Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Политическая кухня «Единой России»

Буквально накануне выборов депутатов в Законодательное собрание «коммунистической» Владимирской области, назначенных на 01.03.2009, известная всем монополизирующая «партия власти», она же Всероссийская политическая партия (ВПП) «Единая Россия», точнее, её Владимирское региональное отделение (ВРО) начало активную травлю коммунистов, не чураясь никаких, даже самых грубых и примитивных методов.

В частности, за несколько дней до выборов в мой (физический) почтовый ящик подбросили политический спам – агитационную брошюру ВРО ВПП «Единая Россия» под названием «Наша кухня». Кстати, претензии к ВРО ВПП «Единая Россия» можно было бы предъявить уже только за доставку спама (кроме брошюры они ещё и газетёнки свои регулярно подсовывают), но здесь речь не об этом… Я вообще не жалую «кухонную» политику, но данную брошюру специально дочитал до конца – чтобы пережить все оттенки возмущения изложенной в ней наглой ложью, грубой и прямой пропагандой.

В местных (владимирских) СМИ и тем более в федеральных про эту брошюру почти все стыдливо смолчали – кроме «Владимирских ведомостей». Но текста самой брошюры в полном виде не привели даже они, поэтому я решил восполнить сей пробел, ибо брошюрка очень показательна – по сути, квинтэссенция всей политической агитации (читай – зомбирования) «Единой России»…

Изложенный ниже оригинальный текст брошюры читать можно только согражданам, не утратившим критическое мышление и ощущение реальности. Всем же прочим настоятельно рекомендую сразу переходить к критической части (хотя критика брошюры понятна сама по себе, просто по её тексту).

Сладкая ложь от «Единой России»

Наша кухня

Где у нас по доброй русской традиции обсуждаются самые важные темы – от семейных до вселенских? Конечно, на кухне.

Именно здесь можно услышать то, чего не покажут телеканалы и не поместят на первой полосе солидные издания. Между тем, мысли, мнения и, быть может, здравые предложения по обустройству мира – от ЖЭКа до Организации объединённых наций – можно услышать только на кухне, на которой собрались россияне в количестве больше одного. Что ж, как известно, «глас народа – глас Божий». И может быть, уже пришла пора социологам и журналистам, не говоря уже о сильных мира сего, заняться пристальным изучением содержания кухонных дискуссий.

Перед Вами, читатель, первый опыт «стенограммы заседания российской семьи». Народный репортаж из Владимира.


Итак, ужин в обычной владимирской семье. Хозяйка дома, 38-летняя Наталья Правдина, объявила на всю квартиру о готовности своего фирменного блюда – курица «на Муромской дорожке».

Первым прибыл на зов её муж Николай Правдин – сказывается привычка бывшего военного. В свои 43 он уже четыре года как уволен из армии по сокращению. Получил жилищный сертификат и перебрался с семьёй с Камчатки на родину жены. Решили жить вместе с рано овдовевшим тестем. Он продал свою однокомнатную «хрущёвку», и в результате денег хватило на «трёшку» в доме «ковровской» серии площадью 70 метров, и ещё осталось на гараж – железный, правда, но зато рядом с домом.

– Ну что ж это такое?! И с чего это они этих американцев так рьяно выгораживают? – возмущённо воскликнул тесть, пенсионер Василий Леонидович, заходя на кухню с какой-то газетой в руках.

– И с чего это коммунисты этих американцев так рьяно выгораживают? – возмущённо воскликнул тесть, пенсионер Василий Леонидович, заходя на кухню с какой-то газетой в руках.

– Ты о ком, пап?

– Да о коммунистах о наших местных. Вот газету сегодня дали, – ветеран взмахнул листками, испещрёнными какими-то планами военных действий. – Пишут, что не из Америки кризис к нам пришёл…

– А откуда же?

– Да не поймёшь их. Вот карту наступления кризиса нарисовали. Смотри-ка! У них выходит, из Рязани к нам во Владимир кризис «приполз».

– Папа, не кипятись. Садись кушать. – Наталья приобняла отца, и только в этот момент почувствовала, как устала.

