёл в сторону и присел на скамейку. Карнайн встал и, слегка повернув голову, посмотрел на него. Эльф почувствовал холодный поток внимания. Девушка же удостоилась лёгкого взгляда из-под длинных ресниц. Сиба мгновенно потеряла интерес к Серебряному и, перехватив папку двумя руками, словно первоклассница книжку с картинками, лёгкой походкой направилась за дипломатом Аррэн-Ханда, которые продолжил не спеша осматривать растения.

Эльф проигнорировал Тёмного. Он смотрел на пальму так, как будто она убила его лучшего друга у него на глазах, а он ничего не мог сделать, только смотреть. Элизабет, наконец, обратила на него внимание. Она приблизилась к лавочке, улыбнулась, села рядом.

– Могу я чем-то быть полезна? – вопрос прозвучал как дежурный. На самом деле биолог в этот момент сканировала Верлона. Безуспешно, но настойчиво.

Правитель Серебряной планеты перевёл взгляд на девушку, отрицательно покачал головой, опустил глаза и начал негромко петь:

– Я смотрю в твои глаза,

   В них неясная тоска,

   В них борьба с самим собой

   И страх, что будешь побеждён.

   Изменение что боль –

   Познаётся через кровь.

   Кем ты станешь через час,

   Знает только сатана.

Карнайн, острым слухом услышав произнесённое эльфом, улыбнулся краешком губ. Проводя пальцем в сантиметре от длинного лепестка, он поймал сканирующий поток девушки, и стоило той отвлечься, мягко затянул её в майю. Элизабет потеряла связь с настоящим миром и на мгновение увидела огромную пустыню, цвета старого изношенного асфальта. Тёмно-фиолетовые облака на бледно-розовом небе. Странную конструкцию, напоминающую сюрреалистический готический замок, уходящий шпилями в небо. Воздух сладковат и насыщен странной смесью озона и опиума. На грани слуха ей слышался шёпот, словно все её знакомые вдруг решили одновременно раскрыть ей то, что она сама от себя всегда скрывала. Наведённая пси-иллюзия была ненавязчива и не оставила после себя никакого дискомфорта, кроме, скорее, психологического шока.

Ничего этого не замечая, эльф продолжал петь, уже в голос:

– И ты уходишь, опять уходишь,

   Чтобы никто тебя не узнал…

   И ты уходишь, в новой роли,

   Которую ты уже отыграл!

В глазах биолога отразился страх, но она быстро взяла себя в руки. Сканирование прекратилось.

Время близилось к вечеру. Карнайн вскоре направился к выходу из питомника растений. Проходя мимо Элизабет и эльфа, удостоил их сверкающим взором. Девушка проводила его заинтересованным взглядом, напоследок снова попытавшись просканировать.

Тоже собираясь уходить, Тэль-Каэн обнаружил, что она заметно побледнела, и вот-вот упадёт в обморок. Он повернулся к ней и спросил:

– Теперь я могу быть чем-то полезным Вам? – явно выделяя слово «Вам».

Девушка поёжилась, как от холода, хотя было тепло.

– Нет… то есть да… – Элизабет выглядела растерянной, но уже гораздо лучше. – Да, наверное, – оживилась она. – Кто это был? Вы знаете этого человека?

– Нет, но я не думаю, что его разумно называть человеком.

– Любой, кто мыслит, может считаться человеком, – биолог улыбнулась. Цвет её лица постепенно приходил в норму.

– Вы правы. К сожалению, немногие придерживаются такой же точки зрения.

– А Вы?

– Мне проще. На моей родине всё слишком по-другому, чтобы мы могли себе позволить не принимать непривычное.

– Вы впервые на 41-м Парсеке?

– Почему Вы спрашиваете? – Тэль насторожился, но не подал вида.

– А Вы не хотите отвечать? Ваше право.

– Это не секрет, я действительно здесь раньше не был, просто мне стало интересно, почему Вы спросили, – голос эльфа оставался предельно вежлив.

– Мне трудно объяснить, но только что прибывшие чем-то отличаются. Не знаю чем, но я обычно безошибочно определяю, кто на планете впервые.

– Да, это бывает. Правда, у нас только прибывших определяют просто на взгляд, – он, наконец, улыбнулся, не широко, но уже что-то.

– На взгляд?

– Посмотрите на меня. Где ещё люди похожи на статуи? Впрочем, это не так важно. Этот сад – он Ваш, или…?

– Не совсем мой. Восстановление 41-го Парсека – первый совместный крупный проект людей и аншару. А мой сад – часть проекта. Хотя почти все растения собраны моими руками, этот сад принадлежит не мне, а всей нашей планете. При благоприятном стечении обстоятельств мы восстановим растительность на планете, и начало восстановлению уже положено здесь.

– Аншару? Это самоназвание? Откуда Вы брали растения? И по какому принципу подбирали их?

– Мы мало что знаем об аншару. И об их языке. Они более развитая, но не враждебная раса. Растения я собирала со всей галактики всю свою жизнь. Сначала это была домашняя коллекция, а теперь вот такое чудо, – она не без гордости окинула взглядом сад.

– Если Вам интересно, мы можем подарить Вашему саду свои деревья. Несколько. Но они потребуют очень тонкого ухода. Как Вам такая мысль?

Элизабет обрадовалась, как ребёнок.

– Это было бы замечательно!

– Тогда… – глаза сузились, эльф на несколько секунд задумался, – тогда только скажите, как с Вами связаться.

Девушка протянула свою визитную карточку – номер стационарного телефона на 41-м Парсеке и электронный адрес.

– Вечная проблема… – пробормотал Серебряный. – Ладно, там разберёмся. Вы сказали, что Ваш сад – часть проекта по восстановлению планеты. Не расскажете поподробнее о нём?

– А что тут рассказывать? Была планета. Была на ней цивилизация, которая уничтожила себя в какой-то войне. Осталась безжизненная планета при живой нормальной звезде. А теперь мы делаем невозможное – возвращаем этому куску металлолома жизнь. И уже неплохо себя на нём чувствуем.

– Кто «мы»?

– Те, кто здесь живёт. Например, я.

– Вы не хотите об этом говорить?

– Нет, почему же? Просто информационные центры скажут Вам больше. Я же занимаюсь узкой специальностью и живу здесь не так уж долго.

– Да, но Вы – живой человек, который занимается с этим и работает с другими людьми, также заинтересованными в том, чтобы оживить этот мир. Ваше мнение даст больше, чем любая справочная система. Особенно мне.

– Я просто очень люблю растения. Изучению растений я посвятила всю свою жизнь. Восстановить планету почти с нуля, вернуть целый мир к жизни – разве это не прекрасная цель?

– Разве я это отрицаю? Просто, раз уж я здесь, пока я здесь, мне хочется узнать больше о тех, кто поставил перед собой эту, несомненно, благородную, но очень и очень труднодостижимую цель.

– Тогда я могу попробовать ответить на конкретные Ваши вопросы.

– Кто, в общих чертах, занимается этим проектом? Точнее, кто его участники?

– Да почти каждый житель планеты! От каждого по способностям.

– Хорошо, тогда так: кто активнее всего занимается этим? Отдельные личности и целые группы. Кто?

– Почему Вас это так интересует? Посмотрите в базе данных, там есть вся информация. Я занимаюсь только растениями.

– Возможно, это Вас удивит, но я не умею работать с техникой.

Элизабет взглянула на часы.

– Тогда обратитесь к оператору информационного центра.

– Вы торопитесь? Простите, что занял Ваше время.

– Ничего страшного, – Элизабет улыбнулась. – Заходите, если будет время.

– Прощайте.

Каэн поднялся и, мгновенно потеряв интерес к девушке, быстрым шагом направился к выходу.




Место действия: 41-й Парсек, космопорт.


На посадочную площадку космопорта зашли три планетарных катера с крупного вооружённого корабля Тарсониса, оставшегося на орбите планеты. Катера, синхронно двигаясь и соблюдая дистанцию, плавно сели на площадку. Открылись люки, из них вышли шесть человек в чёрной форме с бластерами на поясах, один из них перебросился парой фраз со служащим космопорта, после чего группа направилась в сторону гостиницы.




Место действия: 41-й Парсек, «Кошачья лапка».


В дальнем от входа конце залы располагался небольшой и очень оригинальный фонтан. Возле него стояли несколько мягких диванов. Холл был пуст, и только на одном из диванов сидела девушка в чёрном деловом брючном костюме. Группа людей, с равнодушными лицами оглядывая зал, приблизилась к фонтану. Один из них присел рядом с девушкой, остальные рассредоточились неподалёку. Она сидела, похоже, о чём-то задумавшись, и поэтому обратила внимание на подошедшего мужчину лишь когда он произнёс:

– Надеюсь, я не помешал?

– Смотря чему.

– Вашему нахождению здесь.

– Ничуть.

– Я рад, – слегка прищурившись, он посмотрел ей в лицо. Она никак не отреагировала.

– Гордая и невозмутимая Беттелейрэн… Вы не против пообщаться в неформальной обстановке или согласны разговаривать со мной только на официальном приёме?

Как ни странно, она ничуть не удивилась, что незнакомец знает, кто она, хотя видела его впервые.

– Если Вы найдёте повод для подобного общения.

– А разве наша встреча – это не повод?

– Сама по себе встреча редко бывает поводом.

– Смотря какая встреча. По-моему, встреча представителей ведущих сил галактики – это достаточно серьёзный повод.

– Вы «забыли» представиться.

– Михаэль Вайнер, представитель Союза Высших Цивилизаций.

Владычица ухмыльнулась.

– Мне, так понимаю, представляться не надо.

Он чуть улыбнулся.

– Я думаю, в этом нет необходимости.

– Итак, Вы хотели о чём-то поговорить?

– Да, знаете ли, не каждый день выдаётся случай вот так, неофициально побеседовать с королевой, – последнее слово Михаэль слегка выделил.

– Значит, у Вас сегодня удачный день.

– Да, я в этом уверен.

– Рада за Вас.

– Действительно?

– Нет, конечно! – улыбка.

– А Вы интересный собеседник, Беттелейрэн, – он тоже улыбнулся.

– Вы в этом сомневались? – в её голосе прозвучал сарказм.

– Я не загадывал вперёд, – спокойно ответил Михаэль.

– Теперь знаете наверняка.

– Да, я всё-таки верю тому, что вижу и слышу.

– Не всегда разумно.

– Вы имеете в виду Вашу… магию?

– Нет, я имею в виду жизнь.

– Вы хотите сказать, что не всему в жизни нужно верить?

– А Вы хотите сказать, что всему? – она скопировала его интонации.

– Разумеется, нет.

Королева снова холодно улыбнулась.

– Мне почему-то кажется, что нам взаимное доверие не грозит.

– Вы просто потрясающе проницательны! Долго этому учились? – язвительный тон свидетельствовал, что Беттелейрэн не в духе.

– Всю жизнь. Мы учимся всю жизнь.

– Мы, – она подчеркнула это слово, всем видом показывая, как различны эти «мы», – тоже.

Нарочно или нет, но представитель Тарсониса, проигнорировал её колкость.

– Оказывается, в чём-то мы похожи, – произнёс он, сохраняя равнодушное выражение лица.

– Не слишком сильно.

– Да, мы идём разными путями.

– Это известно и Вам, и мне, так зачем говорить об очевидном?

– Вероятно, чтобы лишний раз подчеркнуть разницу?

– А смысл?

– Никакого смысла.

– Вот мы и добрались до основного вывода, – теперь улыбка была совершенно искренна.

– Но разве так плохо поговорить о чём-то без какого-то смысла?

– То есть ни о чём? Не знаю, может быть иногда…

– Иногда действительно стоит, Беттелейрэн. Стоит забыть, кто мы такие, что за нами стоит, что нас разделяет, и на что мы готовы. Быть может, тогда мы станем лучше понимать друг друга, – серьёзно добавил он.

– Боюсь, что понимание нам не грозит ровно настолько же, насколько и доверие.

– Я и не говорю о полном доверии и понимании. Вы же считаете нас врагами?

– Нет. Мы – не враги. У меня лично нет врагов. Просто есть существа, желающие покорить или изменить, подстроить под себя Сумеречный Круг, а в наши планы это никак не входит.

– Мы не доверяем друг другу и считаем потенциальной угрозой, если говорить прямо. Но у нас у обоих есть общая цель. Это мир. Разве я не прав?

– Да, так. Правы. Только ваш «мир» отличается от моего.

– Да, наши миры отличаются, они противны друг другу. Но мы оба не хотим столкновений между этими мирами, не так ли?

– Именно.

– Значит, всё-таки у нас есть общий интерес, королева, – он снова слегка улыбнулся.

– Есть. Это что-то меняет?

– А что это должно изменить?

– Равновесие. Оно должно сохраняться.

– Да, мы с Вами заинтересованы в равновесии. А как насчёт остальных?

– Кого именно?

– А кто ещё представляет силу, кроме нас?

– Сотня мелких сил – тоже сила. Если найдётся тот, кто их объединит. Но нам это вряд ли грозит.

– Ничто нельзя сбрасывать со счетов, небрежность погубила многих.

– Я про них помню. Этого достаточно.

– А как насчёт Тёмной галактики, Беттелейрэн?

Она слегка задумалась.

– Пока никак.

– Вы не думали, что именно они могут нарушить этот нейтралитет?

– Думала.

