Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Одминская сказочка

Всем моим знакомым «одминам»,
«программерам» и просто продвинутым
«юзерам» с благодарностью и
искренним восхищением.

Отдельное «ня» моему музу Скеллу.


Так обожаемый Самайн Линка встречала дома одна, ибо 31-е в этом году выпало на середину недели. Впрочем, она с подругами уже отпраздновала его в прошлые выходные, причём, надо заметить, хорошо так отпраздновала, с огоньком… в прямом смысле этого слова. Они чуть не спалили квартиру, а Дымка потом ещё два дня бурчала, находя дома воск в таких местах, о которых даже не подозревала. В итоге на жертвенный алтарь праздника были принесены разве что кофточка Тамики (нет, ну правда, она сама туда села!), Линкина оставленная в такси шапка и часа четыре совместной оперативной подготовки/уборки.

А сейчас ей было одиноко. В «асе» уже почти никого не оставалось, читать не хотелось, рисовать – тоже. Она сидела перед разгоняющим полумрак монитором, «шопила» фотки и, придвинув ноги к тёплому бочку «упса», рассеянно выстукивала несложный мотив песенки с любимого сборника кельтики. Автоматически отметив переход в следующий час, она вспомнила, что неплохо было бы покормить кота, но зажравшийся кошак соизволил лишь приоткрыть глаз, зевнуть и, потянувшись, заснуть снова. Под настроение заботливая Линка сделала потише музыку, чтобы не мешать соседям. Она откинулась в компьютерном кресле и закрыла глаза. Тихо звучала кельтская арфа, навевая неясные картины зарождающейся сказки. Она открыла Word, на минуту задумалась и набрала: «Теперь всё, оставленное за порогом, принадлежит холодам. Скоро упокоится земля, скроется тлен под белым саваном снега. И ещё долго будут безмолвствовать чёрные стволы-скелеты покинутого жизнью леса. Скуёт ледяной сталью говорливую реку. И только ветер будет петь гимны смерти…»

Она уже знала, о чём будет эта сказка, и что закончится она соответственно духу этой ночи. Она полистала инфу по Самайну: «Мы все – часть общего процесса, вместе с эльфами, феями, древесными духами, о, Сисадмин…» – так, стоп, какой Сисадмин?! Дожили. Великий кельтский бог Сисадмин… Она рассмеялась и опустила голову на руки. Из колонок шептала арфа… Линка закрыла глаза.

Линке снился сон…


Весь день офис стоял на ушах.

Подготовка к знаменательному событию предстояла долгая и сложнейшая. Начальство появилось только с утра, но потом благоразумно смылось. Сегодня правил Одмин. Любой с трепетом заглядывал ему в глаза, ловя каждое слово его. Ещё бы, ведь от результатов этого мероприятия зависела работа фирмы в следующем году. И мало кто решался навлечь на себя и свой комп гнев Одмина.

Линка сидела в уголке и нервно грызла кончик ручки. Ещё бы, не каждый день простой студентке, пусть даже идущей на красный диплом, предоставляется возможность своими глазами увидеть таинство, на которое непосвящённых и посторонних просто не допускают, боясь навлечь проклятие – в комп могли заселиться вирусы, и в самый последний момент сдачи налоговой отчётности у несчастного буха мог накрыться дисковод. Линка вздохнула. Налоговая, старательно игнорируя течение времени, принимала только трёхдюймовые дискеты. Лёгок на помине, тут же мимо неё пронёсся маленький, невзрачный и взвинченный до предела мужичонка – бух. Девушка проводила его взглядом. «Бедняга», – она прижала большую синюю папку к груди, одёрнула коротенькую клетчатую юбочку и осторожно по стеночке начала пробираться в серверную, где скоро должно было развернуться главное действо.

Он стоял в центре комнаты и отдавал приказы. Он был прекрасен до ужаса. Или ужасен до прекрасного. Она робко поймала его взгляд. Не сразу конечно, а дождавшись, пока тот постепенно поднялся со стройных ножек до уровня её глаз.

– Андрей Геннадьевич, можно вопрос? – спросила она, старательно изображая смущение и неловкость.

– Ну? – он сурово сдвинул брови.

– Простите, но не могли бы Вы давать мне небольшие пояснения? Мой дипломный проект подразумевает точнейшее описание подготовительного этапа и воспроизведение ритуала, а без Ваших подсказок я боюсь упустить что-либо важное.

