Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Две жизни

Две жизни, ч. IКупить книгу на Ozon.ru

Антарова К. Е. Две жизни. Ч. 1 / К. Е. Антарова. – М.: Сиринъ, 1997. – 560 с. – ISBN 5-85718-043-0.

Книга «Две жизни» написана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с Высоким Источником посредством яснослышания и ясновидения. Впервые в беллетристической форме даются яркие и глубокие Образы Великих учителей, выписанные с огромной любовью, показан Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах «Живой этики», как бы проиллюстрировано судьбами героев книги «Две жизни». Книга первоначально не предназначалась для печати.

Купить книгу на Ozon.ru

Две жизни, ч. IIКупить книгу на Ozon.ru

Антарова К. Е. Две жизни. Ч. 2 / К. Е. Антарова. – М.: Сиринъ, 1997. – 560 с. – ISBN 5-85718-044-9.

Книга «Две жизни» написана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с Высоким Источником посредством яснослышания и ясновидения. Впервые в беллетристической форме даются яркие и глубокие Образы Великих учителей, выписанные с огромной любовью, показан Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах «Живой этики», как бы проиллюстрировано судьбами героев книги «Две жизни». Книга первоначально не предназначалась для печати.

Купить книгу на Ozon.ru

Две жизни, ч. IIIКупить книгу на Ozon.ru

Антарова К. Е. Две жизни. Ч. 3 / К. Е. Антарова. – М.: Сиринъ садхана, 2003. – 422 с. – ISBN 5-94181-021-0.

Книга «Две жизни» написана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с Высоким Источником посредством яснослышания и ясновидения. Впервые в беллетристической форме даются яркие и глубокие Образы Великих учителей, выписанные с огромной любовью, показан Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах «Живой этики», как бы проиллюстрировано судьбами героев книги «Две жизни». Книга первоначально не предназначалась для печати.

Купить книгу на Ozon.ru

Две жизни, ч. IV, кн. 2, ч. IVКупить книгу на Ozon.ru

Антарова К. Е. Две жизни. Ч. 3, кн. 2. Ч. IV / К. Е. Антарова. – М.: Сиринъ, 1997. – 544 с. – ISBN 5-85718-046-5.

Книга «Две жизни» написана Конкордией Евгеньевной Антаровой через общение с Высоким Источником посредством яснослышания и ясновидения. Впервые в беллетристической форме даются яркие и глубокие Образы Великих учителей, выписанные с огромной любовью, показан Их самоотверженный труд по раскрытию Духа человека. Единство Источника этих книг вполне очевидно для лиц, их прочитавших. Учение, изложенное в книгах «Живой этики», как бы проиллюстрировано судьбами героев книги «Две жизни». Книга первоначально не предназначалась для печати.

Купить книгу на Ozon.ru

Оценка посетителей: 8,16 из 10 (голосов: 194).
05.06.2005 11:37:00 Станислав Цитата #0

Эту книгу, точнее, четыре тома этого произведения я читал год с лишним. И я наперёд могу сказать, что этот отзыв будет самым большим в моём проекте «Книги», обойдя предыдущего лидера – отзыв на произведение Григория Климова «Князь мира сего». Для многих книга «Две жизни» стала откровением, своего рода «Библией», а вот я, вооружившись принципом «Изучай всё, доброго держись», попытался отнестись к ней критически, выявить как положительные, так и отрицательные её свойства, причём не только как религиозно-философского учения, но и как литературного произведения. Итак, мои «путевые заметки»…