– И что Вы решили?

– Что нет смысла думать о неизвестном. Слишком мало информации.

– Это плохо.

– Не спорю.

– Мы практически ничего не знаем об основной угрозе.

– Ваши предложения?

– Пока не предложения… Пока только мысли.

– Мысли должны созреть, как и любой плод. И лишь потом стать идеями.

– Но об этом не здесь и не сейчас, Беттелейрэн.

– А кто-то разве собирался «здесь и сейчас»? – она улыбнулась.

– Вряд ли, – ответная улыбка, – но позже мы обязательно обсудим эту тему.

– Хочется верить, что в этом не возникнет необходимости. Но я не верю.

– Боюсь, необходимость всё же возникнет.

– Вот тогда и поговорим.

– Обязательно поговорим, королева. А сейчас прошу меня извинить, мы поднимемся осмотреть комнаты.

Она попрощалась кивком головы и снова погрузилась в созерцание воды. Михаэль с тремя людьми вышли, двое остались в фойе. К фонтану подошла Мира и улыбнулась Владычице.

– Позволите присесть рядом? – голос девушки был весёлым, но голубые стекляшки глаз не выражали ничего определённого.

Беттелейрэн пожала плечами.

– Пожалуйста.




Такси подъехало к «Кошачьей лапке», и Великий Инквизитор неспешно двинулся в клуб. Огромная зала была пуста, лишь только у фонтана сидели две девушки, и ещё двое в чёрном находились неподалёку. Он нахмурился. Не так давно эльф видел Владычицу и никак не думал встретить её в этом месте. Но, следуя долгу и этикету, он подошёл к ней и поклонился.

– Приветствую Вас, моя королева, – тихо произнёс он.

– Доброго дня, милорд, – если она и удивилась, увидев его, то внешне это никак не проявилось.

Двое вооружённых бластерами рослых людей в чёрной форме одновременно проводили вошедшего взглядами. Взгляд Эльфа в маске упал на Миру. Пламя холодной ненависти загорелось в его глазах. Мира едва заметно улыбнулась Инквизитору:

– Приветствую на нашей планете.

– И Вас я тоже приветствую.

– Миледи, – обратился он к королеве, – что Вы тут делаете???

– Я приглашена кэтлордами. Вы, очевидно, тоже?

– Мне самому интересно, кто меня пригласил…

– Полагаю, мы узнаем это в ближайшее время.

Инквизитор слабо улыбнулся и кивнул на сидящую рядом девушку и двоих, прохаживающихся в стороне.

– А это кто???

– Это важно?

– Думаю, нет… Что заставило Вас покинуть дворец??? – эльф жестом попросил разрешения присесть рядом.

– То же, что и Вас – приглашение кэтлордов, – она сдержанно кивнула в ответ.

Он сел рядом с Беттелейрэн и продолжил:

– У Вас есть какие-нибудь идеи, зачем мы тут? Больше всего меня поражает, что кэтлорды позвали меня, – ведь всем известно, что я не занимаюсь внешними политическими вопросами Сумеречного Круга.

– Никаких.

– Я опасаюсь ловушки для Вас, королева. На Вашем могуществе и знаниях держится Сумеречный Круг. Может, я и «щит» Лазурного Края, но Вы, миледи, его «сердце».

– Не думаю, что со мной здесь что-нибудь случится, милорд, – против обыкновения на её лице ни отображалось и тени эмоций.

Тираэль пожал плечами.

– Я не тот, кто может давать Вам советы.

– Отчего же, можете. А я могу им либо следовать, либо нет.

– Мы оба срываемся неизвестно куда, неизвестно ради кого, оставив Сумеречный Круг под присмотром помощников. И даже не знаем, для чего мы тут находимся.

Ему было искренне весело – казалось, его поражала собственная беспечность.

– Это ненадолго. Я не собираюсь здесь задерживаться более необходимого. Что ж, скоро мы все узнаем.

Инквизитор устроился поудобнее, явно собираясь наблюдать происходящее со стороны. Королева молчала, не чувствуя необходимости продолжать разговор. Двое в чёрном закончили перемещаться по всему залу, сошлись неподалёку от выхода, перебросились парой фраз. Эльф перевёл на них взгляд. Через пару минут спустились ещё трое человек. Те, которые до этого находились в фойе, кивнули вошедшим и удалились. Владычица не обращала на эти перемещения ни малейшего внимания. Трое приблизились к фонтану, в одном из них она узнала Михаэля.

– Я Вам не помешаю?

Инквизитор напрягся. Беттелейрэн заглянула Михаэлю в глаза, потом отрицательно покачала головой. Тот сразу же расположился на диване напротив неё, сопровождающие встали сзади.

– Видимо, Вы очень любите свою жизнь, раз с вами столько охраны, – насмешливо предположил Тираэль.

Михаэль с некоторым интересом глянул на эльфа.

– А Вы путешествуете один?

– А Вы видите кого-то ещё? Или королева похожа на мою охрану? – в голосе зазвучал сарказм, совсем не идущий к мелодичному голосу эльфа и его внешности.

– Вы сильно рискуете, Инквизитор. А мы не ценим неоправданного риска.

Эльф презрительно усмехнулся. Те, кто прошли его путём, не боялись смерти – смерть боялась их.

– Прошу прощения, Беттелейрэн, но, быть может, Вы знаете, сколько нам ещё придётся здесь сидеть? Нам ничего не сказали, нас даже никто не встретил. Странно, не правда ли?

– Возможно, час или около того. Похоже, кэтлорды никому ничего не сказали. Это вполне в их духе.

– А Вам часто приходилось иметь с ними дело?

– Случалось, – уклончиво ответила королева.

– Надеюсь, не так, как мне, – буркнул эльф.

Она бросила взгляд на Инквизитора, крутившего между пальцами цепочку, в края которой были вставлены лезвия, но ничего не сказала.

– Признаться, Вы меня удивили. Чтобы королева одна, практически без охраны, прибыла на эту планету для какой-то сомнительной встречи… Не могу понять, что толкнуло Вас на такой поступок.

– А можно поинтересовался, кто Вы такой, если требуете отчитаться королеву Лазурного Края?

– Я? Я официальный представитель Союза Высших Цивилизаций на этой встрече, Инквизитор. И советовал бы Вам быть посдержаннее.

Глаза эльфа гневно вспыхнули:

– СВЦ… я слышал, мы с Вами придерживаемся одной линии развития. Я имею в виду Инквизицию.

– Мне не сложно ответить, Тираэль. Имею такую слабость, люблю удивлять людей, – она улыбнулась одними губами. – А что касается понимания… Мы с Вами уже выяснили, что оно нам не грозит.

– Больше, чем Вы думаете, миледи.

– До какой-то степени мы друг друга всё-таки понимаем, – произнёс Михаэль и перевёл взгляд на фонтан.

– Но моя «беспечность» всё-таки выше Вашего понимания, – съязвила она.

– «Безумству храбрых поём мы песню», – протянул эльф.

– Да, я не могу понять причин такой беспечности.

– Мы нашли точку взаимопонимания, сир, – улыбнулся Инквизитор.

– Почему Вас так заботит моя безопасность, милорды? Неужели я кажусь Вам настолько хрупкой и беззащитной? Или Вы полагаете, что толпы желающих чем-то навредить мне прячутся за каждым углом? – фыркнула она.

– Королева, я был бы плохим подданным, если б не заботился о Вашей безопасности, а по чистой случайности именно на моих плечах безопасность Сумеречного Круга, а Сумеречный Круг – это Вы.

– Просто представьте… Допустим, Вас решили устранить. Они ждут подходящего повода, а такая встреча – чем не повод. Будь, например, на моём месте убийца-фанатик…

– Не хочу Вас разочаровывать, Инквизитор, но Сумеречный Круг не держится на Ваших плечах. И сам Сумеречный Круг – не я.

Она повернулась к Михаэлю.

– Милорд, Вы параноик, – и очаровательно улыбнулась.

– Небольшая паранойя – часть моей работы, – он слегка усмехнулся в ответ.

– Паранойя… – восхищённо изрёк эльф.

– Вот и занимайтесь своей работой, милорд, – это прозвучало как «не лезьте, куда не просят».

– Какое у нас замечательное взаимопонимание! – восторженно произнёс Инквизитор. Происходящее ему явно нравилось.

Чего нельзя было сказать о Владычице.

– Разумеется, Беттелейрэн. Например, я спокойно сижу и разговариваю с Вами, потому что знаю, что активных следящих устройств в этом помещении нет. – А Вы, Инквизитор, даже не подумали об этом, не так ли?

– А я только зашёл, – бесстрастно ответил он.

– Я тоже.

Королева смотрела на обоих, как на играющих детей.

– Ладно, хватит забав. Как Вы думаете, для чего мы тут???

Беттелейрэн, уже высказывавшая своё мнение по этому поводу, промолчала.

– Кажется, ответа на этот вопрос никто из нас не знает. Пока нам остаётся только ждать.

– Я не просил чёткого ответа, я спросил Ваше мнение.

– Кэтлорды собрали не только политических лидеров, но и силовых, и, кажется, мы не единственные…




Сканер на входе среагировал на карнайна противным писком, кэтлорд-охранник слегка напрягся, глядя на монитор, но пропустил его и Сибу, только спросил, нужен им одноместный или двухместный номер. Карнайн небрежно пальцами показал, что номер двухместный. Проходя через фойе, Верлон окинул взглядом всю компанию, и уголки его чёрных губ слегка искривились в лёгкой улыбке. Сиба всё также держа папку двумя руками, стояла рядом с Ктулху и смотрела на присутствующих – у некоторых особо чувствительных личностей могло сложиться впечатление, что на него смотрят через прицел крупного орудия.

Заметив Тёмного, Мира как бы случайно встала так, чтобы загородить от него Владычицу. В тот же момент в дверях показался Тэль-Каэн и, не замедляя шага, подошёл к королеве. Инквизитор недобро взглянул на Серебряного эльфа, который встал рядом, вежливо кивнул ему и Мире. Беттелейрэн сделала вид, что не заметила его прихода. Тэль повернулся к сидящему рядом с королевой Эльфу в маске и произнёс:

– Вечер. Мы не знакомы?

Инквизитор ухмыльнулся:

– Может, Вы сначала представитесь? Здесь Вас не знает большинство.

– Я – Тэль-Каэн. Вы могли бы и узнать меня, Инквизитор…

– Тэль-Каэн, разве Вы меня не помните?

– Михаэль… простите, не признал.

Инквизитор подумал, что надо будет пересмотреть дела всех правителей планет, чтоб узнавать их в лицо.

– Как поживает Ваш серебряный бизнес? – поинтересовался представитель Тарсониса.

– О, всё хорошо. Вы, кстати, ещё не надумали?

Инквизитор обратился в слух, параноидальность заставляла во всех искать предателей Сумеречного Круга.

– Тэль, я думаю, немного позже мы ещё раз попробуем обсудить с Вами дела.

На лице эльфа проступило разочарование.

– Согласен, – он сел рядом с Михаэлем.

Тем временем Тираэль с ненавистью уставился на Миру.

– Тут ещё недолюди есть…

Мира продемонстрировала Великому Инквизитору самую ослепительную улыбку и одарила стеклянным взглядом слишком ясных глаз.

Маленький белый котёнок подошёл к королеве и потёрся о ноги. То ли кэтлорд, то ли обыкновенный котёнок – не понять. Она, улыбнувшись, наклонилась, подняла его с пола и посадила себе на колени. Тираэль с интересом следил за котёнком, который мурлыкал, ласкаясь к Беттелейрэн. Эльфийская сущность заставила его улыбнуться.

– Тэль, Вы, вероятно, тоже не знаете, сколько нам ещё придётся ждать?

– Думаю, уже всё. Почти уверен.

– Кого-то не хватает?

– А кто-то знает полный состав?

– Милорды, давайте подниматься, думаю, опоздавшие сами найдут дорогу.

– Вы, как всегда, правы, Ваше Величество, – без эмоций произнёс Серебряный эльф.

– Прекрасная мысль, Беттелейрэн, – согласился Михаэль.

Королева опустила котёнка, но он ясно дал понять, что не хочет на пол, мягко обняв лапками её руку. Краем глаза Тираэль следил за действиями котёнка, но пока что не двигался. Представитель СВЦ встал первым и направился к лестнице. Беттелейрэн взяла пушистого малыша, который тут же успокоился, положила на грудь, и двинулась за ним. Инквизитор бесшумно последовал за королевой, на ходу отцепив перевязь с мечом, – даже ему такт не позволял идти с оружием на встречу. За ней же на некотором расстоянии шла Мира, рядом с ней – Тэль-Каэн.

На банкетный зал и некоторые другие помещения на стенах по всему зданию висели указатели в виде металлических табличек.

– М-да, хозяйского такта явно недостаёт… Не встретить гостей – это весьма грубо, – бесстрастно произнёс Инквизитор.

– Почему Вы так уверены, что нас не встретили?

– Нас не встречают сейчас, – согласилась королева.

– Вы видите проводника? – отозвался Инквизитор.

– Потому что нас действительно никто не встретил, – сказал Михаэль.

– Вижу. Возможно. Кроме того, нас с королевой встречали…

Тираэль вопросительно посмотрел на Беттелейрэн.

– Тем более, грубо было не встретить остальных.