Она врач, акушер-гинеколог. Сегодня приняла пять родов, одни были тяжёлыми. Сразу бы на диван, но уж очень хотелось порадовать домочадцев своими кулинарными изысками. А больше всего – дочку Людмилу. У неё – зимняя сессия, она сегодня сдала свой первый экзамен. Людочка – студентка первого курса филфака гуманитарного университета. Восемнадцатилетняя барышня вбежала на кухню, напевая песню Димы Билана…

– Какой сейчас новый Димин клип видела! Всё-таки здорово, что следующее «Евровидение» пройдёт у нас в Москве! Впервые! Если бы я жила не в России, сейчас иззавидовалась бы.

– Ну ты, внучка, даёшь! Гордишься своей страной только из-за этого певуна?

– Ну что ты, дедуля! Я ещё наших футболистов с хоккеистами обожаю. И фигуристов. И тех, благодаря кому Олимпиада 2014 года пройдёт в нашем Сочи. Да я вообще в Россию влюблена… Мы же всё больше и больше побеждаем! И рожаем…

– Ты это на что намекаешь? – поднял бровь отец.

– Да не волнуйся ты, пап. Только на то, что мама у нас устала. Она с этим «бэби-бумом» света белого не видит. Давай её усадим, наконец, за стол, а чай я сама приготовлю.

– Давай маму усадим, наконец, за стол, а чай я сама приготовлю.

– И то верно, – отозвалась Наталья. – Не припомню, когда было столько родов, как за последний год.

– Уверенность в завтрашнем дне люди почувствовали, – прокомментировал начитанный дед.

– Устаю, конечно. – Наталья присела за стол. – Но зато хоть зарабатывать нормально стала. Кстати, последние годы, что ни говори, а ситуация в медицине улучшилась. Особенно если сравнивать с тем ужасом, что творился в 1990-х. Зарплаты и врачам, да и всему медперсоналу повышаются. Честно сказать, не слишком верила, что будет реальный результат у национальных проектов. Думала – так, очередная трескотня… Ан нет, и нового оборудования в больницы пришло огромное количество, и медикаментов. Не говоря уже о десятках машин «скорой помощи». А в позапрошлом году и новый корпус в Муромской больнице, и наш перинатальный центр во Владимире построили. Как появились родовые сертификаты, за беременных роддома бороться стали. И большинство женщин стараются к нам попасть.

– Это потому, что ты, мамуля, там работаешь. Ты ведь лучший врач. И не только врач, но и вообще лучшая!

…Глава семейства не включается в застольные разговоры, пока не поест хорошенько. Он только что вернулся из рейса и голоден, как волк. Николай после завершения армейской службы и переезда во Владимир устроился работать водителем-дальнобойщиком. Уже успел изъездить полстраны. Как ни покажут в теленовостях сюжет из Челябинска ли, Петрозаводска или откуда ещё, Николай обязательно прокомментирует: «И чего? Ну был я там…» Удивить или заинтересовать его какой-либо теленовостью непросто. Но когда на экране кухонного телевизора мелькнула Тимошенко с газовой трубой, Николай прибавил звук.

– Вот-вот! Давно надо было посадить этих нахлебников на европейские цены. Доигрались со своими «оранжевыми» играми. У них уже и газ их «незалэжный» – не голубой, а оранжевый. А о том не подумали, что оранжевым-то газ бывает, когда конфорка грязная!

– Давно надо было посадить этих нахлебников на европейские цены. Доигрались со своими «оранжевыми» играми. У них уже и газ их «незалэжный» – не голубой, а оранжевый.

Шутку оценили, разговор пошёл живее.

– Коленька, вот ты много где бываешь. Что там люди о кризисе говорят? – спросила жена. – Ох и боюсь я его. Как вспомню 1990-е, так вздрогну.

– Не бойся, такого беспредела больше не будет. Тогда олигархи «бал правили» вместо тогдашнего президента. Никто ни за что не отвечал перед людьми. Кстати, и кризис тот, дефолт 1998-го, сами же «олигаторы» наши и спровоцировали. Заигрались в пирамиду с ценными бумагами, а она и рухнула. Они-то денежки свои унесли по-быстрому, а по тем государственным бумагам простым людям расплачиваться пришлось.