  1. Первая же фраза, которая очень точно меня поразила, была ещё в предисловии: «Когда человек встречается с замечательной книгой или с прекрасным учением, вы можете часто услышать от него такое: «На этих страницах я нашёл именно то, что всегда чувствовал и знал…» – такое ощущение я действительно иногда испытываю, хотя в отношении «Двух жизней» оно всё же было несколько слабее, чем от книг супругов Тихоплав.
  2. Очень много мудрых мыслей в диалогах и думах главных героев, но порой эти мысли слишком размазаны. Несколько примеров таких мудрых и правильных, на мой взгляд, мыслей:
    1. «Побеждай любя – и ты победишь всё», – одна из основных идей книги, вселенская любовь; идея хорошая, бесспорно, однако её применение в реальной жизни я бы проиллюстрировал картинкой (для тех, кто читал не только «Две жизни», но и «Гнев орка»).
    2. «Объясните ей, что нет смерти, как и нет разъединённой жизни одной земли. Есть единая вечная жизнь живой земли и живого неба. Это жизнь вечного труда всей вселенной на общее благо. Жизнь, духовная жизнь света и радости, включенная в плотные и тяжёлые формы земных тел людей. И вся земная жизнь человека – это не одно данное конечное существование от рождения до смерти. Это ряд существований. Ряд плотных, видимых форм, в них всегда влита единая, вечная жизнь, неизменная и только меняющая свои условные временные земные формы», – о существовании реинкарнации души.
    3. «…Чем выше и дальше каждый из нас идёт, тем яснее видит, что предела достижению в вопросе совершенства нет. И дело не в том, какой высоты, какого предела ты достигнешь сегодня. А только в том, чтобы двигаться вперёд вместе с тем вечным движением, в котором движется вся жизнь», – человек, может и должен совершенствоваться, стремиться к Богу, но никогда его не достигнет, как асимптотическая кривая не достигает координатной оси.
    4. «Учись различать пути людей. И помни, что никто тебе не друг, никто тебе не враг, но всякий человек тебе Учитель», – конец этой фразы с комментарием, что даже у твоего оппонента или противника всегда есть чему поучиться, я добавил в список своих жизненных принципов.
    5. «…Свобода, предоставляемая недостаточно дисциплинированному существу, не делает его путь ни короче, ни легче в конечном счёте», – это применимо не только к свободе отдельного человека, но и целых обществ; если свободу для неготовых к ней не ограничивать, то для них это будет свободой деградации.
    6. «Есть ли что-нибудь в вашей жизни, во что бы вы верили без оговорок? Чем бы вы руководствовались без компромиссов? Видите ли вы в тех или иных идеях и установках цель вашей жизни? В чём видите вы смысл существования?» – о принципиальности, руководящих принципах и смысле жизни.
    7. «В свой текущий день ты должен принять все входящие в него обстоятельства. Признать их своими, всецело и единственно тебе необходимыми», – у каждого свой путь, свои испытания по силам и свои награды по заслугам – это тоже один из моих жизненных принципов.
    8. «…Отцы [родители] и дети только тогда могут быть в полной гармонии, когда отцы живут своей собственной полной жизнью, а не пытаются жизнью детей заполнить отсутствие собственного интереса к жизни», – ну или, как вариация на ту же тему: лучшее, что родители могут подарить своим детям – самостоятельность.
    9. «Многое в жизни… кажется людям непонятным и даже невозможным только потому, что в своем опыте дня они не проходили и не видели тех вещей, которые отрицают», – особенно это верно в отношении Бога, в которого многие не верят потому, что он не проявляет себя материально.
    10. «…Думать, что ты можешь кого-либо поднять к более высокому миросозерцанию, если приобщишь его к своей той или иной истине, раскрывшейся тебе… – это составляет такое же заблуждение, как пытаться объяснить немузыкальному человеку прелесть песни. Отдавая другому самую драгоценную и неоспоримую для тебя истину, ты не достигнешь никаких положительных результатов, если друг твой не готов к её восприятию. А профанировать свою святыню ты всегда рискуешь. И не потому, что человек, которому ты её открыл, зол или бесчестен. Но только потому, что он ещё не готов. Об этом говорится: «Не мечите бисера… [перед свиньями]» – это может, конечно, выглядеть несколько напыщенно и высокомерно, но тем не менее это действительно так: невозможно объяснить человеку что-то жизненное, если он не созрел для этого.
    11. «…Каждую улыбку не подавай, как редкостное милосердие, но с неё начинай свой каждый день и каждый привет встречному», – а для особо непонятливых это разъяснит Норбеков :-).
    12. «Никогда не слушайте пересудов, обрывайте всей вашей силой радости и доброты все жалобы людей, говорящих вам злое о людях своей страны, о самой своей стране, о своём народе, о своих правителях. Осознайте глубоко, что вы, поддерживая или допуская при себе подобные отрицательные разговоры, содействуете злу и раздражению земных созданий и астрального плана», – практически без изменений отправляется в список моих жизненных принципов.
    13. «Проносите день как мгновение Вечности и остерегайтесь внести в него хотя бы малейшую жестокость. Твёрдо распознавайте, что есть жестокость. Если вы видели, как бьют беззащитного ребёнка, и не заступились за него, вы столько же согрешили перед Вечным, сколько и тот жестокий, рука которого била ребёнка. Если вы слышали жестокое слово, бившее как злобный мяч невинного человека, и вы не сумели защитить его, увести его прочь от злого, вы виновны перед Вечностью не менее самого ругателя. Если вы присутствовали при том, как причиняли физические страдания беззащитным существам, и вы не протестовали и не защищали несчастные бессловесные существа, вы виновны даже более, чем те, кто их причинял», – аналогично, практически без изменений отправляется в список моих жизненных принципов.
    14. «Суеверия людей, с которыми вам придется сталкиваться на каждом шагу вашей жизни, не только не должны ложиться на ваше восприятие и огорчать вас, но бодрость ваша должна возрастать от каждой встречи с человеком, суеверие которого мешает ему широко раскрыть глаза на мир», – и это тоже практически без изменений отправляется в список моих жизненных принципов.
    15. «Истина одна – путей к Ней много… Нет религии выше Истины. Раскрепощённый от узкой религии, чистый сердцем встречает Любовь Живую», – путь к Истине может идти как через религию, так и мимо неё, через собственную веру – это также относится к моим жизненным принципам.