– Повторюсь: нас встречают. Просто очень аккуратно…

Они вошли в банкетный зал. Он был оформлен в стиле футуристического искусства аншару. Вместо привычных автоматов посетителей обслуживали живые люди (а, скорее всего, кэтлорды – это было заметно по «кошачьим» движениям). Столы накрыли в соответствии с традициями всех планет. В зале присутствовали и другие гости – в основном, представители правительства 41-го Парсека и дипломаты других планет. Леди Элеонора лично поприветствовала каждого из гостей. Тираэль поморщился:

– Как я не люблю политиков…

– Политики редко любят друг друга… – заметил Тэль-Каэн.

– Вы вольны уйти, милорд, – глядя в пустоту, произнесла Беттелейрэн.

Шутка Серебряного Инквизитору понравилась, а королеву он просто проигнорировал.

Официальная часть ничем не отличалась от сотен подобных мероприятий. Приветственная речь, что-то о мире и равенстве всех рас в галактике, что-то о мировом единстве, что-то об уничтожении агрессоров, если таковые появятся. Выслушав положенные речи и тому подобное, королева извинилась перед всеми и ушла в самый дальний угол, расположившись в кресле, что стояло около стены.

В момент, когда Элеонора приветствовала Инквизитора, он беспечно вынул и рукавов ножи и, кивнув на оружие, спросил:

– А железо тут куда ложат?

– Во-первых, не «ложат», а «кладут», – тихо, но с явным превосходством заметила Мира.

– А во-вторых, дома оставляют, – в тон ей добавил Тэль.

– Это ещё и разговаривает?! – в ответ на эту фразу Мира весело рассмеялась.

– Мы не запрещаем нашим гостям брать с собой оружие, – сказала леди Блэк. Но вам каждому отвели комнату, где Вы могли бы его оставить.

Михаэль оглянулся в поисках трёх мест рядом.

– Гм… приятно узнать, что мне отвели комнату, – устало произнёс Инквизитор, убирая клинки по местам. Но ему совсем не понравилось то, что в зале каждый потенциально вооружён.

Серебряный эльф подошёл к Элеоноре Блэк.

– Приветствую Вас, Старшая кошка Блэк.

– Очень приятно видеть Вас на нашей планете, – ответила она эльфу. После официальной части мне бы хотелось с Вами поговорить.

– Мне тоже. Думаю, Вы меня найдёте.

– Да, мы найдём Вас… – улыбнулась Элеонора.




До сих пор звучавшие политические речи не меняли ни интонаций, ни темы: мир любой ценой и, если хочешь мира, готовься к войне. Не привыкшие к таким мероприятиям гости уже откровенно скучали. Вечер обещал быть тоскливым, но… сканеры засекли одновременное включение шести электронных взрывных устройств. Не слишком мощных, но расположенных так, чтобы при взрыве разрушить весь зал. Агенты СВЦ обнаружили устройства одновременно с Верлоном. Карнайн почти незаметно сидел в самом тёмном углу, всем своим видом демонстрируя полное отсутствие интереса к происходящему. Сиба, подобно верному оруженосцу, стояла за спинкой, в одной руке держа папку, а другую положив на плечо Тёмного. Он, не скрываясь, внаглую оглядел всех присутствующих, просканировав в широком диапазоне, правда, избегая какого-либо давления. Внешне положение карнайна не изменилось, словно бы он и не почувствовал взрывчатки, тем не менее, отметил нечто странное, что-то вроде пси-воздействия, с которым он ещё не сталкивался в этом мире. Воздействие было направлено на бомбы. Отметил он и напряжение девушки-киборга, стоящей рядом с королевой. В момент включения бомб Мира будто внутренне вздрогнула.

Трое кэтлордов вышли из зала и направились к ближайшей лестнице. Михаэль поднялся с места.

– Господа, прошу минуту внимания. Сохраняйте спокойствие и оставайтесь на местах. Наши сканеры показывают, что помещение заминировано, мощности взрывчатки хватит, чтобы полностью разрушить этот зал. Что ж, местные хозяева показали нам всем своё истинное лицо. – Он повернулся к Владычице. – Помните, Беттелейрэн, я говорил Вам про безопасность? Мы не станем больше здесь задерживаться и рекомендуем Вам последовать нашему примеру. Прошу меня простить, господа.

Вайнер и двое агентов быстрым шагом устремились к выходу, в дверях к ним присоединился третий.

– Ситуация под контролем, – спокойно начала Леди Элеонора глядя на Михаэля. – Вам незачем беспокоиться, если только Вы… – неопределённая улыбка, – сами к этому не причастны.

Она поднялась и обратилась уже ко всем присутствующим:

– Приношу свои извинения. Эта ситуация – следствие нашего излишнего доверия гостям. Опасность устраняется, пожалуйста, оставайтесь на своих местах.

Псионики уловили пси-воздействие, источником которого были несколько кэтлордов, сканирующих каждого из гостей. Путь агентам СВЦ преградили двое аншару и четверо кэтлордов.

– Вы не можете нас задержать. Уйдите с дороги, или мы будем вынуждены применить силу. Мы не хотим, чтобы кто-то пострадал из-за Ваших интриг, – Вайнер сощурившись посмотрел на преграждающих дорогу. Агенты встали по бокам от него.

Беттелейрэн ничуть не удивилась, когда котёнок, всё так же сидящий у неё на коленях, тихо прошептал:

– Не волнуйтесь, королева.

– Я не волнуюсь. Просто не испытываю ни малейшего желания находиться тут дальше, – констатировала она и встала, держа не пожелавшего спускаться маленького кэтлорда, на руках. Глазами найдя Элеонору, уверенным шагом она пересекла зал. Серебряный эльф присоединился к ней.

– Прошу меня извинить, леди Блэк, но я вас покину. Я прибыла сюда сугубо из-за уважения к кэтлордам. Вы же так и не разъяснили причину, по которой я была приглашена. Если у Вас возникнут ко мне вопросы, буду рада видеть Вас на Лазурном Крае. Но сейчас не вижу смысла здесь оставаться, – всё это королева произносила ровным официальным тоном, без какого-либо неудовольствия. – Благодарю за приём, – сухо добавила она.

– Приношу свои извинения, Ваше Величество. Вы вне подозрений, но мы не можем делать исключений. Вы можете пройти в Ваш номер. А по поводу причины… я позже зайду к Вам. – В глазах Старшей кошки виделось искреннее сожаление.

– Я провожу Вас, – тихо произнесла Мира. – Если что понадобится – вызывайте меня, там есть кнопка. Я буду рядом на случай опасности.

Они покинули зал.

Агенты СВЦ пропустили королеву к выходу и снова выстроились напротив двери. Пси-воздействие люди чувствовали явно.

– Каждый из присутствующих здесь – в числе подозреваемых, – отчеканил дипломат аншару. – Ситуация под контролем. Никому не угрожает опасность. Но диверсант где-то среди нас. Поэтому из здания сейчас не выйдет никто.

– Предупреждаю Вас в последний раз: либо Вы нас пропустите, либо мы пройдём силой, – Вайнер слегка склонил голову. – Код «семь», код «двенадцать», – снова поднял глаза, – у Вас осталась минута, чтобы подумать. Неверное решение может повлечь за собой печальные последствия.

Карнайн уловил попытку сканирования себя и Сибы, исходящее от присутствующих в зале кэтлордов, которые, разумеется, наткнулись на мощный экран. Дипломат аншару тем временем продолжал воздействие на бомбы. Верлон встал, взял со стола два бокала с напитком и вернулся на место. Один бокал плавно перекочевал в руки Сибы. С явным превосходством во взгляде, не скрываясь, он посмотрел на Михаэля и остальных: и взял под контроль детонатор на всех шести взрывных устройствах.

Дипломат аншару повернул голову в его сторону, видимо ощущая воздействие Тёмного. Прочитать взгляд было почти невозможно, но в нём угадывалось недоверие и непонимание.

Ктулху, откровенно скучая, осмотрелся, ища какое-нибудь развлечение. На глаза ему попался стол для игры в Тенарис. Данная игра Аншару напоминала смесь шахмат, маджонга и случайного элемента в виде пятигранных костей. Ктулху, не прекращая слегка сканировать пространство зала и всего здания, не отпуская контроля над взрывчаткой, подошёл к столу и изучил брошенную кем-то партию. Кости начали сами по себе подпрыгивать в воздухе и падать на игровое поле.

– Вы можете занять предоставленные Вам комнаты, – официальным тоном предложила Элеонора агентам СВЦ. – Вас проводят. Но из здания никто не выйдет до выяснения обстоятельств происшествия.

Верлон не отрывал глаз от поля, на котором фишки одна за другой начинали передвигаться с ячейки на ячейку. Внешне озабоченный только безнадёжной на вид партией, он наблюдал за действиями аншару. Дипломат проводил полный анализ взрывных устройств и останавливал их одно за другим, ничего при этом не говоря и наблюдая за Тёмным. Закончив, он обернулся к залу:

– Опасность устранена. Но диверсант ещё не определён, хотя и достоверно известно, что он находится в здании. Просьба всех сохранять спокойствие, обстоятельства происшествия выясняются.




Пользуясь дальним путём, Мира и двое аншару проводили Беттелейрэн и правителя Серебряной планеты в их комнаты.

– Простите за доставленные неудобства, – снова извинилась девушка по дороге. – Взрывные устройства – не проблема. Специалисты аншару их обезвредят. А вот сами диверсанты… – она задумалась. – Кто-то был слишком хорошо информирован.

Рука Инквизитора сжимала обнажённый меч, вид эльфа был весьма решителен, демонстрируя, что тот, кто попробует причинить вред королеве, будет убит немедленно. Тираэль ядовито поинтересовался у Миры:

– Откуда Вам известно, что всё обезвредят вовремя? А может, это хорошо разыгранный спектакль для высших лиц, чтобы показать какие они умелые?

Киборг холодно улыбнулась.

– Ну конечно, великая Инквизиция не доверяет никому, – заметила она едко, но тихо, так, чтобы мог слышать только Инквизитор и, возможно, королева с Серебряным эльфом, которые находились рядом.

Чёрный Инквизитор проигнорировал слова Миры.

– Ваше Величество, полагаю, нам нужно немедленно покинуть это место. Эта поездка была безумием с самого начала. Но всё же, раз я здесь, я должен охранять Вас до последнего.

Номер Инквизитора оказался рядом с номером королевы и правителя Серебряной планеты. Расположение было такое же, а смежная комната заперта.

– Моя королева, простите за бестактность, но я не хотел бы Вас сейчас оставлять одну. Я не сомневаюсь в Вашей способности защитить себя, но я также не сомневаюсь в коварстве тех, кто заминировал здание.

Оружие Инквизитор спрятал по пути, но было видно, что он готов обнажить его в любой момент. То, что у многих считалось паранойей, не раз спасало жизнь Эльфу в маске. С детства Тираэль воспитывался в традициях чести, и он поступит так, как велит королева, её слово закон для существа, считающего себя рыцарем Сумеречного Круга.

У самой двери в номер Беттелейрэн повернулась к Инквизитору.

– Милорд, если эта поездка – безумие, то Вы ему подвержены не менее меня, раз я вижу Вас перед собой. Немедленно улетать я не собираюсь, как минимум, не дождавшись визита леди Блэк. Нет, похоже, очень даже сомневаетесь, раз не желаете оставить меня одну. Я не вижу в этом необходимости, но если Вам угодно, можете пройти… – она открыла дверь и первой прошла в свою комнату.

– Как прикажет моя королева, – прошептал Тираэль и вошёл.

Тэль молча последовал за Тираэлем, заняв место у окна. Сопровождающие остались за дверью. Владычица, как обычно, расположилась в кресле. Тираэль тоже сел в кресло и принялся полировать кинжал.

– Что вы думаете об этом инциденте? – через пару минут, не поворачиваясь, произнёс Тэль-Каэн.

– Пока не ясно. Надо дождаться прихода леди Блэк – думаю, она всё объяснит.

– Я считаю это провокацией, – сказал Инквизитор.

– Чьей?

Королева с интересом посмотрела на него в ожидании ответа.

– А вот это мне особенно интересно, – глаза Тираэля недобро блеснули. – Но большая часть подозрения на кэтлордах и шпионах Тёмной галактики.

– Почему?

– Такова суть Тёмных, а кэтлорды нас сюда заманили, – слово «заманили» он выделил особо.

– Уверена, это ни те, ни другие.

– Согласен. Мне кажется, это кто-то из тех, кто опоздал.

– Я почувствовал Тёмных в зале… они там были.

– Были. Но они бы на это не пошли, – твёрдо сказала Беттелейрэн.

– Вы о карнайне? – уточнил Тэль.

– Да.

– Я не знаю, кто там был из Тёмной галактики, но для меня они все враги.

– Мне кажется, это не его стиль, – Серебряный эльф негромко добавил: «Фанатик…»

Инквизитор сделал вид, что не услышал.

– Но сочетание столь странного приглашения и теракта наводит на определённые мысли, – задумчиво произнёс Тираэль.

Каэн развернулся:

– Ваши мысли – это Ваши мысли. Многие были приглашены. Многие знали об этом. Удобное место для теракта…

Королева обратилась к Тираэлю, прервав диалог:

– Милорд, у Вас так много врагов. Вы знаете, как говорят в народе: друзья приходят и уходят, а враги имеют тенденцию накапливаться. Впрочем… есть ли у Вас вообще друзья?..