– Похвальное внимание к работе, девочка. Что ж, если ты будешь успевать конспектировать…

– Я очень прилежная ученица, – многообещающе произнесла Линка.

Одмин хозяйски развалился в компьютерном кресле и изучающе осмотрел стоящую перед ним девушку.

– Откуда такая… м-ммм… прилежная?

– Факультет вычислительной техники.

– Хм… зайди как-нибудь ко мне вечерком… покажу кое-чего… из… новых технологий… – добавил он после некоторой паузы.

– Непременно, Андрей Геннадьевич, – она открыла папку и приготовилась записывать.

– Итак. Несколько слов о предварительной подготовке… – он замолчал.

Линка вопросительно подняла глаза.

– И чего ждём? Давай, рассказывай что знаешь.

Вот тут уже она смутилась вполне искренне.

– Ну… я много чего знаю. Не знаю, правда, больше…

– Начнём с простейшего. Что ты знаешь о серверной?

– Итак, серверная, – при этом слове Одмин мечтательно прикрыл глаза и промурлыкал: «Как много в этом самом слове для сердца нашего звучит…». – В ней стоит… – девушка на секунду задумалась, – прежде всего в ней стоит гул. Нет, не так. Гул. Ибо сервер сильно греется. Поэтому увешан «кулерами». Поскольку он должен работать бесперебойно, ставятся дополнительные «кулеры» на случай выхода из строя соседнего. В идеале сама серверная тоже должна охлаждаться, потому что серваки окружающее помещение ощутимо нагревают. Для чего и применяются кондиционеры, поддерживающие температуру около +18 градусов, являющейся наиболее комфортной для данных целей. Сервер подключён к…

– Стоп.

– Что? – вскинула голову разошедшаяся Линка.

– Пиши, студент.

– Что писать?

– Приметы, – с заговорщицким видом сообщил ей Андрей Геннадьевич.

– Пишу, – согласилась она.

– Если в серверной тихо – это не к добру, – прошептал он ей в самое ухо так, словно только что раскрыл главную тайну Вселенной.

– Угу, – выдавила из себя девушка и старательно вывела открывшуюся ей истину в тетради.

– И ещё, – он скорчил такую страшную рожу, что она невольно отшатнулась, но, поборов страх, снова предоставила свои ушки для жутких одминских секретов, – если в северной пищит, это тоже не к добру!

Она записала и это. И пока писала, наверное впервые за годы учёбы задумалась, а не ошиблась ли с выбором профессии…

Между тем гроза офиса откинулся в кресле. Выглядел он как король Артур, только что передавший Эскалибур своему преемнику. Линка торжественностью момента не прониклась. Впрочем, её руководитель отвлёкся на раздачу очередных приказов, выгнав всех из серверной с поручениями, и вернулся к разговору уже вполне адекватным. Ну, насколько может быть адекватным Одмин.

– До начала ритуала у нас осталось не так много времени, – как бы мимоходом сообщил он. – Раздевайся.

У Линки ёкнуло сердце. На такие жертвы ради науки она готова не была…

Сам Андрей Геннадьевич тем временем уже стянул с себя старый растянутый свитер, изначальный цвет которого не поддавался идентификации, и остался в почти чистой футболке с демонёнком из FreeBSD, насаживающим на вилы пингвина Linux'а.

– Ты чего? – уставился он на дрожащую студентку. – Пиджак скидывай, сваришься, скоро тут будет настоящая парилка. Он порылся в ящике стола. – Вот! – находка привела его в восторг.

«Как мало человеку для счастья надо», – подумала Линка, разглядывая пульт от кондиционера.

– Итак, на чём мы остановились?

– На…

– Не важно, – перебил он её. – Что вам про подготовку к ритуалу рассказывали?

Девушка открыла записи и, сориентировавшись, уверенно начала:

– Убрать мусор из серверной…

– Какой? – сразу прервал её Одмин.

– Обрезки кабеля и стяжки можно оставить – они благотворно повлияют на ритуал, – он удовлетворённо кивнул. – Нарисовать маркером для дисков круг по центру, выключить все кондиционеры и рассыпать коннекторы по углам…

– Понятно. Это мы уже сделали. Что дальше – внимай, студент. Такому в стенах родного универа не научат. И чтоб тебя не слышно и не видно было. Как мышка – сиди и не «кликай».

– Внимаю. Не «кликаю».