– Что-то это мне напоминает, – усмехнулся ревностный читатель газет и телезритель Василий Леонидович. – Американцы тоже заигрались в пирамиду со своими жилищными кредитами. Давали там кому ни попадя деньги на дома, а теперь «дебет с кредитом» не сходится, банки и с ними экономика вразнос пошли, и поползла зараза по всему миру. И до нас пытается добраться…

– Верно, пап, – поддержал тестя глава семьи. – Но одно отличие нынешнего кризиса оттого, десятилетней давности, мне очевидно. Принципиальное, между прочим, отличие. Тогда мы один на один с проблемой оказались, а теперь, по крайней мере, власть не отходит в сторонку: мол, выкручивайтесь сами. Правительство объявило, что возглавит борьбу с кризисом. По крайней мере, не побоялось взять на себя ответственность.

– Как бы благими пожеланиями всё и не ограничилось, – вздохнула Наталья. – Вон цены потихоньку вверх поползли, коллеги рассказывают о том, как бизнес на нет сходит. Банки некоторые банкротятся. Кризис-то мировой, нигде толком с ним справиться не могут.

– Мама, унывать – последнее дело, – подбодрила Наталью дочь. – Вон дед трансляцию со съезда «Единой России» смотрел, когда Путин антикризисные меры озвучивал. Уж дедушка какой у нас пессимист, а всё, помню, с Путиным соглашался. Помню про то, что пособие по безработице почти пять тысяч теперь будет.

– Как бы благими пожеланиями всё и не ограничилось, – вздохнула Наталья. – Кризис-то мировой, нигде толком с ним справиться не могут.
– Мама, унывать – последнее дело.

– А то, что премьер твёрдо пообещал, что вклады населения государство гарантирует, такого я вообще за всю жизнь не припомню, – добавил Василий Леонидович. – Раньше государство вообще деньги только забирало, как Сталин по ползарплаты на госзаём, Горбачёв с Ельциным всё время какие-то обмены денег устраивали, а Путин всем вкладчикам гарантию свою даёт. И что-то я не припомню, чтобы он нас хоть раз обманул.

– Не надо забывать об инвестициях в промышленность, о существенном снижении налогов, – поддержал старшего Николай. – Но самое главное здесь, что Путин за эти восемь докризисных лет успел навести порядок в стране, экономику с промышленностью на ноги поставить. Да и закрома у России теперь не пустые, не то что раньше! В стабилизационном фонде сотни миллиардов накопили, значит, и пенсии, и зарплаты бюджетникам будут выплачиваться, несмотря ни на что.

– А вспомни, Коль, как ты ворчал на стабфонд – мол, сколько можно кубышку набивать, да и зачем она вообще нужна? – поддел ветеран зятя. – Оказалось – не зря. Пригодилось.

– А вспомни, Коль, как ты ворчал на стабфонд – мол, сколько можно кубышку набивать, да и зачем она вообще нужна? – поддел ветеран зятя. – Оказалось – не зря. Пригодилось.

– Да, батя, признаю, неправ был. Кстати, ещё и потому доверяю Путину, что сумел характер выдержать, сколько ни кричали, – мол, раздать денежки срочно надо, а он настоял на «финансовой подушке» безопасности. Значит, понимает в управлении, и «на слабо» его не возьмёшь. То, что нужно от правительства в кризис.

– Мама, курица сегодня у тебя получилась – язык оближешь, пальчики проглотишь… То есть, наоборот, всё, запуталась… А я вот из политиков никому не доверяю, – вклинилась в разговор Людмила. – Потому и на выборы не пойду, не разберёшься, кто из них правду говорит. На экране-то все убедительные.

– Эх, молодость! – дед лукаво прищурился. – Ну не доверяешь, и что дальше? На выборы не ходишь, газет не читаешь. Все у тебя на одно лицо и Владимир Владимирович, и Владимир Вольфович. Пороть тебя некому…

– Эх, молодость! – дед лукаво прищурился. – Ну не доверяешь, и что дальше? На выборы не ходишь, газет не читаешь. Пороть тебя некому…

Оно конечно, пока болтуны по телеку болтают, а ответственные люди в России стабильности добиваются, такая позиция, как твоя, она безопасная. Но сейчас, когда тяжёлые времена наступают, ты уж извини, твоя прямая обязанность, если ты и впрямь страну свою любишь, как только что клялась, за ум взяться и на выборы ходить. Вот сама посуди: кто-то ж в стране должен с кризисом бороться. Руководство страны, регионов, городов. В Кремле – есть кому. Я вот вижу, что Медведев с Путиным – на своём месте. Один ум хорошо, а два – лучше. Всё у них получится – заводы поддерживают, новые рабочие места создают, – словом, делают.