– Но определённо кэтлорды очень беспечно отнеслись к охране приглашённых. Друзья?.. – эльф произнёс это слово будто бы впервые и выдавил его, как бы пробуя на вкус; его глаза померкли.

Тэль-Каэн прикрыл веки и негромко пропел:

– Сколько лет ты бездумно шагал по стране?..

   Ты менял декорации перед собой.

   Сколько тысяч ночей ты не знал о цене

   Своей веры, пока не почувствовал боль?..

   Сколько дней ты провёл, выжидая момент,

   Когда встретишься с Богом на горной тропе?..

   Сколько раз ты кричал, что не ждёшь перемен,

   Но бежал за звездой, чтобы точно успеть?!

– Когда-то были люди, звавшие себя друзьями, но оказавшиеся лицемерами, – продолжил Инквизитор.

– Какая разница, как зовут себя люди? Разве не важнее, кем они являются для Вас?

– На планете, где я родился, была отвергнута цивилизация в Вашем понимании… Эльфы там жили как когда-то в древние времена докосмической эры.

– И что это меняет? – поинтересовался Тэль.

– Я был, как все эльфы, доверчив и беспечен, ибо молод. Всех я считал хорошими людьми и друзьями… мне явно не хватало сотен лет опыта жизни. По таким людям предательство бьёт больнее всего.

– Теперь у тебя есть этот опыт, – тихо и медленно начал Тэль, – ты знаешь, что не всегда люди поступают так, как обещают… что они могут предать… Ты сломался, Инквизитор?! – изумился он. – В этом твоя тайна? Ты боишься?!

– Зато теперь Вы считаете всех плохими людьми и врагами. Всех, – Беттелейрэн смотрела, словно в пустоту.

Эльф натянуто улыбнулся.

– Да, моя королева. И нет, Каэн.

– Ты всё-таки сломался. Я ошибся, это не страх. Но это мало что меняет.

– Нет, Каэн, я не сломался, я просто перестал быть тем, кем родился.

– Нет плохих людей. Есть люди, которые стали плохими. Как ты. Люди, которых что-то сломало.

– По-вашему, я плохой?.. – Тираэль помедлил. – Хм… и так считают все те миллионы жителей Сумеречного Круга, которые знают, что могут спать спокойно, потому что где-то рядом бродят Инквизиторы, которые защитят их?.. Помните ли Вы, чем была Инквизиция до меня?.. Жалкая кучка неумех, – в голосе Эльфа в маске звучала смесь горечи, презрения и гнева. – Да, я стал тираном, но это подняло из пепла ИЛК и сделало нас способными к обороне. Теперь Тёмная галактика хорошо подумает, прежде чем напасть на нас. Мы совершенствуем технологии, которые помогают не только в войне, но и в жизни.

– На моей планете Инквизицию, уж прости, не любят… Потому что за всё время существования Серебряная ни разу не участвовала в войнах! Никто и никогда не пытался на нас напасть. Мы всегда придерживались мира.

– Тяжело хотеть мира, когда у твоего виска раскалённый ствол лучемёта.

– Лучемёт у виска… никто и никогда не пытался напасть на Серебряную. Потому что мы идём путём мира.

– Тёмным не интересно Ваше мнение, милорд.

– А вот тут ты ошибаешься…

– Или Вы хотите, чтобы я распустил Инквизицию?.. Защитит ли тогда политика Вас от флота Тёмной галактики? – Тираэль говорил с ледяным равнодушием, так, словно Инквизицию он действительно готов распустить.

– Мне – всё равно.

– Королева… – Инквизитор достал КПК и вывел на экран набранный приказ о роспуске ИЛК, – Вы готовы это подписать?..

– Нет, – односложно ответила Беттелейрэн без каких-либо пояснений и эмоций.

– А вы, милорд, готовы подписать соглашение о том, что ИЛК больше не прикрывает Вашу планету и выводит из Вашего сектора патрули?

– Ваших патрулей в нашем секторе – абсолютный минимум. И я не буду возражать, если Вы их уберёте.

Инквизитор углубился в КПК и через несколько минут предоставил на подпись Каэну и королеве новый приказ.

– Я не собираюсь ничего подписывать, – отрезала она.

– Милорд, мы однажды вернёмся к этому разговору.

– Всегда к Вашим услугам… – Тэль сел на подоконник. – Знаете, чувствую себя ребёнком.

– Забавно, – королева встала и посмотрела сначала на одного, потом на другого эльфа, прошлась по комнате. – А я, глядя на вас, когда вы себя так ведёте, чувствую себя строгой няней, присматривающей за расшалившимися детьми.

– Все мы в этом мире – дети, и только одним Перворождённым ведомо, каково это – повзрослеть.

– Побудь такой, как мы… – в ответ Каэн получил очень выразительный взгляд.

– Вы уверены, что они… повзрослели? – на полном серьёзе спросила она Тираэля.

– Хм… они перешли грань моего понимания… а у меня есть основания полагать, что моё понимание выше среднего уровня. А как это назвать, взрослением или чем-то ещё, судить не мне.

Инквизитор посмотрел через окно на далёкие звёзды.

– Где-то там… дальше, чем хватает воображения, есть те, кто старше и мудрее Перворождённых, и именно их хотят понять те, кто для нас боги. Или почти боги… ведь и в наших жилах течёт их кровь.

Он пронзительно взглянул на королеву. Тэль перестал болтать ногами и пробормотал: «А есть-то хочется…», - но его проигнорировали. – Может есть, а может, нет, – подумал вслух он.

– Иногда даже мне хочется помечтать, – тихо донеслось из-под маски.

– Приезжай к нам. У нас нельзя не мечтать. Если, конечно, ты не прожил там всю жизнь.

– Я родился в местах, не тронутых технологией, как я Вам уже говорил. Этот мир – само воплощение мечты… Но достаточно, – взгляд Инквизитора снова стал холодным и пронзительным, а закравшаяся туда теплота исчезла.

– А мы до сих пор не применяем технических новшеств… Ладно, вернёмся к нашим рыбам.

Тираэль недоуменно уставился на собеседника.

– Кстати, миледи, мы не мешаем Вам?.. Возможно, Вы хотели бы отдохнуть после напряжённого дня?..

– Что Вы думаете о других приглашённых? – Тэль неожиданно вернулся к теме, с которой начинался разговор, посмотрел на королеву…

Беттелейрэн резко села, уставившись невидящим взглядом в одну точку. И исчезла.

– Хм… весьма бестактно, – пробормотал Инквизитор.

Тэль-Каэн вскочил и бросился к её креслу, которое, как и следовало ожидать, оказалось пустым.

– Остаётся понять, она сама, или?.. – растерянно проговорил он.

– Милорд, королеву мы оба знаем плохо, но я точно уверен, что если её и похитили, то она сама этого хотела – её сила превосходит Вашу и мою вместе взятые.

Серебряный эльф сощурился.

– Думаю, для Вас не секрет, почему, – Тираэль вопросительно взглянул на Каэна.

– Кто знает, кто знает… чёрт!

– Что «почему»?

Инквизитор не заметил вопроса или сделал вид, что не заметил.

– Ваши предложения, милорд?

Тэль достал из-под рубашки серебряный крест и сжал в руках. Эльф с интересом наблюдал за ним. Через некоторое время Тэль-Каэн убрал амулет обратно.

– Она далеко. Точнее, не совсем близко.

– Иногда я думаю, в наших руках столько власти… Мы решаем судьбы миллионов людей, а даже свою судьбу до конца не определяем. Поистине, смешно.

– Такова жизнь… Ты что-нибудь можешь сделать?

– Я? Много и ничего.

– Сейчас, для неё?

– Для неё… самое мудрое, на мой взгляд, – ждать её приказов, милорд. Отдохните, день был тяжёлым… Мы сейчас бессильны.

– Боюсь, ты прав. Увы.

– Ложитесь, я не привык спать.

– Учись, – Тэль улыбнулся и вернулся к окну.

– В школе контроля тела нас учили оздоравливать клетки мозга и тела обыкновенной медитацией, что равно Вашему сну, но занимает меньше времени… При моей работе время – роскошь.

Тэль молча смотрел в окно…




Позади Михаэля возникла Беттелейрэн. Верлон посмотрел на возникшую в зале королеву, проследил её перемещение.

– Ну вот, миледи легко пользуется аналогом паракинеза, – карнайн улыбнулся с непонятной иронией. Сиба тоже улыбнулась и посмотрела на говорившего карнайна.

– Милорд, можно отвлечь Вас на несколько минут?

Агент СВЦ резко обернулся, не ожидая увидеть Владычицу.

– Разумеется, Беттелейрэн, я Вас слушаю.

– Я вижу, Вы торопитесь покинуть планету, но, может быть, отложите отъезд на некоторое время? Это даст возможность нам обсудить дела, а нашим гостеприимным хозяевам – уладить это нелепое недоразумение, – она произнесла это подчёркнуто вежливо, но с нажимом. – Может, пройдём к Вам в номер?

– Вы правы, я не собираюсь задерживаться здесь после случившегося. Но я с удовольствием побеседую с Вами. Пройдёмте, – Михаэль чуть отступил в сторону и приглашающе указал в сторону двери.

К ногам королевы подошёл котёнок и потёрся. Тот самый, которого она некоторое время назад отпустила, перед тем как войти к себе. Она улыбнулась, взяла на руки, почесала его за ухом, на что кэтлорд мурлыкнул и устроился поудобнее, подставляя второе ухо. После чего в сопровождении Вайнера она покинула зал, не глядя на тех, кто недавно загораживал выход.




Минут через двадцать Беттелейрэн вошла в комнату. Услышав открывающуюся дверь, Тэль резко обернулся. Она успела заметить тревогу и боль в его глазах.

– Простите, милорды. Я была вынуждена покинуть вас, – извинилась королева и снова заняла своё кресло.

– Мы заметили, – хмуро пробормотал Инквизитор.

– Мне на самом деле жаль. Но если бы я опоздала…

– Ты могла сказать…

– Не нам указывать королеве, – оборвал его Эльф в маске.

– Кто указывает?

Она сидела, разрываясь между чувством вины и злости, ибо на самом деле не привыкла отчитываться перед кем бы то ни было, отлучаясь по делам.

– Королева сама решает докладывать о своём уходе или нет.

– Да. Но я волновался.

– Это не причина. Не забывайтесь, милорд.

– Тираэль, не надо… – попросила Беттелейрэн.

Молниеносным движением эльф убрал клинок в ножны и, полуприкрыв глаза, спросил:

– Королева Сумеречного Круга будет делать какие-нибудь официальные заявления по поводу произошедшего?..

– Не вижу в этом необходимости.

Тэль отвернулся обратно к окну. Инквизитор тихо рассмеялся.

– Хоть кому-то весело, – вздохнула королева.

– Даже тут мы, существа одной системы, не доверяем друг другу до конца…

Серебряный эльф промолчал.

– Сложно доверять тому, для кого все окружающие – враги, хотя вопрос вовсе не в доверии.

На этот раз Инквизитор рассмеялся искренне.

– Я всегда знал, что моя личность крайне популярна в Сумеречном Круге, – со смехом произнёс он, и, помрачнев, добавил:

– Когда-то давно я прочитал хорошую фразу, которую можно было бы сделать девизом ИЛК: те, кого мы защищаем, нас презирают, те, против кого мы сражаемся, нас ненавидят.

– И ни одного друга… – тихо сказал Тэль.

– Я не имею права на друзей – из-за меня им могут причинить боль. Вы знаете, что меня сложно как-то задеть. Но если у меня будут друзья…

– Нам нужны друзья, которые будут нам равны…

– Говорить так – значит, признавать, что есть кто-то ниже нас… а это не так, – ответил Инквизитор.

– Есть кто-то, кто отличен от нас.

– Все мы разные. И я, и Вы, и королева… и те люди из зала… все мы хотим жить и быть счастливыми. Все хотят, чтобы их люди жили хорошо, но счастье для всех невозможно… увы, – глаза Тираэля стали почти серебряными.

Спустя некоторое время раздался стук в дверь.

– Войдите.

На пороге появилась девушка со светло-жёлтыми с зеленоватым оттенком волосами. Длинная чёлка падала на глаза. Человек. Впрочем, нет – глаза кошачьи.

– Извините за беспокойство, Ваше Величество. Моё имя Лирре. Госпожа Старшая кошка не может оставить гостей и попросила меня передать Вам информацию. Позвольте войти?

– Да, входите, пожалуйста – Беттелейрэн жестом предложила ей сесть.

Она прошла в комнату, улыбнулась эльфу, но он, задумавшись, смотрел в окно.

– Ваше Величество, Вы – королева волшебной планеты, мира, где действует магия, не так ли?

Владычица несколько удивилась такому вопросу, но ответила.

– Именно так.

– Когда-то у нас была база на планете Теней. В неё угодил метеорит, и мы её не стали восстанавливать. Вещи перенесли в тайники и оставили там. Тайники надёжно защищены от грабителей, но мы не рассчитали, что будет применена магия. Кто-то проник в наш тайник с помощью магии и выкрал семейную реликвию семейства Блэк.

Беттелейрэн откинулась назад. Она намеревалась дождаться, пока девушка до конца изложит причину визита. И наводящих вопросов задавать не собиралась.

– Мы почти не работаем с магией, – продолжила Лирре. – Потому нам было бы неплохо заручиться Вашей поддержкой в этом деле.