В этот момент в дверь робко поцарапались. Настало время таинства.

В центре круга, начерченного на полу, стоял самый древний сервер.

– 486-й, – Одмин ласково провёл по корпусу. Хотя подойдёт и Pentium 200. Не будем напоминать, что на нём должен стоять Unix.

В серверную протиснулся тот самый нервный бух. На его руках лежал… нет, возлежал невероятных размеров чёрный кот. Он со всевозможной осторожностью передал свою ношу Одмину и облегчённо вздохнул. Линка, оторвавшаяся от тетради и увидевшая кота, издала удивлённый вскрик: «Ой, а это зачем?!» – и тут же зажала рот ладошкой.

Андрей Геннадьевич укоризненно посмотрел на неё, но всё же ответил:

– Это наш Котька.

Судя по всему, это должно было объяснить всё.

Он погладил животное, которое, поразившись подобной бесцеремонности, воспроизвело ленивое «ня-яяя-о». Одмин открыл сервер, положил внутрь кота и закрыл.

– Котька у нас ветеран, – пояснил он Линке. – А если брать обычную кошку, на «мявы» внимания не обращать – не отвлекаться. К хвосту можно привязать компакт-диск, если планируется в скором времени «бэкапы» делать.

В двери возникла некая тётка с коробкой в руках, которую она вручила как подарок имениннику и подозрительно быстро ретировалась. Он поставил её на стол и начал… раздеваться. Тут Линка осознала, что температура уже давно превысила комфортную и сидеть в таком виде уже невозможно. Она скинула кофточку, расстегнула верхние пуговки на блузке… и, поймав взгляд Одмина, застегнула обратно. «Потерплю», – твёрдо решила она. А вот он, похоже, планировал раздеться по максимуму. Когда из-под джинсов показались огромные семейные трусы с… э-эээ… изучающими «Камасутру» хрюшками, она уже сама была готова возносить страстные молитвы великому Сисадмину, лишь руководитель оставил хотя бы их.

В коробке оказались всевозможные «девайсы»: флэшки, диски, дискеты, Wi-Fi, даже мышка была. Каким-то чудом соединив всё это в подобие гирлянды, Андрей Геннадьевич нацепил её на себя. Из шкафа был извлечён корпус от компа и водружён на стол. Потом Одмин минут пять бродил по комнате, придирчиво изучая пол и изредка попинывая то, что вполне могло претендовать на звание мусора. Как позже выяснилось, объектом поиска оказался обрезок сетевого кабеля. Линка почесала кончиком ручки нос и задумчиво пометила на полях тетради: «без коннектора, категория 5е?». Поймав вопросительный взгляд студентки, он многозначительно покивал головой и пристроил кабель в щель на корпусе.

– Спецблаговония. Он смешной.

Насколько девушка поняла, второе служило критерием отбора материала для данных целей. «Наверное, должно быть смешно, когда нюхаешь» – решила она для себя. И тут она сообразила, что благовония, по сути своей, созданы чтобы… «Ой, йо-ооо…». Смеяться не хотелось, а вот слёзы от вони на глаза наворачивались, хотя сидела она достаточно далеко. Руководитель, этот героический человек, не только стойко терпел этот запах, но и, судя по всему, не испытывал от него никакого дискомфорта. Увешанный «девайсами», босиком и в трусах он направился «освящать» другие помещения. Открыв дверь с пинка, бережно неся в руках источник благовони, он шествовал по офису. Студентка, воспользовавшись моментом, открыла окна (предварительно удивившись их наличию) и высунулась из серверной – посмотреть, что происходит за её пределами. А посмотреть было на что. Корпус с тлеющим огрызком кабеля стоял на полу, а Андрей Геннадьевич, разложив в обеих руках бумагу для принтера, махал ею, совершая невообразимые «па». Тётки, залюбовавшись на удивление красиво сложенным мужским телом, обычно удачно замаскированным бесформенными джинсами и свитерами, забывали дышать (что, несомненно, спасало их от полноценного эффекта «освящения»). Впечатление портили только трусы с хрюшками…

Линка вернулась к тетради. «Для распространения возачёркнуто аромата используются чистые листы формата А4, в количестве, необходимом для укладывания на манер веера».