– И что толку? – Наталья не могла не поддержать дочку в споре с мужчинами. – Танька Барашкова, моя школьная подруга – помнишь, Коль, я тебе рассказывала о ней? – недавно оказалась на улице, сократили.

– На биржу труда встала? – напористо поинтересовался муж.

– Встала, встала. С нового года и пособие выросло. А всё равно плохо.

– Пусть идёт на курсы по переобучению. Сейчас это бесплатно делают. За государственный счёт ещё одну профессию получит, а там и работу новую найдёт.

– Так-то оно так, только у неё двое детей и ипотека. Теперь боится – ещё и без квартиры останется, совсем уж на улице.

– Хороша же ты подруга – что же ей не присоветуешь? Пускай немедленно обращается за отсрочкой на год. Путин постановил: потерявшим работу давать отсрочку по ипотеке на год.

– Да? А я и не знала. Сейчас прямо и позвоню.

Люда, рассудившая не ввязываться в спор с осведомлёнными отцом и дедом, попросила ещё добавки.

– Эх, прощай, талия, уж больно вкусна, мам, твоя курица. Дедуль, послушай, мне хоть ещё учиться и учиться, а всё равно о будущем задумываюсь. Слышала, у нас во Владимирской области безработица растёт быстрее, чем по России.

– Да, есть такое. Пассивна наша обладминистрация, по правде сказать. Сидят как в коконе, как будто время остановилось, вокруг тишь да гладь…

– Я ещё проще скажу, даже не как офицер, а как шофёр: засиделись у нас ребятки-чиновники в Белом доме! Задницы уж, поди, железные стали. Что-то не видно, чтобы областная власть с кризисом боролась. Ведь не пытаются даже. Или не могут, или не хотят, или чего похуже… Глядите, губернатор у нас коммунист? Коммунист. А Зюганов на последнем съезде КПРФ договорился до того, что кризису порадовался. Кризис, говорит, дует в наши паруса. Дальше, как говорится, ехать некуда. А главный в Законодательном собрании Владимирской области – товарищ Бобров, тоже коммунист, на этом съезде тоже выступал. Нет бы сказать избранничку народному, что ты несёшь, партайгеноссе, совсем, что ли, с ума спрыгнул? От кризиса люди все в России пострадают, а ты радуешься? Подлец ты после этого. Ленин вон тоже всё боролся, чтоб Россия в войне проиграла, чтоб рыбку в мутной воде наловить. Наловил. Вот только потом семьдесят лет страна кровью и ложью умывалась. Бать, – обратился Николай к тестю, чтобы не произносить при женщинах совсем уж крепких слов, – ты у нас газеты читаешь, что скажешь?

– Я ещё проще скажу, даже не как офицер, а как шофёр: засиделись у нас ребятки-чиновники в Белом доме! Задницы уж, поди, железные стали.

– Знаешь, Коля, владимирский губернатор – мужик, конечно, неплохой. Я сам за него дважды голосовал, когда ещё губернаторов выбирали. Но сейчас вижу: засиделся. А власть должна обновляться. Двенадцать лет уже областью правит. Путин и то президентом меньше работал, а сделал в сто раз больше.

– Бать, да ведь ты ж сам коммунистом был…

– Был, да и сейчас я сторонник социализма. Но ведь нынешние коммунисты только называются так. А на деле – прикипели к кормушке. С чего это они так боятся потерять власть в области? Чую, неспроста боятся, мой прогноз: проверки неизбежны, и результаты не порадуют. Вон, раньше Дворец пионеров на Соборной площади был. Наташ, помнишь, туда в детстве ходила? Памятник архитектуры. Сейчас – закрытый областной дом приёмов – пьянок, по-русски говоря. Десятки миллионов, читал в газете, потрачены на отделку, мебель дорогую. А войти простым людям нельзя. Даже вывески нет. Тоже мне, коммунисты.

– Да, запаниковали, похоже, зюгановцы наши. Вон, смотри, – Николай развернул красную агитку, – у коммунистов со всех сторон – враги. Стрелочки нарисовали на карте. Из Иванова вон враги наступают. Был я там – такие же люди русские. Из Нижнего, из Рязани, из Москвы – тоже вражеское наступление. Вся Россия у них во врагах. «Защитим Владимирскую область!» – От кого? От России? Они что, совсем ополоумели? Может, они и границы области закроют?