– И в чём она должна выражаться?

– Не могли бы Вы помочь нам найти преступника и вернуть Сферу Девяти Жизней?

– Как Вы это себе представляете?

– Есть подозрения, что это кто-то из Сумеречного Круга, раз там была применена магия. Неужели у Вас нет хороших детективов, способных раскрыть преступление?

– Неужели их нет у вас? – спросил Серебряный эльф с долей иронии.

– Мы не работаем с магией. А там действовал очень сильный маг.

– Любопытно… но эта планета – не из Круга…

– В том-то и дело! Этот маг может действовать сам по себе, а таких, как я знаю, немного. Это отдалённая колония в техногенном секторе. Регулярных рейсов на неё нет, колонисты ведут замкнутый образ жизни.

Королева обозначила на лице улыбку.

– Назовите хотя бы одну причину, по которой я должна помогать вам в этом деле? Зная кэтлордов, могу предположить, что поисками артефакта уже занят не один человек…

– Причина – наша поддержка. Наши технологии.

– Зачем нам ваши технологии?

Владычица удивлённо подняла брови.

– Милая, неужели Вы хотите сказать, что союз Сумеречного Круга и кэтлордов зависит от поиска этой вещи, и если я откажусь, то они откажутся сотрудничать с нами?

Лирре слегка прикрыла глаза, как будто щурясь от яркого света.

– Противостоять СВЦ, например, – ответила она Тэлю и повернулась к Беттелейрэн. – Нет, это личное дело семейства Блэк, к которому я имею не слишком далёкое отношение. Сэр Уильям – мой дядя.

– Технологии – это как раз к СВЦ… мы используем магию.

– В таком случае давайте не будем мешать деловые и личные отношения.

Девушка в нерешительности замялась. Возраст кэтлорда определить трудно, но Лирре выглядела очень молодо.

– Так что мне передать дяде и тёте?

– Позвольте спросить, а почему они не пришли сами, ведь, насколько я Вас понимаю, дело очень важное?

– Леди Элеонора не может в данный момент покинуть банкетный зал. Правила приличия обязывают её там присутствовать. А дядя сейчас, – Лирре вздохнула, – в туманности Кошачий Глаз… он… – девушка опустила глаза – это всё из-за Кэт. Я, наверное, не должна рассказывать, но она… – Лирре подняла глаза на королеву. В них стояли слёзы. – Она вечно влезает в неприятности, дядя вытащил её, а сам был ранен, и теперь… – она сжала кулаки. – Я её ненавижу! Мой дядя и её отец чуть не умер, а ей хоть бы хны!

Кэтлорд виновато опустила глаза.

– Простите.

– Ничего страшного, – сказал Тэль.

– Я могу идти? – робко спросила Лирре.

– Не волнуйтесь, юная леди, – голос Беттелейрэн стал гораздо мягче, она понимала как девушке неловко за эту вспышку гнева перед незнакомыми людьми, – Вам не стоит стыдиться своих эмоций. Передайте дяде и тёте, что я хотела бы с ними поговорить. Да, конечно, идите, – она тепло улыбнулась.

– Спасибо. Только… не говорите, пожалуйста, никому, что я выболтала.

– Разумеется.

Когда кэтлорд вышла, королева задумчиво покачала головой.

– Не нравится мне эта история…




Незадолго до прихода к королеве гостьи, Великий Инквизитор направился к себе в номер, с целью сбросить часть амуниции и кое-что забрать. Чуть дальше по коридору, вжимаясь в стену, стояла девушка – похоже, человек, но с некоторыми признаками эльфа. Заметив его, она испугалась ещё больше. Тираэль не мог пройти мимо. В сумеречных эльфах расовые привязанности были очень сильны.

– Миледи, что-то случилось? – он говорил мягко и тихо, голос, казалось, завораживал – он был не только диктатором, но и оратором, – Вы выглядите напуганной.

Она смотрела на него большими синими глазами. В полумраке и без того бледная кожа приобрела мертвенный оттенок. Короткие серо-белые волосы падали на лицо, чуть прикрывая глаза.

– Не пугайтесь, прошу Вас… – глаза Инквизитора потеплели и засветились серебром. – Я могу защитить Вас, если Вам угрожают. Может, Вы слышали о Рыцарях Эльфов, которые поклялись защищать сородичей?.. Я – один из них, – он протянул ей руку. – Пойдёмте, я напою Вас чаем – это поможет Вам успокоиться.

Девушка отшатнулась в сторону.

– Вы… Инквизитор?! – в ужасе воскликнула она.

Выражение крайнего недоумения отобразилось на лице эльфа.

– Да… иногда меня так называют. Неужели об Инквизиторах ходит настолько дурная слава, что их боятся те, кого она призвана защищать?.. – в спокойном голосе Тираэля послышались нотки горечи и отчаяния.

– Да что же это такое?! – ужас смешался с яростью. – Там – Аррэн-Ханд, тут – Инквизиция… – она обернулась, размышляя, не кинуться ли назад, но передумала и с ненавистью взглянула в его глаза. – Так лучше они, слышите?! Они не убивают просто так, а изменяют незаметно, так, что тебе становится всё безразлично. А вы… – ненависть вспыхнула в синих, как ночь, глазах. – Инквизиция убила моего брата, едва распознав в нём кибера! Я Вас ненавижу!!! Ненавижу!!!

Выплеснув гнев, девушка, дрожа всем телом, медленно сползла по стене.

– Убивайте. Мне уже безразлично.

Она обречённо закрыла глаза. Сидящее на полу дрожащее существо. Загнанный в угол прекрасный дикий зверёк. Глаза Инквизитора потухли.

– Они убивают изнутри, миледи. Кибернетика – одно из средств такого убийства. Мы не имеем права насильно менять свою суть, кроме как путём тренировок. И за мучения нам воздастся.

Инквизитор подошёл к девушке и взял её на руки. Она не сопротивлялась, но вся сжалась от волнения.

– Пойдёмте, миледи, Вам нужно успокоиться.

– Убивайте… – повторила она, – мне безразлично… – и потеряла сознание.

Он отнёс её в свою комнату и, положив на кровать, налил кружку крепкого чая.

– Прошу Вас, выпейте это.

Девушка быстро пришла в себя, села, взяла кружку обеими руками.

– Почему Вы не убили меня сразу, как моего брата? К чему эта мнимая доброта?

– Вы действительно считаете нас убийцами?.. – пробормотал Инквизитор. – Инквизиция даже киборгов не убивает без причины, только пришельцы Тёмной галактики могут быть подвержены казни без суда.

Серебряная маска Инквизитора почти сливалась с его глазами.

– Я не верю, что Инквизитор мог убить без причины, – Тираэль положил ладонь на руку девушки, пытаясь её успокоить. – Расскажите мне, что случилось.

– Мой брат побывал на территории Тёмной галактики. У меня с ним телепатическая связь. Я видела красоту и ужас той планеты. Не помню её названия. Я помню страшное пси-давление, которое испытал брат. Мы с ним были в контакте, когда… – девушка закрыла глаза, – когда связь прервалась. Я думала, что потеряла его. Но он вернулся. Вернулся и вскоре отправился по делам в Сумеречный Круг. Когда его убили, мне передался весь ужас, ещё больший, чем когда он был на территории Аррэн-Ханда. На него напали разбойники, и он вынужден был защищаться. Он никогда не носил с собой оружие. Оно было имплантировано в него. Как и в меня. И он его применил в целях обороны. В это время подоспела Инквизиция. На нём сработал сканер имплантантов. Да что там сканер – и без него всё было видно. Моего брата убили. Кошмар и последние эпизоды его жизни телепатически передались мне.

Эльф не чувствовал в ней присутствия Тёмной Галактики. Он нахмурился.

– Если постоянная связь с Вашим братом была прервана, то это значит только одно: он стал одним из изменённых Тёмной галактикой. Он уже не был тем братом, которого родила Ваша мать, он стал марионеткой в руках тьмы, это было избавлением для его души.

Он говорил убеждённо, но мягко, чувствуя необходимость помочь этой девушке, и, может, тем самым помочь себе…

– Он не был изменённым, – уверенно ответила она. В синих глазах снова вспыхнула ненависть. – После возвращения его проверяли. Его убили из-за того, что он воспользовался имплантантом во время самообороны!!! Без суда и следствия!!! На чужой планете, куда он прибыл с мирными целями!!!

Инквизитор вынул ин ножен на поясе кинжал и протянул ей.

– Убейте меня, если Вам от этого станет легче.

– Смеётесь? – её лицо исказила усмешка. В то же мгновение из её рук вылетели длинные тонкие лезвия – это произошло слишком быстро, чтобы он смог заметить их выдвижение. – Если бы я хотела, я бы давно снесла тебе голову, но я не хочу проливать кровь без суда и следствия, не хочу уподобляться вам, – в голосе, всё ещё дрожащем от страха, теперь сквозило то ли презрение, то ли превосходство.




После ухода Лирре Тэль извинился и тоже вышел. Он зашёл в свою комнату, но буквально через три минуты вышел обратно – комната была для него чужой, делать там было нечего. Правитель Серебряной вспомнил о ещё одном важном деле, которое стоило уладить до возвращения домой, и отправился искать Верховную кошку. Он рассчитывал найти Блэк в зале. Там её не оказалось, но встреченный кэтлорд назвала ему номер комнаты, расположенной неподалёку от зала, в которой могла находиться Элеонора.




Для разнообразия королева решила сама встать и открыть дверь. На пороге оказалась леди Блэк.

– Простите за доставленные неудобства, Ваше величество. Позволите мне войти?

Владычица чуть отошла в сторону, пропуская кэтлорда.

– Прошу.

Элеонора зашла в комнату, закрыв за собой дверь.

– Я пригласила Вас, чтобы попросить о помощи.

Беттелейрэн вернулась в кресло.

– В таком случае не было никакой необходимости вызывать меня сюда. Мы могли поговорить и на Лазурном Крае.

– На этот вечер у меня были кое-какие планы. Но после того, что произошло, ни о каких светских делах речи идти не может, – Элеонора грустно вздохнула. – Не могу только понять, кому это могло понадобиться? 41-й Парсек – мирная планета. Если целью было посеять вражду и недоверие – так этого и так хватает. Спровоцировать войну – как-то несерьёзно, не те методы.

Королева сухо улыбнулась.

– Какое отношение к Вашим несостоявшимся планам имела я? Что же касается сегодняшнего инцидента… не думаю, что Вы долго будете пребывать в неведении. Попытка хоть и не удалась, но ситуация требует объяснений. И Вы их предоставите, не правда ли?

– 41-й Парсек – союз пяти рас. Пока только пяти. Но мы хотим мира во всей галактике. Сегодняшний вечер должен был стать очередным шагом к урегулированию разногласий. Но вышло с точностью до наоборот. Объяснений у нас пока нет. Диверсант найден. Это женщина. Человек. Но у неё стоял блок на разглашение информации. Террористка сначала отпиралась, потом попыталась свалить всё на Тора Бьёрнстона. А когда сканировали её память, сработала защитная программа, записанная ей в мозг. Женщина полностью лишилась личности. Единственное, что удалось считать – доказательства невиновности Бьёрнстона и название организации – «Огненный шторм».

– Если верить древней мудрости, правда всё равно станет явной, в нужный для дела момент… Жаль, что Ваша идея осталась невоплощённой, но если цель мира в нашей галактике и осуществима, то до неё в любом случае ещё идти и идти. Но ведь это не единственное, о чём Вы хотели поговорить?

– Это политика, Ваше Величество. А у меня к Вам ещё и личное дело.

– Я Вас слушаю.

– Вы говорили с Лирре? Девочка должна была ввести Вас в курс дела.

– Да. Но она не вдавалась в подробности.

– Украдена очень ценная вещь по меркам нашей расы. Но дело даже не в этом. На месте преступления оставлены лепестки шиповника. Это можно интерпретировать как подпись одной колоритной дамы, известной в криминальных кругах как Невеста дьявола. Впрочем, лепестки могли быть подброшены специально. Самое неожиданное то, что при краже была применена магия. И это на планете техногенного сектора! Должен быть очень сильный маг, чтобы сотворить такое.

– Откуда такая уверенность, что использовали магию, а не какие-нибудь сложные технологии?

– Единственный, кто может преодолеть защиту наших тайников с помощью технологий – Верлон Д'Ро из Аррэн-Ханда. Но даже ему не сделать этого, не повредив наши системы. На месте преступления был обнаружен магический след. А защита была нетронута.

Королева серьёзно задумалась.

– Вы хотите, чтобы я нашла этого мага? – прямо спросила она.

– Да, если это возможно. Простите, что обращаюсь к Вам, но Вы, как никто другой, знаете Сумеречный Круг. А если была применена магия, у меня есть основания предполагать, что искать нужно именно там.

– Я не знаю, насколько это возможно… но я попытаюсь. Однако если у этого мага хватило мозгов, чтобы украсть Вашу реликвию, то уж, наверное, хватит, чтобы залечь на дно… и не факт, что в Сумеречном Круге. И вот какой интересный вопрос: что представляет из себя этот артефакт, раз им заинтересовался столь сильный маг?