    16. «…Нет религий как навязанных устоев морали, жердей и подпорок, костылей и палок Света, чтобы ими подпирать быт земли: этим путем идут только в ещё большее закрепощение. Есть неизбежное и для всех вечное правило: определить свое отношение к Богу и религии как к единственному закону Жизни, который каждый устанавливает для себя сам», – про то же самое: религия – это всего лишь один из путей к Истине.
    17. «Следите за собой, но следите легко. Не изображайте из себя знающих и строжайших наставников себе…» – не надо брать на вооружение те жизненные принципы, которые не получается пока выполнять, к которым ты пока не готов.
  3. Чересчур нежные отношения между особями одного пола, предположительно из-за того, что автор произведения – женщина. Особенно неприятно выглядят нежные отношения между мужчинами:
    1. «Я прильнул к нему с детским доверием, забыв, что надо мужаться перед малознакомым человеком и скрывать свои чувства».
    2. «Я крепко обнял и поцеловал Иллофиллиона, от всего сердца поблагодарил его за все заботы обо мне и лёг спать».
    3. «И для меня там не будет ни одной женщины, как бы они все ни были красивы. В моём сердце живёт только мой друг Флорентиец, и ваш цветок я положу к его портрету».
    4. «К довершению моего удивления, не успел я раздеться, как в ванную комнату вошел слуга-китаец… Не дав мне опомниться, он окатил меня из какого-то кувшина чем-то тёплым, оказавшимся жидким душистым мылом. В мгновение ока он растёр меня всего мягкой мочалкой, подвёл под душ, а затем завладел моей головой, так что мне оставалось только закрыть лицо руками», – тут ещё добавляется избалованность и леность «избранных» героев.
    5. «Милый Ясса помог нам, мужчинам, своим массажем в воде… Одной Наталье Владимировне пришлось справляться самой…»
    6. Явная рекомендация Лёвушке «льнуть» к старшим братьям: «Зная это, вспоминай, когда страдание обовьётся вокруг тебя, и льни тогда к людям вроде И…»
    Такие же чересчур нежные отношения царят и между женщинами: «А у меня такое страстное желание вас поцеловать, Алиса, что не исполнить его я не могу, – и, оставив руку мужа, Наль подбежала к Алисе, обхватила её шею руками и прильнула к её губам». Выглядит всё это, по меньшей мере, странно…
  4. Наркозависимость от «волшебных» капель/пилюль и медикаментозная панацея:
    1. «Флорентиец снова весело расхохотался.
      – Эк напугал я тебя богатырским сном! Ну, постараюсь занять у тебя пилюлю Али и больше так не спать, – весело прибавил он.
      – У вас есть свои пилюли. Вам дал Али коробочку, из которой покормил меня в своем кабинете, – тоже смеясь, ответил я.
      – Есть-то есть, да только ты и вторую оттуда уже съел в доме моего друга ночью, значит, всё же одну ты мне должен.
      Посмеявшись моей пилюльной скупости, он сказал, что…»
    2. «Я спросил И., не принять ли мне одну из волшебных пилюль Али, которые давали так много сил и свежести».
    3. «Потрясающая» храбрость и весёлость главного героя Лёвушки во время бури на корабле, после чего он прослыл «великим храбрецом-весельчаком», объясняется очень просто: прямо перед бурей он и его друг И. «накушались» очередных «волшебных пилюль» – далее всё происходило в состоянии наркотического опьянения.
    4. Главный герой Лёвушка вообще почти не спит – по ночам он выполняет поручения своих наставников; видимо, «волшебные пилюли» хорошо действуют!.. :-)
  5. Двойные стандарты и «двойная жизнь» главных героев:
    1. Главные (положительные) герои не берут взятки, но при этом активно их дают, и автор подчёркивает их действенность: «Я совестью не торгую и взятки ни за какие услуги не беру», – и в то же время: «Монета, скользнувшая незаметно в руку дворника, сделала его много любезнее».
    2. Двойственная трактовка обсуждения судеб других людей: для главных героев это именно обсуждение, а вот если что-то пытаются говорить другие, то это уже сплетни: «Мне была неприятна болтовня Жанны; мне казалось не особенно благородным сплетничать насчёт тех людей, кто так трогательно помогал ей начать новую жизнь».
    3. Главные герои постоянно говорят о свободе, борются за раскрепощение женщин Востока и при этом многие из них имеют слуг (например, сэр Уоми, князь, капитан), а самые главные («избранные», например, Флорентиец, Ананда, И.) постоянно требуют беспрекословного повиновения от своих последователей и устраивают «проверки на верность».
    4. Провокационный вопрос отрицательный героини (Дженни) одному из «избранных» (сэру Уоми): «Вы сказали… что внешний блеск, мечты о богатстве – это всё желания суеты и зла. Позвольте вас спросить: почему же вы сами не живете в шалаше, в грязи, а принимаете меня в комнате, которая одна стоит, вероятно, несколько сот фунтов? Почему все, кто окружает вас, живут богачами, а не нищенствуют?» – на этот вопрос ответа так и не последовало, лишь мутное «Вы не поймете этого сейчас, если бы я излагал вам много часов подряд объяснения к вашим вопросам».
  6. Многие проблемы положительных героев решаются по знакомству («по блату»), в стиле «поедете в тот город, там мой знакомый Н. устроит Вас работать в своей компании»:
    1. «Я имел в виду дать вам письмо к одному моему другу в Москве. Он ведёт очень большое литературное дело, и ему нужны переводчики. Платит он очень щедро».
    2. «Но предварительно мы заехали бы в банк; у меня там есть один знакомый, который быстро сделает нам всё…»
  7. Явные антимонархические, околореволюционные и даже коммунистические настроения:
    1. «Все мои начинания встречались и встречаются в штыки, и не только тёмными муллами, но и царским правительством».
    2. «Я точно прозрел в какую-то глубь вещей, где все революции, борьба отдельных людей, борьба страстей целых наций, все войны и ужасы стихий – всё вело человечество к улучшениям, к завоеваниям в коллективном труде великих ценностей равенства и братства. К той гармонии и красоте, где свобода какой-то новой жизни должна дать всем людям возможность отдавать от себя всё лучшее на общее благо и получать каждому то, что нужно ему для его совершенства и индивидуального счастья».