– Вон, смотри, – Николай показал на красную агитку, – у коммунистов со всех сторон – враги. Из Иванова вон враги наступают. Был я там – такие же люди русские.

– И останешься ты, папа, без работы. Кому тогда будут нужны дальнобойщики? Придётся перебираться в другую область.

– А вот им! – Николай сделал понятный без всяких слов жест. – Ничего у них не выйдет! Хватит, порулили.

– Мужчины, хватит, может, о политике? Давайте чайку! Люд, доставай своё фирменное печенье, только у тебя такое выходит, – Наталья знала, что если мужа с отцом не остановить, то это надолго. А печенье, которое так мастерски делает Людмила, – лучший способ сменить тему.

– Мам, расскажи, кто сегодня у тебя родился.

– Три мальчика и две девочки. Одна очень тяжёлая. У матери оказалась внутриутробная инфекция, гипоксия – проще говоря, плод задыхался. Родиться-то девочка родилась, а вот выживет ли – не знаю. Едва дышит. Её бы надо срочно в неонатапьный центр везти, там ребёнка точно спасли бы.

– Мама, так что ж вы не везёте? Машин нет? Вон пусть папа на «КамАЗе» отвезёт.

– Нельзя. Приказ Одинцовой запрещает перевозить в неонатальный центр первые четыре дня. Нам чиновники говорят: если у новорожденного лёгкие не раскрылись, не надо вводить ему дорогостоящий препарат. Пусть лучше считается мертворождённым, чем потом умрёт и ухудшит статистику детской смертности. Им, чиновникам, статистика нужна, а ведь мы врачи, мы не должны так поступать.

– Нам чиновники говорят: если у новорожденного лёгкие не раскрылись, не надо вводить ему дорогостоящий препарат. Пусть лучше считается мертворождённым…

– А кто такая эта Одинцова? – Николай был потрясён услышанным.

– Директор «департамента здравозахоронения» областной администрации.

– Это у нас областная власть такая? Вот уж в самом деле креста на них нет!

– А коммунистам кресты по определению не положены. Им Ленин со Сталиным запретили в Христа веровать, – засмеялась Люда. Однако старшие шутку не поддержали, тема оказалась слишком серьёзной.

– Чтобы такие риски для новорожденных исключить, надо проводить анализы на хламидии и другие инфекции в первые недели беременности, а ещё лучше – при её планировании, – продолжала Наталья. – Главврач областной больницы Кирюхин, кстати, председатель комиссии «Единой России» по здравоохранению, давно предлагает это. Однако наш Белый дом глух.

– Дочь, налей-ка мне ещё чайку, – попросил Василий Леонидович. – Кстати, о борьбе с кризисом у нас в области. Я тут прочёл антикризисную программу для Владимирской области, которую владимирские единороссы на днях предложили. «От преодоления – к развитию» называется. Грешным делом думал: обычные красивые лозунги, призывы. Нет, тут тебе и конкретные предложения заморозить цены на хлеб, субсидировать местных производителей молока, снизить налоги для владимирского бизнеса, не повышать тарифы ЖКХ.

– Вот антикризисная программа «Единой России». Тут тебе и предложения заморозить цены на хлеб, субсидировать местных производителей молока, снизить налоги для владимирского бизнеса, не повышать тарифы ЖКХ.

– Дедушка, так они ж – партия власти! – снова не удержалась внучка. – Что ж они только предлагают, а не делают?

– Во-первых, уже делают. Вот насчёт хлеба. На хлеб смогли цены заморозить, как обещали, – на «Дачный» и «Дарницкий» во всяком случае. А мы другой-то редко берём. А во-вторых, насчёт партии власти. Это где как. В стране действительно правящая партия, а у нас в области – нет. Может, потому и отстаём от других? Во время кризиса власть должна быть единой командой на всех уровнях.

– Пап, – будто спохватившись, о чём-то вспомнила Наталья. – Ты всё хотел разобраться, сколько за квартиру в этом году платить будем. Платёжку за январь принесли уже?

– Принесли, Наташ, и боюсь, у нас на эту тему плохие новости. Помнишь перед Новым годом «Единая Россия» предложила губернатору заморозить тарифы на этот год? Город так и сделал с тарифом на вывоз мусора. Помнишь, осенью все обсуждали, с квадратных метров считать тариф или по количеству проживающих в квартире? И вот гляди, пошёл навстречу Рыбаков, за вывоз мусора по прошлому году платить будем. И то хорошо. А вот с остальными тарифами – беда. За электричество, горячую воду, отопление – сама посмотри, теперь будем платить на 25% больше! Это притом, что Путин ясно приказал ограничить повышение цены на газ, всего на 5%. С чего ж тогда отоплению дорожать на четверть?!