– Сфера Девяти Жизней представляет собой прозрачный шар с металлическим основанием диаметром десять сантиметров. Внутри – девять крошечных фигурок, изображающих стадии трансформации кэтлорда. Для нас это – величайшая ценность, произведение искусства. Для нашей семьи – ещё и семейная реликвия. Для Вас – красивая игрушка, безделушка в дорогой оправе. Хотя слухи в своё время ходили разные. Вплоть до того, что Сфера может принести бессмертие.

– Леди Блэк, слухи интересуют меня в последнюю очередь. Если Вы хотите помощи, Вы должны сказать всю правду. Всё, что может иметь отношение к делу. Например, я не могу понять, почему кэтлорды оставили настолько ценную вещь, ведь должны быть причины?

– Люди руководствуются слухами. Вот и видят то, что хотят видеть в том, в чём этого нет, – улыбнулась Элеонора. – Многие наши вещи обрастали такими легендами, что и представить трудно. А мы оставили ценности в тайниках потому, что после падения метеорита нужно было покинуть базу в максимально короткие сроки и уничтожить все следы нашего присутствия. Поэтому наиболее ценные вещи были либо вывезены, либо спрятаны в тайниках, а всё остальное уничтожено.

– Как бы то ни было, теперь нам нужно понять или хотя бы предположить, кому и зачем она понадобилась. Вряд ли кто-то захотел поставить её на туалетный столик рядом с ночником. Скажите, а ранее к этому артефакту кто-либо проявлял внимание?

– Я даже представить не могу, кто из посторонних мог знать, где она находится, не то что проявить интерес. Люди вообразили себе невесть что, и охотников за бессмертием можно найти где угодно. Если причиной кражи стали старые слухи, круг подозреваемых расширяется до бесконечности.

– Значит, надо его сузить. Неужели у Вас нет ни малейших предположений? Вор, как минимум, знал, где искать Сферу…

– Ни малейших, – вздохнула Элеонора. – Иначе мы бы сами справились с делом.

Беттелейрэн замолчала, явно что-то обдумывая. А после спросила:

– Сферу уже ищут, не так ли? Могу я знать, кто и где?

– Мы попросили заняться этим делом Верховного Инквизитора, но он, видимо, отказался. Верлон Д'Ро ввязался сам. Ну и мы собственными силами, разумеется.

– «Видимо»? – усомнилась она. – Но почему он? Почему Вы обратились к нему? Что же касается Верлона Д'Ро… он не производит впечатления существа, – она выделила это слово, подчёркивая его несомненное отличие от прочих, – способного «ввязаться». Если он и выразил интерес, то отнюдь не из-за любопытства, полагаю.

– Бороться с Тёмной галактикой – это его мания, – усмехнулась Элеонора. – Простите, Ваше Величество, но Вам известно, что Инквизиция не питает тёплых чувств к кэтлордам. Как, впрочем, и мы к Инквизиции. Так вот, мы рассудили, что участие в деле дипломата Аррэн-Ханда послужит стимулом. Да и содрать с Инквизиции хоть что-то полезное для нашей расы, не одни же неудобства и мелкие неприятности нам терпеть от Ваших рыцарей без страха и упрёка. Ещё раз прошу прощения за столь резкий тон. А мотивы Верлона Д'Po известны только ему.

Королева рассмеялась. Открыто и искренне.

– Позвольте мне деликатно промолчать, но уверяю, я оценила Ваш юмор, – ещё смеясь ответила она. – И Вы считаете, что Вам ещё понадобится моя помощь?.. Эти же двое из-под земли кого угодно достанут…

Элеонора улыбнулась. Весёлые огоньки на мгновение зажглись в её глазах.

– Мы не слишком-то доверяем Инквизиции в целом и её главе в частности, – мягко сказала она. – Думаю, причины понятны. Вот я и обращаюсь к Вам. Вы всегда были доброжелательны к нашей расе.

– Ничего не могу обещать, леди Блэк. Но я сделаю то, что от меня зависит. Хотя я такой конкуренции явно не выдержу, – она улыбнулась ещё раз.

– Спасибо, Ваше Величество, – в глазах Элеоноры была искренняя благодарность.

– Пока ещё не за что. Но я надеюсь, что дам Вам повод сказать это ещё раз.

Кэтлорд тепло улыбнулась.

– В случае чего меня можно найти в Лондоне, на планете Земля. Если вам когда-нибудь потребуется моя помощь, дайте мне знать любым способом.

– Непременно. А теперь, с Вашего позволения, мы вернёмся в Сумеречный Круг. И в другой раз – извините, но сюда мне вряд ли захочется вернуться. Мне здесь… неуютно. Поэтому, если возникнут дела, я буду рада видеть Вас в Локхайме.

– Хорошо, Ваше Величество. Спасибо, что ответили на моё приглашение. Ещё раз извините за доставленные неудобства.

Элеонора Блэк сверкнула странной улыбкой – не то человеческой, не то кошачьей, и вышла из комнаты королевы.




Едва ступив на лестницу, карнайн заметил в одной из комнат этажом ниже сильный эмоциональный фон. В нём преобладали страх и ненависть, исходящие от одного человека, направленные на кого-то, в ком текла кровь Перворождённых (а таких, не считая Владычицы, на банкете Верлон заметил только двоих – Инквизитора и пирата, который в данный момент никак не мог находиться в комнате для гостей). По мере приближения к номеру, ему становилось ясно, что потомку Перворождённых противостоит девушка-кибер с огромным пси-потенциалом, переполненная злобой и презрением. Карнайн сконцентрировал внимание на происходящем и стал спускаться вниз.




Инквизитор усмехнулся в ответ и слегка отпрянул.

– Демонстрация силы… – рассмеялся он, – не хотел бы я быть Вашим врагом, – слова звучали неискренне. – Я несу ответственность за всех моих братьев. Миледи, между прочим, как Вас зовут?

– Арина Миллер, больше известная как Комета, – усмехнулась полуэльф, убирая лезвия.

В памяти Тираэля всплыли кадры криминальной хроники: парень и девушка, обладавшие паранормальными способностями и называвшие себя Метеором и Кометой. На их счету было немало раскрытых преступлений и спасённых жизней мирных граждан, в то же время и немало крови самых гнусных представителей криминального мира – в основном, серийных маньяков, извращенцев, работорговцев. Внезапно сообщения о них прекратились. Он задумчиво потёр подбородок.

– Впечатляет. Моё имя Тираэль. Но им меня редко называют…

– По твоей милости, Тираэль, Метеора больше нет. Твоя система неплохо работает. Жаль только, что против тех, кто стоит на страже этого мерзкого мира, в котором правят такие, как ты.

– Миледи, скажите, так думают во всем Сумеречном Круге?

– Я не буду говорить за всех, – справедливо заметила Арина. – Я отвечаю только за себя.

– Что ж, вижу, Вы понимаете, кто я?

– Да, Инквизитор, – в голосе Кометы больше не было страха. – Я искала тебя. Хотела отомстить. Это я перебила отряд, который убил тогда Метеора. Я выслеживала их поодиночке, когда они меньше всего ждали опасности, и убивала каждого медленно, наслаждаясь местью. Но вслед за чувством удовлетворения приходила пустота. В конце концов, я поняла, что мне нужен ты – тот, кто создал эту мясорубку для киберов и Тёмных. Но до тебя не так-то просто добраться, моя радость, – в голосе прозвучала издёвка. – А потом я решила тебя не убивать. Ведь не ты стрелял в моего брата.

Великий Инквизитор выхватил из ножен меч и молниеносным движением приставил его к горлу девушки. Глаза его горели почти демоническим огнём.

– Ты убивала моих братьев?!

Комета только расхохоталась.

– Как тебя легко, оказывается, провести, Инквизитор! Я не боюсь ни тебя, ни Тёмной Галактики. Да, я убивала. Я мстила за своего брата. Я отомстила за его смерть, но вместо удовлетворения получила пустоту. Мне стало противно. Мне нечего терять. Ты можешь меня убить, но знай, после моей смерти от твоей руки ты не уйдёшь отсюда чистеньким. Это и станет моей местью тебе.

Абсолютно спокойно эльф убрал клинок в ножны.

– Мне не за что мстить. Я вижу, что ты уже наказана. Твой ад в тебе.

– Испугался? – с сарказмом осведомилась Арина. – Впрочем, чего можно ожидать от существа, не способного даже показать своё лицо. Боишься выстрела в спину, Тираэль?

Глаза Инквизитора стали бесконечно глубокими.

– А хочешь ли ты увидеть лицо Лазурного Убийцы?

– Считаешь себя особенным, мой сладкий мальчик? – лисьим голоском произнесла Комета. – И не таких видали.




Сразу после ухода Старшей кошки Беттелейрэн переоделась, сменив чёрный деловой костюм на белое платье королевы Сумеречного Круга. Она намеревалась покинуть 41-й Парсек сразу же по возвращению Серебряного эльфа. А пока же решила зайти попрощаться с Инквизитором, и по ходу задать несколько интересных вопросов. Королева вышла, закрыла дверь. Проходя мимо лестницы, она заметила, что кто-то спускается. Увидев, кто именно, она чуть приостановилась, улыбнувшись то ли Верлону, то ли своим смешавшимся эмоциям. Карнайн встретился взглядом с королевой и кивнул в знак приветствия. Спустившись окончательно, Д'Ро приложил левую руку к правому плечу и поклонился.

– Моё почтение, королева, – даже при поклоне он не сводил с неё глаз. – Уже покидаете сие весёлое мероприятие? Надеюсь, ничего серьёзного?

Рядышком с Ктулху приземлилась спрыгнувшая Сиба. Она спустилась, прыгая через ступеньки, низко поклонилась и встала слегка позади Верлона. В глазах горел вызов, правда, в отличие от тёплого эльфийского взгляда там мерцал холодный зелёный огонь пламени сверхновой. Королева кивнула в ответ и улыбнулась.

– Покидаю. Ибо веселье уже, похоже, закончилось. Здесь, по крайней мере…

– Ну, веселье всегда можно продолжить, – он странно улыбнулся. Непонятно какое «веселье» имелось в виду. – Вам не кажется, миледи, что местный конфуз со взрывчаткой имеет странный привкус авантюры? – глаза выражали вопрос и из-за того, что они были немного больше нормальных человеческих, производили своеобразную гиперболу эмоций.

– Оно и продолжится. В своё время, в своём месте. Авантюра? Пожалуй, да. Хотя и бессмысленная, на мой взгляд.

Карнайн подошёл ближе и теперь получалось, что он смотрит как бы сверху вниз.

– Вот именно, что бессмысленная, – он жестом указал в сторону коридора с номерами (среди которых был и номер Инквизитора), как бы приглашая к прогулке. – Вы без охраны? В такое-то неспокойное время?

Королеве на секунду стало не по себе. Но она лишь пожала плечами, как бы говоря, что не против пройтись, и сделала несколько шагов в том направлении.

– Без. Почему-то в последнее время окружающих очень стала волновать моя безопасность. Неужели я кажусь столь беззащитной? – Беттелейрэн посмотрела ему в глаза, словно надеясь в них что-то найти. Но там виднелась лишь бездна. И странная теплота.

– Это не беззащитность, это бремя статуса, – произнёс он мягким голосом с лёгким бархатным вибрированием. Медленным шагом они ступали вдоль широкого коридора. Сиба держалась в двух шагах позади. – Вас тяготит Ваш статус? – изящный жест рукой. – Странное желание быть свободной, стоя во главе целой Империи?

– Никогда. Я та, кто я есть. И я на своём месте. Хотя… свобода – красивое и такое влекущее слово. Но что есть свобода?

– Свобода? – карнайн улыбнулся. Под ресницами на мгновение протаяла затягивающая бездонная пропасть. – Свобода – это возможность совершать обдуманные поступки. Те, что Вы считаете нужным, не опираясь на законы и требования кого бы то ни было. Слова слишком скудны, миледи. У каждого своя свобода. Для меня это – недостижимое понятие Абсолюта. Для Вас это вполне может быть тёплый солнечный денёк на берегу речушки в тени деревьев, – Верлон слегка развёл руками, демонстрируя абстрактность понятия. На словно бы отлакированных чёрных ногтях играли блики.

– Для меня же свобода – совершенно отвлечённое слово, милорд. Я просто в неё не верю. Человек всегда зависим. Именно от этих законов. Может быть, где-то и у кого-то иначе, но я не встречала свободных. Другое дело, как к этой не-свободе относиться. И от чего зависеть…

– Вы считаете, что, прячась от зависимости за иллюзиями долга, чести, преданности от сковывающих решёток клети, индивидуум поступает более чем разумно?

– Я считаю, что разумно осознавать свою зависимость как таковую, понимать и принимать её, а не бессмысленно скрываться за иллюзиями, сколь прекрасными словами они бы не прикрывались.

– Осознание зависимости – это первый шаг к её уничтожению, – карнайн замер напротив двери Инквизитора. – Мне всегда было интересно, какими мотивами руководствуются Ваши псы, убивая моих людей?

Королева внутренне напряглась, как сжатая пружина.

– Полагаю, что Вы захотите услышать ответ от их предводителя, человека, чьими идеями они живут…

Она подошла к двери и уверенно постучала. Верлон внешне выглядел расслабленным и флегматичным, на лице отразилось странное презрение.

От девушки в комнате разошлась волна ненависти, пренебрежения, боль утраты и пустоты, потери смысла жизни. На несколько секунд Комета увидела лицо Великого Инквизитора, испещрённое ужасными шрамами и ожогами, на котором два пронзительно голубых глаза выделялись, словно два озера в пустыне. При стуке дверь Тираэль мгновенно надел маску, и на лицо его вернулась прежняя суровость. Автоматически он проверил оружие и распахнул дверь.