    3. «Желаешь ли ты, в смысле личной твоей помощи, помочь им организовать маленькое ядро, отделение твоей будущей общины? Желаешь ли ты стать во главе этих людей и приготовить нечто вроде небольшого культурного посёлка, куда через шесть-семь лет могли бы приехать уже в большом количестве люди? Обдумай ответ. Надо приготовить такую высококультурную ячейку, где бы приехавшие вновь люди нашли сразу возможность влиться в коммунальное начало, в раскрепощение от давящей дух собственности. И где труд над обработкой земли был бы облегчён до максимума. Чтобы каждый из членов твоей новой общины мог свободно работать в той профессии, которую выберет себе по любви к этой форме труда, отдавая минимум времени для труда на содержание общины», – по-моему, мы уже на практике проходили эти коммунистические утопии, реализацию принципа «от каждого – по возможностям, каждому – по потребностям» (при этом у каждого, почему-то, были минимальные возможности и неограниченные потребности).
  8. Определённая неприязнь к мусульманству и традициям Востока:
    1. «Я спрашивал себя, может ли он быть грубо фанатически религиозен, как магометане, доходящие до всяких зверств и видящие в них свою заслугу перед Богом».
    2. «Но не все гости накладывали жирный, дымящийся плов в пиалы и ели его ложками. Большинство запускали руки прямо в общее блюдо и ели плов руками, что вызывало во мне чувство отвращения, близкое к тошноте», – национальное блюдо «манты» в Кыргызстане, где я жил, тоже принято есть руками, там это совершенно нормально, гигиенично и вкусно, но описать на словах всегда можно так, что будет тошно.
    3. «После довольно пространного прославления родителей – быть может, это так полагалось по восточному обычаю, но мне казалось фальшивым…»
  9. Слишком скоропалительные выводы о человеке по его внешности и окружению:
    1. «Он тоже пристально смотрел на Наль… Девушка чаще всего взглядывала на него… Я понял вдруг огромную драму этих двух сердец, разделённых предрассудками наций, воспитания, религии, обычаев…»
    2. «Я слышал как сквозь сон, что девушка предлагает осмотреть сад, где есть растения всего мира… Я представил себе внешний облик хозяина, внутреннее существо которого казалось мне понятным».
    3. «И только у одних одарённых писателей мне приходилось видеть этакие глаза-шила, от которых на душе делается неспокойно», – есть у меня один знакомый, глаза которого для новых людей кажутся именно такими, только ну совсем он не писатель! ;-)
  10. Главный герой, Лёвушка, знает минимум русский, английский, немецкий, французский, греческий и итальянский языки, впоследствии он легко выучил язык пали и какие-то ещё восточные наречия.
  11. Постоянные призывы жить не завтрашним и не вчерашним (особенно не завтрашним) днём, а сегодняшним:
    1. «Не думайте о прошлом; живите это «сейчас» всей полнотой ваших лучших чувств, и вы создадите себе и близким прекрасную жизнь».
    2. «Зачем возвращаться мыслями к прошлому, которого уже нет? Второй раз потерять прошлого нельзя. Зачем думать с ужасом о будущем, которого вы не знаете и которого потерять невозможно, потому что его тоже нет. Потерять можно только одно настоящее, вот это летящее «сейчас».
    То есть никакого анализа ошибок прошлого, никаких планов на будущее?..
  12. Мужской фетишизм:
    1. «Прекрасной работы брошь с крупным выпуклым рубином и несколькими бриллиантами, перевитая змеей из тёмного золота и жемчуга, сверкала в полутёмной комнате, и я не мог оторвать от неё глаз».
    2. «Он подал мне довольно большой овальный медальон на тонкой золотой цепочке, в золотую крышку которого был вделан тёмный выпуклый сапфир… Я хотел поблагодарить его; я был полон благоговения и счастья».
  13. Очень частая фраза «Лёвушка – лови ворон»:
    1. Только в первой части эта фраза встречается 31 раз именно в таком виде и 10 раз в производном виде «ловиворонный», «ловиворонить» и т. п.
    2. В третьей части главный герой Лёвушка утверждает: «Я почти перестал становиться «Лёвушкой – лови ворон», внимание мое стало дисциплинированным…» – ну да, только не «почти перестал», а просто чуть реже (ровно 20 раз в третьей части).
  14. Противоречия в повествовании – признак путаности мыслей автора:
    1. Призывы отказаться от развития воли контрастируют с «железной волей» главных героев и призывами заниматься самодисциплиной: «Только злые люди не знают смеха и стремятся победить упорством воли; и они не побеждают», – или: «Не старайся развить силу воли, а действуй так, чтобы быть просто добрым и чистым в каждую пробегающую минуту», – всё это противоречит следующему: «Казалось, глаза, мечущие искры железной воли…» – или: «Огромная воля, из-под власти которой он не мог позволить вырваться ни одному слову, ни единому движению точно панцирь укутывала его», – а также: «Чем энергичнее ты будешь гнать от себя мысли уныния, тем скорее и лучше ты себя воспитаешь и твоя внутренняя самодисциплина станет твоей привычкой, лёгкой и простой».
    2. Один из главных героев (Ананда) говорит: «Всё… совершилось только потому, что я был в старинном долгу у людей и хотел поскорее вернуть мой долг сторицей», – а чуть ниже по тексту, его «коллега» (Иллофиллион) несколько противоречит: «Человек закрепощает себя в долгах и обязанностях. Иногда он так утопает в мыслях о своих нравственных долгах, что положительно похож на раба, подгоняемого со всех сторон плёткой долга».
    3. Постоянные призывы к состраданию в отношении злодеев порождают у меня вполне чёткое понимание используемого тут же термина «закон мировой пощады», однако на самом деле под ним подразумевается что-то другое: «Но ты упустил из вида, что закон мировой пощады требовал полного уничтожения гада», – слова лорда Бенедикта.
    4. Во время разбора дела о завещании пастора в адвокатской конторе лорд Бенедикт сказал: «Ещё одна пощада вам, Дженни, во имя любви и прощения пастора: оскорбленный и так презрительно вами разглядываемый Тендль будет той рукой, которая когда-то вас спасёт и приведёт к Алисе», – а значительно позже заявил самому мистеру Тендлю: «Я сказал Дженни при вас, что именно тот, кого она так оскорбила, сможет быть ей спасителем и своей рукой приведёт её в дом сестры. Но «сможет» не значит «будет», – получается, что лорд Бенедикт сам не помнит, что он сказал не «сможет», а именно «будет»!..
    5. Одному из главных героев, Лёвушке, не понравилась паранорм Андреева: «Всё в ней было неряшливо. Кружевная белая косынка, покрывавшая её волосы, была наброшена небрежно. Платье было измято, книга, которую она держала в руке, потрепана, из зонтика торчали две обнажённые спицы», – тем не менее, он говорит, что она показалось ему «обаятельной по-своему».