В серверную вбежал Лёша – один из помощников Андрея Геннадьевича – и, заметив сидящую у открытого окна девушку, посмотрел на неё, как на еретичку. Линка стыдливо прикрыла створку. Судорожно чего-то поискав, он запустил видеофайл. Серверную огласили душераздирающие вопли и стоны. «Хентай», – с ходу определила студентка. Лёша моментально закрыл плеер и затравленно оглянулся. Линка изо всех сил старалась сохранить непроницаемое лицо. Парень опустил глаза.

– Это… ну… у тебя музыка с собой есть?

Она уже было собралась сказать заготовленную издёвку, но, глядя в его несчастные глаза, язвить передумала.

– Есть немного. А какую надо?

– Типа медитативную.

– С этим сложно… На, глянь что есть, – из глубин декольте на свет явилась серебристая флэшка.

Ничего даже отдалённо медитативного у Линки не оказалось. Так что назад в серверную Одмин входил под звуки «Имперского» марша из «Звёздных войн».

Входил в сопровождении двух «плейбоистых заек» блондинистого вида с боевой раскраской кондукторш на тропе троллейбуса. А если учесть, что «зайкам» было под сорок…

Они обречёно смотрели на то, как их мучитель выворачивает ящики, разыскивая, очевидно, орудия пыток. С каждой новой вытащенной непонятной штукой, их глаза всё больше и больше округлялись. Одна даже пыталась бежать, но в дверях бдел Лёша. Увидев найденное руководителем, даже Линка прониклась сочувствием. Создавалось впечатление, что этими ножницами с упорством, достойным лучшего применения, резали П-296.

Она не любила сцены насилия, а что будет происходить сейчас, она и так знала. Поэтому набросала какую-то схемку и написала под ней: «Взять по локону (студентка на пару минут зажала уши) и одной контактной линзе от двух блондинок (не отрываясь от тетради Линка прислушалась к напряжённому сопению и пыхтению) из бухгалтерии, завернуть в электростатическую плёнку от жёстких дисков и спрятать под принтер». «Хм…», – подумала она, – «чего-то я не припоминаю, чтобы нам объясняли значение этой части ритуала…»

– В следующем году «1С» будет вставать с первого раза, – словно прочтя её мысли, пояснил Одмин.

«Зайки» покраснели. Но предназначение они своё выполнили, и смилостившийся Лёша отошёл от двери. Вовремя, надо заметить. Иначе бы снесли…

В поле зрения возник молодой человек неопределённого вида и возраста, но определённой профессии. Так выглядеть могло только нечто, в последствии надеющееся стать Одмином. В руках он нёс высоченную стопку дисков, которую придерживал подбородком. Сделав ещё пару ходок, он уселся на пол, тоскливо глядя на высившиеся рядом стопки. Линка соскочила с подоконника и добавила в пачку ещё один диск – «экспериментальный образец».

– Надо, Паша, надо, – сказал Андрей Геннадьевич.

Парнишка только вздохнул.

Медитативную музыку заменило мерное гудение «кулеров». Он расчистил небольшое пространство возле себя, взял в руки первый диск. Положил на пол. Встал. Отошёл. Вдумчиво посмотрел на диск. Подошёл. Сдвинул его на пару сантиметров в сторону. Снова отошёл. Взял второй и аккуратненько положил поверх предыдущего. Удовлетворившись результатом, кивнул и только тогда нагнулся за третьим. Процесс обещал быть долгим…

Линка зарисовала лесенку из дисков, которая должна была служить результатом творческой деятельности Паши, подписала: «Способ укладки призван иллюстрировать основные принципы хранения информации» и пометила на полях: «Правда, ни фига не иллюстрирует. Но Лёша скачет душевно».

По всем канонам прыгать вокруг помощника, проводящего ритуал, увеличивающий срок работы дисков, должен был сам Одмин, но Андрей Геннадьевич был очень занят. Он играл в «траву».

«Онлайн-тамагочи. Когда-то в маленьком экранчике у меня жил один-единственный котёнок. А тут – орава мужиков. И каждого накормить…» – уважительно посмотрела на руководителя студентка.

Глядя на пританцовывающего и методично бьющего в бубен Лёшу, Линка вспомнила «игрушку», на которой она участвовала в жертвоприношении (собственно говоря, жертвой и была) и подумала: «Прирождённый шаман. Хороший Одмин будет». Действо всё занимало не меньше получаса, поэтому она решила порисовать. На тетрадном листе в клеточку начал проявляться молодой человек с короткой стрижкой, самоуверенной ухмылкой и сигаретой в зубах. Любой «анимэшник» без труда узнал бы Онизуку. А ещё в нём угадывались черты Андрея Геннадьевича. Линка усмехнулась.