– Вот так номер! – присвистнул Николай. – Сегодня только разговаривал с однокурсником, он в Томске живёт. Там вообще отказались от повышения тарифов ЖКХ! Ничего не понимаю…

– А тут и понимать нечего! – снова завёлся Василий Леонидович. – Достаточно вспомнить единый проездной билет. Я, конечно, уже, наверное, надоел вам с этим, но всё равно, как же руки у коммунистов из Белого дома нашего-то повернулись! В самый разгар кризиса пенсионерам такой «подарочек» новогодний сделать. Цену на проездной для стариков со 175 рублей до 240 рублей повысить! Да ещё назвали (я в газете их официальной прочёл) «мерами социальной поддержки граждан». Но ведь это же вопиющий цинизм!

– В самый разгар кризиса пенсионерам такой «подарочек» новогодний сделать! Цену на проездной для стариков со 175 рублей до 240 рублей повысить! Но ведь это же вопиющий цинизм!

– Мужчины, ну зря вы так на губернатора, – сказала Наталья. – У нас во Владимирской области живётся, может быть, не лучше, чем в других краях, но уж точно не хуже. Мы так, посерединке наполовинку.

– Это ты с чего взяла, жена? – Николай почувствовал задетым своё самолюбие. Ведь сравнение с другими регионами – его конёк. Это же он ездит по всей стране, общается с людьми. – Прямо «сарафанная социология» какая-то! Я вот могу сравнивать.

Я, кстати, специально узнал насчёт социальных проездных. Так вот, к примеру, в Рязани он стоит 100 рублей, в Ярославле – 120, в Иваново – 150. А губернаторы, там, между прочим, – единороссы.

Когда я только начинал дальнобойничать, три года назад, действительно, примерно так и было. Где-то лучше, чем у нас, где-то – хуже. Но за эти три года в Ивановской области, например, многое изменилось к лучшему. Там, конечно, мрак был полный после правления губернатора-коммуниста, ещё хуже, чем у нас было. Но вот пришёл этот, сын убитого в начале 1990-х священника… Как его, бать?

– Мень?

– Да, точно. Он бывший зам Лужкова, единоросс. И сразу Ивановская область стала вылезать из ямы, развиваться. Дороги сделали – блеск. А были хуже, чем во Владимире. О Нижнем вообще молчу. До нынешнего единоросса Шанцева, при котором соседи рванули чуть не по всем показателям так, что не догонишь, там тоже в губернаторах коммунист ходил. А теперь наши льготники завидуют нижегородским – у них там социальные проездные на пригородный транспорт, областные социальные надбавки, строительство расцвело, Нижний просто преобразился. В Белгороде вот тоже довелось мне побывать не раз проездом на Украину. Так там – прям бум жилищного строительства, нам и не снилось. Стоимость квадратного метра – почти в два раза ниже, чем во Владимирской области.

– В Белгороде – бум жилищного строительства, нам и не снилось. Стоимость квадратного метра – почти в два раза ниже, чем во Владимирской области.

Короче, везде, куда ни поедешь, всё развивается, а у нас как-то остановилось. Думаю, областной власти нужна хорошая встряска.

– Коля, не подскажешь, в какой-то области региональная надбавка к пенсии есть?

– В Самарской, кажется, да и не только там. И в других областях тоже. Мотай, батя, на ус.

– Я-то мотаю. У владимирских единороссов в их программе обещана региональная надбавка к пенсии.

– Пап, ну сколько можно: программы, планы. Сделано-то когда это будет? – Наталья привыкла на работе иметь дело с конкретным результатом своего труда, который можно взять на руки, покачать, да который ещё и заявляет о себе громким криком.

– Да недолго ждать осталось. 1 марта – выборы, вот тогда и обновится областная власть. Не говоря уже о том, что и губернатора скоро президент депутатам на рассмотрение предложит. И то сказать, пора уже «проветрить» коридоры нашего Белого дома.

– Да недолго ждать осталось. 1 марта – выборы, вот тогда и обновится областная власть. И то сказать, пора уже «проветрить» коридоры нашего Белого дома. Больно затхлый воздух в области последние годы.