    6. Фраза: «Вы свободны. Каждый из вас может выбрать себе любую форму внешней жизни в любом месте вселенной или оставаться здесь. Любая форма труда будет вам предоставлена и в любое место земли, в какое пожелаете, вы будете доставлены», – противоречит следующей за ней чуть ниже по тексту: «Я понимал, что в этих словах Али определяет каждому предстоящий ему труд и место для его новой жизни».
    7. В книге постоянного говорят о Едином Боге, но при этом упоминается много разных Богов и ещё больше Боголюдей.
    8. С одной стороны, речь постоянно идёт о единой и вечной жизни, а с другой стороны встречаются фразы: «Одна жизнь кончилась, мы шли за И. начинать другую…»
    9. Непонятно, как сочетаются вечная радостность, к которой призывают наставники, и «серые дни труда», о которых они говорят. По-моему, так радостность исключает серость мира.
  15. Непривычная для меня трактовка цветов: «…белого цвета – цвета силы; и красного – цвета любви», – белый как цвет силы, по-моему, – спорно, но возможно, а вот красный – это точно не цвет любви, а цвет ярости, крови и насилия.
  16. Фраза про одного из главных героев (Иллофиллиона): «И я не думаю, чтобы И. помог мне научиться воспитывать детей; он сам такой строгий, он никогда не улыбается. Я при нём чувствую себя точно в железной клетке…» – а вот Норбеков завещал улыбаться! :-)
  17. Иждивенчество, леность и тунеядство главных героев (прежде всего «избранных») при постоянных призывах к труду, непонятные источники доходов этих лентяев:
    1. Главный герой, Лёвушка, будучи редкостным иждивенцем, заявляет: «Не могу сказать, какие чувства говорили во мне сильнее: презрение к здоровому мужчине, торговавшему своим титулом из нежелания работать, или сострадание к человеку, сбившемуся с понимания ценности независимой трудовой жизни», – остальные главные герои тоже, кстати, непонятно каким образом зарабатывают себе на жизнь.
    2. Тот же Лёвушка: «Я подумал о глубочайшей развращённости, в какую впадает душа человека, испорченного бездельем, жадностью и сознанием своего, несуществующего нигде, кроме собственного воображения, превосходства над другими», – и это-то при его редкостном иждивенчестве и совершенно непонятных способах зарабатывания на жизнь других главных героев, нередко намекающих на свою «избранность»!..
    3. Во второй части безделье главных героев (при непрекращающихся призывах к труду! :-) продолжается во всей его «красе». Одна из главных героинь, Наль, даже умудряется сказать следующее: «Лорд Бенедикт говорил мне, что вы проживёте в его деревне ещё два месяца, вместе со всеми нами. Представляете ли вы себе это счастье? Мы с вами будем гулять, кататься, читать, и никто не выразит нам своего неудовольствия за наше безделье»!
    4. Альтернативный (и не безосновательный, надо заметить!) взгляд одной из отрицательных героинь, Дженни, на происходящее вокруг её семьи и участием Флорентийца: «Я уверена, что нам удастся достойно наказать всю эту компанию «дельцов», совращающих младенцев [имеется в виду её сестра Алиса], облапошивающих их недальновидных отцов [отец Дженни и Алисы действительно многое отписал Флорентийцу в своём завещании]» и обогащающихся за счёт невинных людей [многие другие после встречи с Флорентийцем также каким-то чудесным образом начинали отдавать ему свои деньги]».
    5. Лорд Бенедикт, он же Флорентиец, продолжая постоянно говорить всем о необходимости «труда в простом дне», о «простых, трудовых днях» и т. п., не только сам не работает, но и как магнит притягивает к себе таких же бездельников (Генри, лорд Мильдрей, Наль, Сандра), а также ранее работавших, а при нём начинающих тунеядствовать (Алиса, Дория, капитан Джеймс Ретедли, Николай Т., пастор, мистер Тендль, Цецилия Ретедли).
    6. И снова о труде, столь восхваляемом, но не реализуемом героями книги: «Мама, вы не думайте, что все это хозяйство так сложно. Во-первых, вам самой не придется бегать по рынку или стоять у кастрюль. Здесь есть отличный повар и экономка. Вам надо будет только вести весь дом в смысле расхода денег и заказов всего того, что лорд Бенедикт будет считать нужным для его дома», – и это они называют трудом?!
    7. И снова об иждивенцах, слова Николая: «Одно только – и это известно вам, сэр Уоми – ни у меня, ни у Наль нет ничего. Мы в доме нашего друга и отца Флорентийца пришельцы».
    8. Мечта Лёвушки и любого «избранного»: «Перед тобой период в целых семь лет абсолютной раскрепощённости от всех забот практической жизни…»
    9. Все описываемые в книге общины иногда слишком явно напоминают секту с трудовой повинностью, в которой организаторы секты сами никогда не работают.
    10. У каждого «избранного» должен быть свой келейник-раб: «Раданда приказал мне спешить к И. и вступить вновь в свои старые обязанности его секретаря, с той только разницей, что теперь я уже не буду ему келейником, но у меня самого будет брат и ученик для несения этих обязанностей… Будь благословен, мой мальчик, я дам тебе Яссу в спутники. Тебе не придется думать о мелочах жизни, он будет тебе верной нянькой-другом. И вся сторона условностей и связанных с ними забот не будет тебя касаться. Ты будешь занят только духовной стороной дела и теми внешними положениями, которые будут необходимым следствием твоих задач духа».
  18. Потрясающая фраза от одного из главных героев (Иллофиллиона), считающегося вроде как доктором: «…Сказать отцу Ибрагима, что сын его лежит со сломанной, но уже вправленной и забинтованной ногой».
  19. Подчёркиваемая «избранность» и «посвящённость» главных героев:
    1. Один из главных героев (Иллофиллион) «скромно» о себе: «Разве ты узнал бы, что есть не только люди-обыватели, ищущие земли и её благ для себя? Но есть ещё и люди, воплотившие в себе весь дух, как огонь творчества сердца, как вечную деятельность любви и мира на общее благо людей?» – а вдобавок – рекомендация его «коллеги» (сэра Уоми) для «простых смертных» (в частности, для Анны): «…Не дичись людей и не мечтай о жизни избранных».
    2. Слова Анны Строгановой, обращённые к её отцу, – почти про меня: «Ничего не зная и не желая знать о каких бы то ни было «посвящённых»…»
    3. В третьей части Лёвушка проходит странное, совершенно необоснованное посвящение – переход а вторую ступень, так и не достигнув каких-либо ощутимых результатов.
    4. В четвёртом томе (второй книге третьей части) начинается постепенное обожествление Учителей, сначала в виде написания «Он», «Его», «Моя» и проч. с заглавных букв – мания величия?