Закончивший своё архитектурное строение, Паша выглядел как выжатый лимон. Он, не вставая, на карачках подполз к начальнику, подёргал за штанину и с невыразимой тоской посмотрел ему в глаза. Тот кивнул и со вздохом закрыл игру. Затем он достал из пачки лист бумаги, красную ручку и… задумался. Произошла заминка. Дело было не в том, что Одмин забыл что писать. Он забыл как. На помощников надежды было мало…

– А что, студент, вы там ещё в универах своих писать не разучились?

– Не разучились, Андрей Геннадьевич, не разучились, – рассмеялась Линка, поняв, к чему он клонит. – Только вот необходимости в этом нет. Отстали вы от жизни. Всё-таки XXI век на пороге, список вирусов допускается распечатать, а не писать от руки.

Одмин явно хотел что-то высказать дерзкой девчонке, но предпочёл проигнорировать.

Старенькому принтеру предложенная бумага не понравилась. Какое-то время он жевал её, пытаясь распробовать, а после замер, оскорблённый вмешательством в процесс пищеварения. Через пару минут он-таки выплюнул лист, где аккуратненьким столбиком выстроились самые страшные вирусы.

Линка старалась подробно описывать происходящее. С типично эльфийским пафосом, к которому её препод, бывший «ролевик», «Назгул», питал тайную страсть.

«Положить горящую записку в специальную плошку на сооружение из дисков и, пока она догорает, представить, как сгорает то, от чего вы избавляетесь во вселенском пламени. Все одмины должны сидеть на столах или системниках так, чтобы ни миллиметр тела их не касался пола. Пусть самый старый одмин держит «хаб», а самый молодой – «свич», что будет символизировать Великий Прогресс в нашем священном деле. Выключить свет. Пусть в темноте ваш обряд освещают только индикаторы на сетевом оборудовании. Когда приготовления будут закончены, включайте священный сервер с кошкой…»

Она с ужасом ждала этого момента. Но ничего не произошло. То ли животное, уже не впервые участвующее в обряде, презрело факт включения сервака, то ли Котька уже сдох…

«Когда в кабеле, подключённом в давно упокоенный сервер, появятся потусторонние байты, можно начинать обряд поднятия…»

– Мать системная, правительница сервера!!! – от этого вопля Линка аж подскочила. Одмин бухнулся на колени перед усыпальницей кота и, уткнувшись носом в пол, скороговоркой заговорил:

– Богиня «ребута» и «апдейта», услышь и почувствуй своих операторов, почитающих тебя и твой мир. Мы стоим пред тобой и просим «коннекта» и доступа. Подними наши права в обоих мирах – Мире «Юникса» и Мире «Винды», чтобы мы всегда сидели под «рутом» и системная служба повиновалась нам.

Переведя дыхание, Одмин собирался продолжить:

– Отец Тьмы, Повелитель Потустороннего мира, Билл Гейтс…

– Андрей Геннадьевич, – страшным шёпотом позвала Линка. От возмущения такой бесцеремонностью руководитель подавился набранным для дальнейших завываний воздухом и закашлялся. Лёша заботливо постучал начальника по спине.

– Андрей Геннадьевич, но глава Microsoft уже не Гейтс, а Стив Балмер!

– Изыди! – объявил он ей, как перебравший в честь праздника деревенский батюшка примерещившемуся бесу.

– Услышь и узри своих детей Тебя и Твой мир. Я стою между Тобой и Твоей Богиней «Виндой», и мы просим благословения и благодати. В это время завершения – время достижений будь «Каспером» для своих старых версий, близких и любимых, которые держат путь в страну вечного «гибернейта».

«На заключительном этапе вам предстоит общение с умершими серваками и коммутаторами. Отступить от системника и сфокусировать взгляд…». Линка расправила уставшую спину и потянулась. Не выдержавшая столь жестокого обращения отлетела пуговка на груди. «Ну вот, опять…», – расстроилась девушка. И поймала на себе глаза Одмина. Работа встала…

– Андрей Геннадьевич, сфокусировать взгляд на индикаторе!!! – сурово одёрнула она его и демонстративно вернулась к тетради.