Прозвенел звонок в дверь.

– А вот, наверное, красные агитаторы пришли, с очередной страшилкой, – проворчал Николай.

– Да это Людочкин жених, Эдик! Вон она, как газель к двери поскакала!

Люда проводит на кухню высокого молодого человека лет 25-ти.

– Знакомьтесь – Эдик. Мой друг. А это – папа, мама и дедуля.

– Давай, Эдуард, проходи. Попробуй мою фирменную курицу, а главное, чай с Людочкиным печеньем. – Наталья на правах хозяйки и матери посадила друга дочери рядом с Людой.

– Чем же ты занимаешься, человек хороший? – приступил к расспросам дед. – Учишься?

– Уже закончил, институт бизнеса. Работаю менеджером в автосалоне.

– Ну и как бизнес? – не без ехидцы поинтересовался Василий Леонидович. Как человек старой закалки, он скептически относится к новомодным профессиям.

– В прошлом году было – супер. Продажи – рекордные. А сейчас – кризис, – невесело ответил Эдик.

– Свалился он на нашу голову. В Америке понастроили финансовых пирамид, пузырей мыльных. Вот и лопнули так, что на весь мир аукнулось.

– Ну знаем мы это, так ведь от этого не легче, – совсем загрустил Эдик. – Машины никто не берёт, зарплаты нет, а то и на улице ещё окажусь. Пополню, как говорится, армию безработных.

– А ты, я смотрю, руки опустил, – Василий Леонидович почувствовал себя наставником молодёжи. – Негоже это. Надо не унывать, а программу свою антикризисную придумать. У правительства – своя программа, у наших областных единороссов – своя. А надо ещё каждому свою личную антикризисную программу иметь…

– Да я не опустил руки, нет. Ищем с друзьями выходы. Вот будем переходить на те же иномарки, но только российской сборки. На них и пошлин таможенных нет, да ещё и кредиты на покупку отечественного автомобиля частично государством субсидируются.

– Ты, грамотей, я погляжу, все дела знаешь, – Николай довольно посматривает то на Эдика, то на дочь, оценивает, достоин ли тот такой умницы. – А скажи-ка мне, как бизнесмен бизнесмену, правительство нас в правильном направлении из кризиса выводит? Не Сусанины какие-нибудь?

– Я, конечно, не большой специалист в антикризисном управлении, но похоже, что правительство действует грамотно, – молодой человек произнёс свою тираду до того рассудительно и со знанием дела, что Людочкины домашние удовлетворённо переглянулись: «А парень-то неплох».

– Вы даже не представляете, какой катастрофы удалось избежать осенью, когда по нам ударила первая волна кризиса, – продолжал Эдик. – Выстояли – никто даже не заметил, как мимо пролетело. Хотя самое трудное, конечно, ещё впереди…

– Эдуард, скажи мне, раз ты бизнес-институт закончил, – Наталью продолжало одолевать беспокойство. – У меня вклад небольшой в банке есть, последние два года Людочке на свадьбу коплю…

– Мама, ну зачем ты о личном?.. – девушка вся зарделась.

– У меня вклад небольшой в банке есть, последние два года Людочке на свадьбу коплю…
– Мама, ну зачем ты о личном?.. – девушка вся зарделась.

– Не посторонний же человек, а может статься, и сам заинтересован будет, чтобы деньги эти у меня не пропали. Как, не пропадут из-за кризиса?

– Если вклад до 700 тысяч, то вообще беспокоиться не о чем. Государство полностью гарантирует его сохранность. Так что ни о чём плохом не думайте. Да что мы всё о кризисе, будь он неладен. Курица у Вас, Наталья Васильевна, – просто объеденье. Да и печенье твоё, Люд, сказочное. Ничего, поднимемся!

– А мы, старшие, поддержим вас, молодых. Действуйте! – дед как будто тост с чашкой чая произносил. – Всё у вас получится. На выборы-то 1 марта пойдёшь?

– Я вот уже сказала, что не пойду, – подсказала Люда Эдику свой ответ, с которым ему надлежало согласиться, – что толку-то?

– А я пойду, – не поддержал подругу Эдик. – Всё ж таки не в Москву представителя выбирать будем, а нашу, местную власть. Каждый день их видеть будем. Тарифы они нам будут назначать, налоги устанавливать, бюджет областной собирать и расходовать на необходимые владимирцам нужды, в конце концов, с кризисом бороться.