  20. Лингвистический казус: «Речь свою он произносил на французском языке… речь правильная; необычайно чётко он выговаривал все буквы до последней», – во французском языке очень многие буквы в словах не произносятся.
  21. Первая часть, начинавшаяся вяло, как «мыльная опера», постепенно стала походить на боевик-триллер про паранормов (почему-то вспоминаются произведения Василия Головачёва).
  22. Слишком чёткие и примитивные характеры героев: этот праведник-спаситель, тот грешник-злодей, этот пробуждающийся «посвящённый», а та ещё не безнадёжная грешница, и т. д., и т. п. При этом отрицательные/положительные герои обладают соответствующей внешностью/поведением (например, положительные герои всегда «весело смеются», а вот отрицательные – «нагло хохочут», и т. п.).
  23. Слишком уж знакомая фраза: «Я думала, что вы уже не любите своей маленькой жены…» – но это для тех, кто в курсе. ;-)
  24. Одна из главных героинь, Наль, причитает: «А Николай меня не любит, Он не только не прижал меня к сердцу ни разу, он даже не поцеловал меня, не обнял, не приласкал», – при этом за всё это время ни разу сама ничем не проявила своей якобы сильной любви к нему.
  25. Очень много внимания уделяется внешней, обрядовой стороне жизни, всем особенностям этикета и т. п. Туда же относится и постоянные призывы к такту, тактичному поведению, которое на практике нередко синонимирует с лицемерием.
  26. Один из главных героев, пастор Уодсворд, жил бы себе и жил, пока в какой-то момент все практически синхронно не начали его оплакивать ещё при жизни, постоянно говоря о его скорой кончине, причём и в его присутствии, убеждая в этом не только себя, но «обречённого». Естественно, он от этого умер.
  27. По-моему, весьма неинтересно так жить, когда некие «избранные» товарищи постоянно указывают тебе, что делать, более того – с кем создавать семью (Наль и Николаю было велено создать семью, то же самое Алисе и лорду Мильдрею), зная при этом, кто родится в твоей семье и т. п. Это ужасно – знать своё будущее, даже если оно положительное, быть неспособным что-то изменить…
  28. Одна из главных идей книги – вселенская любовь – отчётливо нарисовалась ещё в первой части, во второй же постоянные разговоры об этом же напоминают заезженную пластинку.
  29. Один из героев, мистер Тендль, после того, как Флорентиец развеял для него положительный портрет Дженни Уодсворд и отрицательный портрет её сестры Алисы, говорит: «Теперь я… понял, как я ошибался. Простите меня, я даю себе слово отныне не строить заглазных портретов людей, кто бы мне ни помогал их строить», – и при этом он опирается на «новые» портреты Дженни и Алисы, только что «нарисованные» для него Флорентийцем!..
  30. Иногда сюжет, видимо, додумывается автором на ходу, например: один из героев, Генри Оберсвоуд, специализировавшийся на мозговых заболевания, когда попал в гости к лорду Бенедикту (Флорентийцу) был вынужден провести лекцию для Алисы и Наль, которые, по словам Флорентийца, «очень интересуются мозгом человека и желают выслушать о нём лекцию», – но они как-то странно, внезапно, ни с того, ни с сего этим заинтересовались.
  31. В какой-то момент книга начинает напоминать не то произведения Климова (своими попытками «зомбирования» читателя посредством постоянного повторения одного и того же), не то сериал «Санта Барбара» (проявляющимися всё новыми и новыми родственными связями, объединёнными вокруг «папаши Сиси Кэпвэлла» по имени Флорентиец). И даже напоминает какой-то фантастический триллер про «чужих», где «матка»-Флорентиец создаёт и «оплодотворяет» человеческие семьи (Наль и Николай Т., Алиса и лорд Мильдрей) с целью выращивания всё новых и новых «чужих»!.. :-)
  32. Когда я прочитал следующие слова, я решил, что непременно должен сказать их своей маме: «…Знай, что мне лучшей матери, чем ты, никогда не могло встретиться. Ты научила меня жить свободным и в себе искать смысла жизни, а не скучать в одиночестве, ища пустых дружб и развлечений, находя всю прелесть не в природе, а в суете. И за это ты для меня первая драгоценная дружба в жизни. Ты не мешала мне читать все, что я хотел, ты не мешала мне играть, как и сколько я хотел, ты всегда понимала мои увлечения…» – и я сказал это маме.
  33. В третьей части, да и раньше, все только и твердят о литературном шедевре – целом одном (!) рассказе Лёвушки.
  34. Иногда автор слишком уж увлекается своей фантазией: «…павлины сомкнулись горой, встали друг другу на спины…» – вы можете себе это представить?!
  35. Во всём произведении сквозит вегетарианство, но ни о каких обоснованиях этого нет ни слова, ни с точки зрения биологической пользы, ни с точки зрения любви к животным.
  36. По второй половине третьей части я забросил делать замечания, ибо из негативного там было всё то же (например, тунеядство главных героев), а из позитивного, мудрых мыслей там было слишком много, чтобы всё выписать.
  37. Периодически упоминаются «Белые Братья» и «Белое Братство» (например, ч. 1, гл. 12, ч. 3, гл. 2, гл. 17 и т. д.) – не то же ли самое, что и секта, нашумевшая в СССР в конце 1980-х – начале 1990-х гг.?
  38. Синтетическое мировоззрение, миропонимание и картина мироздания:
    1. Излагаемое мировоззрение иногда видится как ядрёная смесь христианства, буддизма, идолопоклонничества и некоторых других религий и верований, за исключением мусульманства (к нему проявляется неприязнь).
    2. Лёгкое чтение в конце четвёртого тома вдруг превратилось в очень заумное повествование об устройстве мира. Позже, в другой книге, я нашёл не менее бредовое объяснение с картинками.
  39. Лёвушка очень сильно возмужал, вырос, стал «сильным как Голиаф» за очень короткий срок и без каких-либо тренировок! Как говорится, мечта любого культуриста! :-)
  40. С момента его знакомства со статуей какой-то Великой Матери, все теперь о ней только и говорят, о Великой Матери, как будто Лёвушку дожидались.
  41. Лёвушка ошибочно считает, что подниматься по ступеням – проще, чем по ним спускаться: «Я поразился сам, как легко я шагал по грандиозным ступеням. Когда я поднимался в седьмой этаж, несмотря на помощь Владыки, мне было трудно: сердце моё билось и пот градом катился по щекам. Теперь же, хотя спускаться по всякой круче гораздо труднее, я прыгал легко…»
  42. Призывы «до конца отдавать внимание каждой задаче», «внимание к каждому человеку, с которым говорите, к каждому делу, которое делаете» без расстановки приоритетов в реальной жизни выглядят более чем утопично, без гибкого планирования просто ничего не успеешь.