«…На индикаторе. Если он мерцает и пламя растёт, то можно продолжать. Если нет, то мысленно послать свою любовь тем близким «юзерам», кто ушёл в мир иной. В почтительном молчании помощники Одмина склоняют головы», – Она заглянула в лекции по ритуалу и продолжила. – «Во время произнесения «Благословенны будьте!» вытянуть руки над системником, как будто вы хотите обнять всех близких, любимых, предков и всех обитателей Земли, которые пришли сегодня к вам».

Девушка задумалась. По теории всё так. Но интересно, какой логике следовали авторы учебника? По какому принципу выделялись близкие и любимые? Или они в последнюю категорию «всех обитателей Земли» не входят?

Пока Линка увлеклась размышлениями о видении ритуала в исполнении преподавателей универа, Андрей Геннадьевич уселся за комп и глубокомысленно что-то набирал на клаве. С подоконника, на котором она сидела, текста было не разобрать, но, судя по обилию целующихся «смайликов», «духи серверной» были поголовно девушками, и общение с ними проходило очень продуктивно. Студентка посчитала эту информацию к внесению в диплом некорректной и внесла некоторые изменения. «Мысленно пожелать общения с кем-либо из близких, ушедших из этого мира. Когда вы почувствуете, что ваша просьба принята, открыть «асю» и ответить им. А в полночь серверы начинают перемигиваться индикаторами в такт странной музыке, раздающейся из самого большого маршрутизатора…

За окном уже совсем стемнело, но она всё писала и писала. И пусть уже строки совсем не имели никакого отношения к диплому…

«Казалось бы, всё тихо и неподвижно, но едва различимо глазу начинает происходить странное шевеление в самых тёмных углах, куда не достаёт слабый свет лампочек на корпусах. Тени понемногу вытягиваются, загибаются за острые углы шкафов… воздух становится более прозрачным и все линии чёткими, будто кто-то увеличил контрастность. Они растекаются по полу, ползут по стенам вверх, пытаются приподнять решётку воздуховода, но, увы, они обречены до самой смерти быть рядом со своими телами. Тьма постепенно заполняют всю комнату, мягкая, скрывающая всё тьма… в ней нет угрозы или опасности, одна только странная тяга к свободе. Только Одмин мог бы сказать, что это просыпаются их души…

В тьме этой нет ни пространства, ни времени. Оказавшись в её власти, никто уже не может вернуться. Если только кто-то, помнящий и ждущий, не оставит гореть монитор всю ночь, освещая путь ушедшим в вечный офлайн».


Линка проснулась от того, что где-то совсем близко вспыхнул огонёк. Свет зажигалки бросал причудливые блики на лицо Андрея Геннадьевича. Он снова был в потёртых джинсах и растянутом свитере.

– Просыпайся, студент. Уже далеко за полночь.

– Я… заснула?

– Угу.

Сквозь решётку на окне и ветви деревьев проглядывала почти полная луна.

– В серверной не должно быть окон, – отстранёно сказала девушка, глядя куда-то вдаль.

– Ну извините.

– Извиняю, – меланхолично отозвалась Линка.

– Можно замуровать, – предложил руководитель.

– Можно, – разрешила она.

– Завтра. Непременно. А пока пойдём, провожу.

– Дома ждут?

Он кивнул.

– Жена? – она окинула взглядом Одмина и тут же скептично покачала головой. – Не-еее, это ненаучная фантастика…

Андрей Геннадьевич сделал страшные глаза.

– Значит, компьютер, – Линка спрыгнула с подоконника.

И тут сервер издал странный звук.

– О, Котька проголодался, – нежно сказал Одмин, открывая его. – Только вот кормить тебя нечем… Слышь, студент, у тебя дома животное есть? Возьми зверюгу. Он хороший. Ты его будешь кормить, холить и лелеять, а он… м-ммм…

– А он спать, есть и драть мебель, – закончила она с улыбкой и взяла кота на руки. – Но всё равно возьму.

Они шли по пустынной улице. Небо затянуло тучами и заморосил мелкий противный дождь. Котька дремал, уютно устроившись на Линкином плече…


По ушам резанул противный писк «упса». Дремавший кот соскочил с колен.

– Опять свет выключили, – пожаловалась она ему и зевнула. – Будем ужинать при свечах…


Утром, придя в офис, Андрей на автомате включил «аську».

«Поздравляю! С понедельником. :) Желаю, чтобы никогда не случилось так, что дома после работы тебя ждал только компьютер».

Добавьте свой комментарий или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
Предпросмотр
Загрузка…