– Доброго вечера, Инквизитор. Мы покидаем планету в ближайшее время, я зашла попрощаться. И, если бы Вы уделили нам с милордом время, – королева посмотрела на карнайна, – мог бы состояться очень интересный разговор. Но, как я вижу, Вы заняты, – она бросила взгляд на девушку и поприветствовала её лёгким наклоном головы.

Верлон кивнул в знак приветствия Инквизитору, попутно осмотрев и просканировав в доступном диапазоне девушку. Выявил наличие имплантантов и общее психофизическое состояние. На лице Сибы проявилась плохо скрываемая усмешка.

– Милорд, – голос Ктулху был мягок и спокоен, – надеюсь, мы Вам не помешали.

Эльф мгновенно почувствовал в пришельце выходца из Тёмной галактики. Только присутствие королевы остановило его и не позволило начать бой прямо тут.

– Нелюдь… – прошипел он. – Что тебе здесь нужно?! – глаза ледяными иглами вонзились в карнайна. – Миледи, не думал, что у Вас есть друзья из… этих.

– Мы не друзья, Инквизитор. Мы просто достаточно цивилизованные люди, чтобы общаться спокойно, – отпарировала Беттелейрэн.

На агрессивное поведение Верлон ответил открытой и расслабленной позой, в которой читалось нескрываемое превосходство. Его внимание было направлено на девушку. Запрос к Материнской Сфере Од-Харба принёс свои результаты – в сознании Тёмного звёздочкой вспыхнула информация о девушке и её брате.

– Ваше чувство дипломатического такта всё ещё нуждается в тренировке, Тираэль. – холодный, слегка насмешливый тон.

Сказать, что Инквизитор был в ярости, – значило, промолчать о его состоянии. Кулаки сжались так, что побелели костяшки пальцев. Тихо и очень ядовито эльф выдавил:

– Ты и тебе подобные ещё смеют говорить о дипломатии?! Вы, играющие людьми?! Всю свою жизнь я сражался с подобными тебе, и пока моё сердце способно биться, я буду вас уничтожать, – обычно равнодушное лицо Инквизитора было перекошено яростью и ненавистью. – Что тебе нужно, пёс тьмы?

Карнайн улыбнулся, демонстрируя белоснежные мелкие острые зубы.

– Я очень рад, герр Тираэль, что могу дать смысл Вашей жизни, – отозвался он без тени насмешки. – Мне жаль Вас разочаровывать, но Вы воюете с мельницами. На планете Земля это чудное сравнение как нельзя лучше отражает смысл Вашей жизни. – Ктулху прислонился к дверному косяку.

– Осторожнее, Инквизитор, – рассмеялась из-за спины эльфа Арина Миллер, снова выдвигая клинки. – Не боишься удара в спину? – насмешка смешалась с болью. Обезображенное лицо эльфа не произвело на неё должного впечатления.

Внезапно ярость Тираэля пропала и уступила место безмерной усталости, усталости существа, которое живёт значительно дольше, чем хотело бы.

– Думаете, я не устал от этой войны? Думаете, мне легко отправлять каждый день десятки братьев, зная, что они не вернутся домой? Я был рождён эльфом. Но, как сказано в одной притче с упомянутой Вами Терры, «тот, кто долго сражается с драконами, сам становится драконом».

Он сел в кресло, показывая, что не будет против, если гости войдут. Королева пристально посмотрела на девушку и тихо велела:

– Уберите это, юная леди.

– Ты слишком жалок, чтобы сравнивать себя с драконом, – фыркнула Комета и убрала клинки. – Теперь она с интересом рассматривала вошедших.

– Войны? – его глаза выражали удивление и смех. – Королева, о какой войне Ваш подчинённый ведёт речь? – карнайн прошёл и сел в непредложенное кресло. Сиба тут же присела на подлокотник и сверлила холодным взглядом Комету. Ответом Сибе был холодный и таинственный, как сияние кометы, взгляд. Стало очевидно – она симпатизирует Тёмной Галактике – возможно, сказывались рассказы брата. – А бар здесь есть? – задал невинный вопрос Верлон.

– У каждого человека своя война. И свои демоны. А если Вас интересует, что именно подразумевает Верховный Инквизитор Лазурного Края, – сказала она, подчёркивая автономность Инквизиции, на которой неоднократно настаивал Тираэль, – спросите у него.

Владычица прошла к окну и присела на подоконник. Отсюда было видно всех.

– Не все войны объявляются, не все войны имеют победителей. Думаю, Вам это известно не хуже меня… – обратился Инквизитор к Тёмному. – Я не подчинённый, я – Рыцарь моего мира, и мой долг всеми силами защищать Сумеречный Круг, а сейчас моя сила – это ИЛК. – Комета, думаю, фраза про дракона в большей мере относится к тебе, нежели ко мне – я стал таким не от сражений. Ваше Величество, мои демоны снедают только меня и это мои демоны…

Эльф в маске откинулся в кресле.

– Да, кстати, бара я не держу по причине отсутствия потребности в алкоголе. Полагаю, Вы можете заказать необходимое в номер.

– Мне нравится убивать, – Миллер обратила к Инквизитору хищный взгляд. – Мне нравится сам процесс убийства. Потому мы с братом и взялись за чистку галактики от негодяев, против которых бессилен закон, – она усмехнулась. – Совмещали приятное с полезным. До тех пор, пока его не убили твои головорезы, Инквизитор. А драконы… слишком прекрасные существа, чтобы употреблять их имя для низких сравнений.

– Вот и мне кажется, что Вы воюете со своими демонами, а используете при этом жизни своих людей.

Карнайн что-то сказал Сибе в ультразвуковом диапазоне. Девушка кивнула и ушла к терминалу в углу комнаты. Он продолжил:

– Я планирую навестить Ваш прекрасный уголок с визитом вежливости. Надеюсь, ИЛК позаботится о безопасности моих людей, – безобидно так поинтересовался Верлон не то у Инквизитора, не то у королевы.

– А Ваши люди нуждаются в защите ИЛК? – тем же невинным тоном ответила вопросом на вопрос Беттелейрэн.

Инквизитор обратился к Комете:

– И ты зовёшь меня убийцей? – И повернулся к Ктулху. – Думаю, я позабочусь о максимуме проблем для тебя, Тёмные не будут просто так ходить по Сумеречному Кругу.

– Я не убиваю просто так, Тираэль, – ответила Комета. – Мы с братом убивали только тех, по кому электрический стул давно плакал, но кого невозможно было убить законными средствами. Законы многих планет гуманны даже к серийным маньякам и террористам. Подлецы отсиживают установленный срок в тюрьме и берутся за старое, с большей озлобленностью, с новой извращённостью. И закон ничего не может с ними сделать, пока идёт сбор доказательств и бумажная волокита. А взятки? Подкупы судей? Всё это есть, мой сладкий мальчик, есть и на техногенной стороне, и на Вашей. А мы очищали мир от такой мрази, пока не вмешались твои прихвостни, мой заблудившийся фанатик.

Сиба вскоре вернулась на подлокотник по левую сторону от карнайна. Вскоре в номер вкатили тележку с фруктами и вином местного производства.

– Хотите сказать, что будете осложнять жизнь гостям королевы с дипломатической миссией? Неужели один единственный карнайн способен доставить много неприятностей? – улыбнулся он и посмотрел на Комету. – А вот Вы бы, леди, держали свой язык за зубками. Вы сейчас только что выделениями слюнных желез не брызжите, доказывая свою правоту, – голос приобрёл стальную нотку.

Комета гневно уставилась на Верлона.

– У меня с этим типом личные счёты. Я мщу за брата. А потому попрошу не вмешиваться! Я первая до него добралась, а Вы, будьте добры, обождите. – Комета обворожительно улыбнулась представителю Аррэн-Ханда. – Я вне закона, карнайн. Лично вам приношу свои извинения, но дипломатические статусы ничего для меня не значат.

Королева подошла к вазе с фруктами, выбрала небольшое яблоко и молча вернулась на подоконник. Она внимательно наблюдала за каждым, кто говорил. Смотрела спокойно, с мелькающей порой улыбкой, чаще прочих задерживая взгляд на Верлоне. Верлон взял с подноса яблоко, сделал странное движение пальцами и плод, разрезанный на несколько долек, ровненько распался на раскрытой ладони.

– Да пожалуйста, – усмехнулся он, предлагая Сибе дольку. – Умереть – это только Ваше дело.

– Мне нечего терять, – спокойно сказала Комета. – Непосредственно убийцам я отомстила, а теперь будь что будет. Хотя бы, – не удержалась она от колкости эльфу, – попробую главного врага на прочность. Или у Вас есть предложение получше?

– Есть, – голос отразил глубину. – Ваш брат, наверное, не допустил бы Вашей смерти. Но это Ваше дело.

Внимание карнайна сосредоточилось на Беттелейрэн.

– Миледи, когда будет удобнее нанести Вам визит вежливости? Я планирую сделать это в течение местного цикла.

– Милорд, если это визит вежливости мне, то совершенно нет необходимости прилетать на Лазурный Край, – она чарующе улыбнулась. – Мы можем встретиться и обсудить дела, – королева сделала небольшую, но выразительную паузу, – на нейтральной территории, что значительно облегчит жизнь Инквизиции, – взгляд в сторону Тираэля, – и многим другим…

– Вы знали моего брата? – тихо спросила Комета.

– Нет, я не знал Вашего брата лично, – карнайн перевёл взгляд на Владычицу. – Я бы хотел воочию увидеть пейзажи Сумеречного Круга и Лазурного Края в частности. Говорят, у Вас очень чистое и ясное небо?

Сиба всё так же сидя на подлокотнике, с интересом следила за беседой…




Тэль шёл по пустынному коридору. Все двери одинаковые. Покрытие пола поглощало звук шагов. Он подошёл к двери с нужным номером, негромко постучал. Она бесшумно открылась, но за ней никого не было. Уютная комната была оформлена в изумрудно-зелёных тонах. Мягкая мебель, столик, видеофон и компьютер в углу, бархатный абажур вместо привычных стандартных дамп дневного света.

– День… добрый? – эльф сел в кресло.

– День? – тихий голос раздался за его спиной. – Время близится к полночи.

Обернувшись, Тэль увидел Элеонору.

– Где-то сейчас день… У меня к Вам несколько вопросов. Не возражаете?

– Я рада, что Вы пришли, – кэтлорд села напротив эльфа. – Желаете что-нибудь выпить?

– Как Вам будет угодно… только не алкоголь.

Она поднялась с кресла, подошла к шкафчику в стене, достала высокие хрустальные бокалы и налила в них напиток нежно-фиолетового цвета из замысловатой формы бутылки. Приятный запах каких-то инопланетных цветов слегка кружил голову. Бутылку и стаканы кэтлорд на серебряном подносе перенесла на стол и снова села на то же место.

– Я отвечу на Ваши вопросы.

– Как приятно. Вы говорили с Эй… с королевой насчёт Вашей пропажи?

– Да. Я попросила её помочь. Это личное дело, политика тут не при чём.

– Я знаю. У меня есть просьба. Но я не знаю, к кому конкретно с ней обращаться. Поэтому спрошу Вас, – эльф немного помолчал. – На этой планете есть ещё невосстановленные острова?

– Здесь восстановлен лишь маленький сектор. Остальное – безжизненная пустыня металлолома и пластика с вкраплениями ядовитых веществ.

– Но Вы планируете продолжить восстановление?.. Я хочу попросить, чтобы на одном из островов были воспроизведены условия моей родины. Это возможно?

– На этой планете я – такой же гость, как и Вы. Потому ничем не могу Вам помочь. Обратитесь в правительство или в комиссию по восстановлению.

– Совет: к кому именно мне обратиться? Вы не знаете?

Элеонора задумалась.

– Точно сказать не могу. В Центральном секторе есть здание правительства – там Вам подскажут, я думаю.

– Я почему-то думал, что Вы наравне участвуете в этой работе.

– Нет, что Вы. Я живу и работаю на Земле, в Лондоне.

– Значит, я ошибался. Бывает. Простите за беспокойство…

– Ничего страшного, – Элеонора отпила душистый цветочный напиток. – Мне жаль, что я не могу Вам помочь. Насколько мне известно, планета не совсем безжизненна. Здесь попадаются такие чудеса искажённой неестественными мутациями эволюции, с какими лучше не встречаться.

– Все возможно… Простите, у меня мало времени, – вежливо поклонился, вышел и без задержек вернулся к себе.




Обнаружив полное отсутствие всякого присутствия королевы в отведённом ей номере, Серебряный пошёл к Инквизитору – советоваться. Услышав через неплотно прикрытую дверь множество голосов (в том числе несколько знакомых), эльф решил пренебречь на этот раз вежливостью и зашёл сразу же после негромкого стука:

– День добрый, моя королева, дамы, господа… я не помешал?

Карнайн перевёл взгляд на Тэля.