Так что впечатления от книги «Две жизни» у меня весьма двойственные: с одной стороны, я нашёл в ней много добрых, мудрых и полезных мыслей, а с другой – довольно дрянной литературный стиль, кучу противоречий и даже «двойную жизнь» главных героев, а также очень заумную картину мироздания. Книга может в равной степени оказаться как полезной для людей, идущих путём совершенствования к Свету и при этом придерживающихся принципа «изучай всё, доброго держись», так и опасной для всех прочих людей, особенно для легко подверженным влиянию. В качестве дополнения предлагаю ознакомиться с альтернативной точкой зрения – аналитической статьёй последователя учения «Живой этики» под названием «Двойная жизнь».

Внимание! так называемое учение «Живой этики» Рерихов и теософские построения Елены Блаватской официальная Русская Православная Церковь считает оккультными, точнее, «рафинированным оккультизмом, скрытым под псевдохристианской риторикой неоязычеством».

Кстати, по одной из версий последователей этого учения настоящим автором книги «Две жизни» является… – кто бы вы думали? – Лев Николаевич Толстой (!), который якобы в своём послесмертном существовании «надиктовал» книгу Антаровой. Он же является и главным героем книги – будущим писателем Лёвушкой. Что тут сказать, версия красивая, мистическая, но я бы отнёсся к ней с изрядной долей скептицизма. Отчасти потому, что выше я отметил не только отдельные художественные недостатки книги, но в целом дрянной литературный стиль, что совершенно было бы несвойственно великому русскому писателю.

