Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Монетизация льгот: до и после реформы

От редактора: когда-то давно, ещё осенью 2002 года, впервые стали активно говорить о возможной реформе льготной системы в России, точнее, о замене льгот денежными компенсациями, а по-научному – о монетизации льгот. Тогда уже мой друг Николай Алексеев заинтересовался этим вопросом и написал небольшую статью. Статья эта вплоть до марта 2005 года «пылилась» в моём почтовом архиве, пока я не решил её опубликовать. Итак, сначала – взгляд в прошлое, до реформы льгот…


В настоящее время широко обсуждается вопрос льгот, (почти) предоставляемых множеству граждан, в том числе, казалось бы, и не нуждающихся в этом. Число льгот превысило разумные границы (говорят о десятках) и продолжает увеличиваться. В чём же может быть причина такого явления, и как к нему относиться?

Очевидно, сами по себе льготы, как, впрочем, и многое другое, не являются ни злом, ни добром. Это определяется существующей экономической и политической системой и тем, какая роль им в ней отводится.

Льготы существуют практически во всех странах мира, даже радикально капиталистических, хотя, возможно, где-то это воспринимается как пережиток периода кризиса и безденежья государства (у нас сейчас как раз такой период), но только у нас и в других странах социализма они достигли такого расцвета. Причина этого, по-видимому, – в стремлении принизить роль денег в распределении благ, и, в пределе, вообще отказаться от них (обеспечив всем удовлетворение минимальных (а в последствии и всех) потребностей). При том, что блага всё-таки ограничены, их распределяют между работающими (работавшими) на благо государства, пострадавшими и так далее. Но это – в условиях социализма.

Для капитализма более естественной представляется выплата конкретной суммы денег за конкретную работу, когда как особый вид работы рассматривается служба в армии и милиции, участие в боевых действиях и тому подобное, а пенсия, пособие инвалидам и прочие социальные выплаты осуществляются компаниями, подобными страховым.

Что же мы наблюдаем у нас?

Стремясь (как минимум, на словах) к построению капитализма, власть при решении частных политических задач использует инструмент льгот как плату за поддержку определённой части электората. При этом она часто действовала по принципу «после нас хоть потоп», стремясь только пережить очередные выборы. Казалось бы, сейчас, когда власть относительно стабильна, пришло время разобраться с этой ситуацией и упорядочить выплату льгот, использовав освободившиеся деньги на увеличение выплачиваемых зарплат, пенсий и пособий, в соответствии с курсом «назад, к капитализму».

Но вместо этого, судя по всему, мы получим сценарий Явлинского, который тот описал при обсуждении завоза в страну отработанного ядерного топлива – «всё равно все деньги украдут, уж лучше не надо». А именно: после ликвидации льгот деньги вовсе не пойдут на увеличение выплат людям (или снижение налогов, что одно и то же). Они просто куда-то исчезнут. Конечно, это не нормальная ситуация, и её надо каким-то образом менять, но в существующих условиях отмена льгот приведёт к ухудшению жизни людей, ими сейчас пользующихся.

Для того чтобы скрыть это, официальная пропаганда утверждает, что в результате распределение средств станет более справедливым, что в настоящий момент денег на выплаты у государства всё равно нет (а куда они делись? а откуда они возьмутся, когда перестанут обеспечивать льготы и начнут выплачивать пособия и компенсации?), наконец, пытается вызвать у людей чувство вины перед властью, заявляя, что именно благодаря выплате льгот бюджеты пусты, и всё разваливается, и чувство благодарности за то, что им таки что-то всё же выплачивают, умело замалчивая, что единственным источником денег в государстве являются налогоплательщики, то есть те же люди, с которых теперь хотят снять две шкуры.

Возникает всё тот же вопрос: что делать?

Не знаю. При нынешней власти, наверное, лучше добиваться того, чтобы ничего не менялось, и добиваться смены власти. Когда же определимся, по какому пути идти, и пойдём по нему, когда государство будет служить всем людям, а не отдельным господам, тогда можно уже будет и реформы проводить.


От редактора: так виделась проблема ещё осенью 2002 года. Теперь посмотрим, что, с точки зрения того же автора, получилось уже к марту 2005 года, по прошествию трёх месяцев реформы по монетизации льгот.


Недавно Станислав предложил мне доработать мою давнюю статью про льготы в связи с изменением законодательства и рядом последовавших за этим событий. Но, перечитав, я решил оставить её как есть, поскольку мысли мои в этом отношении не изменились, зато появился ряд интересных наблюдений.