– Приветствую Вас, любитель зелёных насаждений, – Ктулху был спокоен и доброжелателен.– День? – Беттелейрэн посмотрела на часы, подняла глаза на Тэля и почти сразу их отвела. – Уже почти полночь, – произнесла она, глядя уже в окно…

И вдруг ей нестерпимо захотелось выйти в эту ночь, почувствовать её не через холод стекла. Она негромко извинилась и вышла на балкон, закрыв за собой дверь. Непривычные звуки и запахи окружили её со всех сторон, будто силясь оторвать от земли и унести вдаль. Королева отошла к стене и прижалась к ней спиной. Она смотрела на этот совершенно чуждый мир, на небо, на тысячи огней, на темноту, бессильно отступающую перед этими огнями. Здесь всё было иначе, не так, как дома, но и здесь жили люди, мечтающие о том же, что и во всей Вселенной. Но люди другие, не знающие ни природы, ни магии… Она закрыла глаза, погасила все мысли, и замерла, ощущая лишь прикосновения тёплого ветра…

– И я Вас… Правда, серебро мне ближе зелени, но это не так важно. Мне кажется, мы с Вами, – он обернулся к Миллер, – и с Вами не знакомы. Моё имя – Тэль-Каэн.

– Арина Миллер, – улыбнулась девушка, – больше известная как Комета.

Ктулху в улыбке приподнял краешки губ.

– Верлон Д'Ро, посол Аррэн-Ханда, – голос его слегка звенел, но смотрел карнайн в сторону балкона.

Инквизитор, наблюдавший всё это со стороны, улыбнулся.

– Хм… я смотрю, тут собралась прямо-таки толпа моих фанатов. Тёмный, тебе и твоим сородичам нечего делать в Сумеречном Круге и уж тем более на святой земле Лазурного Края. Комета, я не сражаюсь с разбойниками, моё дело – твари из тьмы. И те, кто нападает на моих людей. Не переоценивайте себя – фраза о том, что вы добрались до меня первой, очень смешна, – не уверен, что Вы сумеете справиться с одним из немногих Рыцарей Сумерек. Приветствую тебя второй раз за вечер, Эльф Серебра, сегодня день богат на встречи с тобой, – Тираэль обратился ко всем, задумчиво глядя на королеву за дверью балкона. – Господа… вы верите в Судьбу?..

– Судьба? Что ты называешь судьбой? Этим словом можно обозначить многое, но не во всё можно поверить, – свободные кресла кончились, так что Тэль, не задумываясь, сел на кровать.

– Судьба – то, что направляет нашу жизнь, сводит людей… Раскидывает тех, кто делает одно дело, по разные стороны баррикад, – эти слова явно были адресованы Арине. – Заставляет убивать… и терять друзей.

– Тираэль, Вам не кажется, что Вы только что озвучили объяснение глупости и недальновидности? – Верлон говорил, не сводя глаз с балконных дверей. – Самое простое – это списать свои ошибки на то, что не можешь понять и объяснить.

Тэль улыбнулся и сел поудобнее. Было бы интересно послушать Д'Ро. Уж точно лучше, чем скучать у себя в комнате.

Прошло несколько минут. Стоя здесь, в море сияющих огней, королева мысленно потянулась к тёмному небу, а потом дальше, туда, где её услышали… Тут же холод пронизал её, казалось, до самого сердца, справа от неё заискрился резко похолодевший воздух, и из миллионов золотых искр сложился силуэт девушки, который постепенно стал чётким и реальным. Светловолосая, с зелёными глазами, она была одета в лёгкий пеплос золотого цвета, вышитый чёрным, к которому как ни присматривайся, невозможно понять, что за узор вышит на нём.

– Добрая ночь, Дракона, – улыбнулась королева и открыла глаза.

– Добрый, – девушка тоже слегка улыбнулась. – Что за дело заставило тебя призвать меня?

– Очень странная история, – она сразу же перешла к делу. – У кэтлордов украли артефакт. Сферу Девяти Жизней. Они утверждают, что она не представляет никакой ценности для кого бы то ни было, кроме них, но факт остаётся фактом: её украли. С помощью магии. На планете, очень далёкой от Сумеречного Круга…

Девушка чуть нахмурилась, и Беттелейрэн еле успела заметить звериный оскал, который моментально сменился снисходительной улыбкой.

– Артефакт… Да, я знаю, о чём ты говоришь. Странно, что из-за этой мелочи такой переполох, – голос оставался ровным, в нём не было слышно ни доли эмоций. – И что ты хочешь от меня в связи с этим?

– Хочу… мне хотелось бы вернуть Сферу как можно скорее, но не уверена, что смогу быстро сделать это сама, без Вашей помощи. Я не знаю из-за чего, но кэтлорды очень ею дорожат…

– Все мы чем-то дорожим, но по поводу поиска я тебе не помощник – сама должна понимать, я не джин, который станет исполнять твои капризы и желания, но вот подсказать это я могу, – Дракона удобно уложилась в воздухе и посмотрела на королеву, как ей показалось, с лёгким интересом.

Уже в определённой степени привыкнув к такому стилю общения Драконы, Беттелейрэн улыбнулась.

– Я это прекрасно понимаю, о Всемогущая, а посему буду беспредельно благодарна за любой Ваш совет, – она встала напротив неё и с той же улыбкой изобразила классический восточный поклон невольницы.

Раздался перезвон сразу тысячи маленьких колокольчиков, но это был просто смех Драконы.

– Молодец, девочка, всегда знаешь, кто сильнее, и можешь отстраниться от роли Королевы, но вот всё же перегибать палку не стоит, – голос её стал серьёзным. – Сейчас я сделаю две вещи: первое – я дам тебе две подсказки, где и кого искать, а второе, – Эйре почувствовала, как некто поставил в её сознании заслонку. – Да, второе – ты не сможешь пользоваться магией для поиска этой безделушки – это пойдёт тебе на пользу, надо учиться обходиться не только магией, но и разумом.

Такого поворота Владычица, естественно, не ожидала, но… впрочем, так оно было куда занятнее. Да и имелся ли выбор? Глаза её на мгновенье полыхнули огнём авантюризма, но она лишь сдержанно кивнула, показывая мудрое смирение с судьбой.

– Ну, второе уже в действии, теперь черёд подсказок.

Дракона была явно довольна поведением королевы.

– Так, подсказки: первая – ты должна искать человека превращающего нежность в оружие, стрелы – в ветер, а пули – в пепел. А сама Сфера там, где листья роз острые, как лезвия, а цветки будто облиты кровью.

Девушка дотронулась до неё рукой.

– И вот тебе подарок, не только пока ты ищешь Сферу, но и на всю твою жизнь, – никто не сможет прочесть твоих мыслей, зато ты теперь сможешь это сделать с минимальным усилием. Хотя и до этого ты была не так плохо развита в этом плане, мне будет спокойнее, сознавая, что теперь ты защищена намного лучше.

– Самые лучшие подсказки – всегда загадки, не так ли?.. – рассмеялась Беттелейрэн. – Я запомню их. Как бы то ни было, такой подарок сто́ит того. Я постараюсь не разочаровать Вас…

Дракона кивнула.

– Да, загадка – лучшая подсказка, и тебе эти подсказки не раз помогут. А что касается подарка – должна же я вознаградить тебя за терпение, которым тебе приходится пользоваться, общаясь со мной.

Последнее, что чётко смогла разглядеть королева, был прозрачный силуэт женщины с крыльями за спиной, который окутало мягкое мерцание, и когда оно рассеялось, на балконе она уже была одна. Похоже, что прощание не входило в обязательную программу общения Драконы…

А сидящие в комнате могли заметить лишь силуэт Владычицы и странные отсветы за стеклом. Карнайн, отмечая игру света за балконной дверью, пытался оценить интенсивность возмущений магического поля и локализовать их источник, но так и не смог уловить ничего определённого.

– Хм… Тёмный, ты как всегда циничен… – Инквизитор печально усмехнулся. – Что ж, а каково мнение на сей счёт Серебряного Лорда?..

– Судьба – понятие философское. В неё можно верить, но нельзя ею оправдываться, – ощутив странное напряжение силы, теперь и Тэль смотрел на балкон.

Посол Тёмной Галактики, подобно геккону, один глаз отвёл на Тираэля, а второй так и оставил следить за балконной дверью. Через мгновение оба зрачка сфокусировались на Инквизиторе.

– Вы смотрите на мир через призму своих страхов и заблуждений. А любая попытка взглянуть по-другому приводит к разрушению песочных замков. Вот Вам и бег по кругу. В попытке поймать свой собственный хвост, Вы отказываетесь смотреть в зеркало. Потому как увидите не только то, что это Ваш собственный хвост, но и то, что пока Вы игрались, Вы уже проиграли тому, кто свой хвост узрел и решил поохотится за Вашим. – Глаза Ктулху хищно сверкнули и сузились в две щели.

– Не переоценивай себя, мой сладкий мальчик, – снова не смогла сдержаться от сарказма Комета. – Судьбы нет, – девушка говорила, с вызовом глядя на эльфа. – Человек – сам творец своей жизни. Только собственная смерть нам пока неподвластна, в отличие от чужой. Хотя… технологии не стоят на месте. Но ты же отрицаешь технологии. Так о чём можно с тобой говорить?

– В моём доме нет зеркал, – мрачно отозвался Тираэль. – У любого, даже у Вас, есть страхи. У каждого есть слабые места. Я не ищу опадания своим деяниям, я в ответе за все свершения… А ты глупенькая девочка, взявшая на себя роль судьи. Когда убивает Инквизитор, он знает, что это навсегда останется грехом на его душе, даже убийство порождения тьмы. А чувствуешь ли ты раскаяние за тех убитых?.. Или ты ничем не лучше их, обычная убийца, закрывшаяся благородными принципами?.. Даже хуже – они не пытаются выставить своё деяние подвигом.

Тэль подошёл к балконной двери и постучал в неё. Через несколько секунд постучал ещё раз, а затем, так и не дождавшись ответа, вошёл, тщательно закрыв за собой дверь. Беттелейрэн, стоявшая спиной и смотревшая вниз, обернулась.

– Все в порядке?

– Смотря что считать порядком… – она улыбнулась. – Не волнуйся, всё хорошо.

– Точно? Я рад, – улыбнулся в ответ. – Знаешь, я…

– Давай не здесь.

– Как скажешь, – подошёл к краю и облокотился на поручни, глядя куда-то вдаль.

Через пару минут королева прервала молчание:

– Нам пора домой…

– Да… – эльф ответил совсем тихо, не оборачиваясь.

Она последний раз кинула взгляд на ночной город и вошла в комнату. Последний же взгляд Тэля, перед тем как последовать за ней, был направлен на небо.

– Не тебе говорить о раскаянии, если ты способен убить только за то, что кто-то не похож на тебя. Кого ты называешь порождениями тьмы? Тех, кого ты, в силу ограниченности своих взглядов, не способен понять? Единственное их преступление в том, что они другие. И за это ты убиваешь, прикрываясь высокой идеей и мнимым раскаянием, – Комета смотрела на Тираэля с презрением и какой-то непонятной жалостью.

Эльф в маске улыбнулся.

– Ну и с тобой, девочка, – опять выделил он, – всё ясно. Я не скрываю, что ненавижу их, и поправь меня, если ИЛК не была создана для того чтобы защищать Сумеречный Круг от подобных ему, – он указал в сторону Ктулху. – Я солдат, выполняющий свой долг. В праве ли кто-то осудить пистолет, убивший человека? Инквизиция была создана таким же пистолетом, солдат во все времена было глупо судить.

– Ты – слепой раб своей ненависти, – равнодушно откликнулась Комета. – Фанатик. Что ж, видимо, и разум твой тоже на уровне пистолета. Ты жалок, Инквизитор.

– Вам не надоело? – спросила королева ровным голосом. – Каждый из вас на своём месте, и что бы вы ни говорили, занимается тем, чем желает, ни больше, ни меньше. Вы считаете себя сильными – возможно, так оно и есть, но вашей силы не хватает, чтобы побороть в себе ненависть. Да, у вас обоих есть на то веские причины, но только я не могу понять, зачем вы друг другу о них говорите, что пытаетесь донести? Разве вашей целью стоит что-то изменить?! Нет… – Она повернулась к Тираэлю. – Если Ваша дискуссия окончена, я бы просила Вас сопроводить меня до Лазурного Края – нам нужно обсудить несколько вопросов, – королева просила, но тон её явно не располагал к отказу. – Милорд, леди, – обратилась она к Верлону, Сибе и Арине с вежливой улыбкой, – позвольте попрощаться.

– Простите, королева, – ответила Миллер. – Против Вас я ничего не имею, но Вашему подчинённому буду мстить. Невинных людей моя месть не заденет.

Верлон слушал перепалку двух противников с нескрываемой улыбкой.

– Судить будет тот, кто выживет, – произнёс он, поднимаясь навстречу Владычице. – Моё почтение, миледи. Мы тоже немного задержались. Буду считать, что мой визит одобрен. – Карнайн улыбнулся и за долю секунды с глухим звуком лопающейся струны вместе с Сибой просто растворился в воздухе.

Инквизитор сдержанно кивнул, и они вышли из номера.




Продолжение следует…

Добавьте свой комментарий или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
Предпросмотр Улыбка Подмигивание Дразнит Оскал Смех Огорчение Сильное огорчение Шок Сумасшествие Равнодушие Молчание Крутизна Злость Бешенство Смущение Сожаление Влюблённость Ангел Вопрос Восклицание Жирный Курсив Подчёркивание Зачёркивание Размер шрифта Гиперссылка Цитата
Загрузка…