– Молодец, правильно рассуждаешь. А за кого голосовать думаешь? – внимательно поглядел в глаза гостю глава семьи.

– Пока не решил, – осторожно ответил Эдик.

– А я думаю так, что надо «Единую Россию» выбирать, – сагитировал ветеран. – Чтобы области легче было подключиться к федеральным программам, деньгам опять же – надо выгоду свою блюсти! Единороссу с единороссом легче разговаривать будет. Ты как, молодой человек, думаешь?

– Я, повторюсь, ещё не решил, – твёрдо повторил гость. – И вот что меня смущает. Не хотелось бы, чтобы вся власть у одной партии была. Монополизм – он во всём вреден: и в бизнесе, и в политике. Поэтому не знаю, буду ли голосовать за «ЕР». Хотя… не за коммунистов же. Эти вообще – вчерашний день.

– Точно, вчерашний, признаю, хотя и сам старый коммунист. А нынешние-то кричат: нет монополизму одной партии – вон газетку агитационную дали. Да чья бы корова мычала! Сами 74 года страной безраздельно правили, вообще ни одной партии создать людям не разрешали – а результат? Привели к развалу Союза!

– А ну как и единороссы владимирские не лучше коммунистов окажутся? – спокойно поинтересовался Эдик.

– Так мы с них уже осенью спросить сможем, – сказал Николай.

– А что будет осенью?

– Выборы мэра города, горсовета. Так что почивать на лаврах не позволим! Да и потом, ну ведь не до склок сейчас, не до политических войн, с кризисом воевать надо. А все силы для этой главной войны – именно у единороссов по всей России. Владимирской области, что ни говорите, давно пора объединиться со всей страной.

– Пожалуй, Вы правы, – подумав, согласился молодой человек. – Откровенно говоря, все здравые люди не могут не понимать, что автор всех наших достижений последних лет – Владимир Путин. А он теперь возглавляет «Единую Россию». Логический вывод – голосовать за партию Путина. А следующий шаг – избрание областными депутами нового губернатора. Боюсь, что время уже не терпит.

– Пожалуй, Вы правы, – подумав, согласился молодой человек. – Логический вывод – голосовать за партию Путина. А следующий шаг – избрание областными депутами нового губернатора.

За разговорами Правдины не заметили, как час пролетел и на кухонном телеэкране очередные новости начались. И первое же сообщение заставило всех притихнуть:

«Сегодня президент Дмитрий Медведев внёс в Законодательное собрание Владимирской области кандидатуру нового губернатора области…»


Изготовитель: ООО «РосСтандартПринт», ИНН 5246035394. Адрес: 606440, Нижегородская область, г. Бор, ул. Республиканская, д. 39. Заказчик: Владимирское региональное отделение (ВРО) Всероссийской политической партии (ВПП) «Единая Россия»; оплачено за счёт средств избирательного фонда ВРО ВПП «Единая Россия». Тираж: 400000 экз. Дата выпуска: 05.02.2009.

Горькая правда от «Владимирских ведомостей»

Разрешение от «Владимирских ведомостей» на цитирование здесь текста их статьи я пока не получил, поэтому ограничусь ссылкой. Не сказать, что я согласен с их критической статьёй целиком и полностью, но согласен в бо́льшей её части. Опережая моих критиков (читай – загипнотизированных фанатов «Единой России»), сразу честно замечу, что данная газета учреждена в том числе Администрацией Владимирской области, которая на момент написания данных строк всё ещё возглавляется губернатором-коммунистом (вопреки «тонким» намёкам на смену его на «единоросса» в тексте брошюры), – то есть первое, что приходит в голову, это то, что критическая статья – «заказной» ответ политических оппонентов (коммунистов). Ну и пусть так – разве есть что-то плохое в том, что кто-то высказывает альтернативную точку зрения?.. Тем более, что мой субъективный обывательский взгляд (я не коммунист и вообще не политик), точка зрения эта куда как более приближена к нашей реальности…

P.S. Контора, которая взяла на себя смелость выполнить политический заказ «Единой России» по печати брошюр – некое ООО «РосСтандартПринт» – было замечено в сношениях с «Единой Россией» и ранее.

Добавьте свой комментарий, почитайте уже добавленные комментарии или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
Предпросмотр
Загрузка…