Итак, как же проходит реформирование системы льгот?

В процессе реформы стал заметен значительно возросший профессиональный уровень государства в подавлении народа. Подготовка к лишению людей льгот началась заранее. Приблизительно за полгода до начала реформы во всех новостных и аналитических передачах на всех (государственных и якобы независимых частных) телеканалах, кроме, разве что, “MTV”, а также по радио пошли рекламные ролики грядущей реформы. Перед зрителями представали льготники всех видов, но непременно симпатичные большинству граждан – милые старушки, старики-ветераны, ликвидаторы и прочие, все как один довольные намечающейся реформой, жалующиеся на то, что не в состоянии воспользоваться существующими льготами (и если насчёт троллейбусов ещё ясно, то вот почему они не могут воспользоваться, например, путёвками в санаторий – следовало бы сделать предметом журналистского расследования, но платят-то журналистам не за это, да и вообще, характерный метод – вместо решения проблемы недостаточного финансирования – убрать предмет финансирования, только расчёт на то, что немногие зрители о том задумаются), подсчитывающие, на что хватит им будущей прибавки в сотню-другую (опять же, возникает вопрос, как довели пенсионера до такой жизни, но кто этим задастся, если журналисты всеми силами создают настроение грядущего праздника, наступлению которого препятствуют только несогласные депутаты оппозиции, преследующие собственные корыстные цели). И это шло почти в каждом выпуске, без повторов, в течение почти полугода. Несложно представить потраченные на эти цели деньги, считая эти сюжеты по ценам коммерческой рекламы.

Таким образом, народ был предварительно подготовлен, и новостные выпуски – одно из лучших мест для внедрения, поскольку к ним относятся как к фактам, не несущим идеологической окраски (даже регулярное преувеличение количества народа на проправительственных митингах и преуменьшение на оппозиционных, причём называемое количество не соответствует демонстрируемой картинке, не подрывает этой веры).

И вот, после долгого обсуждения в Думе, сопровождаемого соответствующими комментариями, закон принимают. Тут-то всё и начинает разваливаться. Массовое недовольство народа не скрыть, возражает даже местная власть, поскольку новый закон, предполагая различное распределение нагрузки выплат компенсации между местным и федеральным бюджетами, во многих местах разрушает и без этого дефицитный бюджет. Люди выходят на улицы, стихийно организуются митинги протеста, проявляется так на словах ожидаемая псевдодемократами народная воля и политическая сознательность.

Что же сообщают СМИ?

«Неизвестные тёмные силы, желая дестабилизации обстановки в стране и надеясь воспользоваться временными трудностями и недопониманием народом своего счастья для получения политических дивидендов, выводят пенсионеров на улицы, а там, где не выходят, выманивают рублём. Лозунги выдаются, «кричалки» разучиваются. Зло будет наказано милицией, уже ищущей зачинщиков».

И ведь ищут. К моему коллеге по работе поздно вечером, когда они с женой уже легли спать, позвонили в дверь. Люди в форме представились сотрудниками отдела по борьбе с экономическими преступлениями и поинтересовались, где он находился определённого числа. Человек был в командировке, но ему не поверили, и спросили, почему его машина находилась на митинге у здания администрации. Он сказал, что в ней, видимо, поехал туда отец жены, человек активный, интересующийся политикой и борющийся за свои права, после чего милиционеры извинились и ушли.

Таким образом, в борьбу с пенсионерами включилась милиция со штатом осведомителей среди всех слоёв населения.

Прежде я предполагал, что лучшим вариантом будет недеяние со стороны властей, лишь бы хуже не сделали, а к текущей ситуации как-нибудь приспособимся.

А пока всё происходит по совсем не хорошему сценарию. Вот что было написано в Германии 1920-х годов:

«Если победитель умён, он сумеет предъявлять свои требования побеждённому по частям. Победитель правильно рассчитает, что раз он имеет дело с народом, потерявшим мужество, а таким является всякий народ, добровольно покорившийся победителю, то народ этот из-за того или другого нового частичного требования не решится прибегнуть к силе оружия. А чем большему количеству вымогательств побеждённый народ по частям уже подчинился, тем больше будет он убеждать себя в том, что из-за отдельного нового вымогательства восставать не стоит, раз он молча принял на себя уже гораздо большие несчастья».

А. Гитлер, «Моя борьба»

Осталось задать риторический вопрос: «Что будет дальше?»

Добавьте свой комментарий или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
Предпросмотр
Загрузка…