Ну а раз уж речь зашла о соответствии реальных личностей персонажам книги «Две жизни», то приведу полный список тех, кого мне удалось «рассекретить». Не ищите в этом 100%-ного соответствия, это всего лишь мои предположения, сделанные на основе близости имён персонажей и их характеров знакомствам и увлечениям автора – всё-таки Конкордии Антаровой. Это информация больше познавательно-развлекательного характера.

Конкодия Евгеньевна Антарова

Сама Конкордия Евгеньевна Антарова, автор книги, является только реальной исторической личностью – солисткой Большого театра, заслуженной артисткой РСФСР – и никаким персонажем книги явно не представлена. Однако с большой натяжкой я бы представил её в образе идущего по пути совершенствования Лёвушки, так как в книге он частенько проявляется женские элементы поведения.

Лев Николаевич Толстой

Главный герой книги, от имени которого ведётся всё повествование, ранее упоминавшийся Лёвушка Т. – это всё-таки больше великий русский писатель Лев Николаевич Толстой, якобы реальный автор «Двух жизней».

 
Николай Ильич ТолстойНиколай Александрович Бердяев

Так называемым «братом-отцом» Лёвушки по имени Николай Т. могут в равной степени быть два человека: настоящий отец Льва Николаевича Толстого (Лёвушки) граф Николай Ильич Толстой или выдающийся русский философ Николай Александрович Бердяев, причём первый – с большей вероятностью, так как инициал фамилии Лёвушки и Николая – Т. (Толстой).

 
Эль Мория (El Moria)

Один из первых знакомых Лёвушке Великих Учителей, Али Махоммет (Али-старший), в конце книги ставший называться Морией, и есть некий Великий Учитель человечества по имени Эль Мория (El Moria), за историчность (реальное существование) которого я поручиться не могу.

Веронезе (Veronese)

Второй большой знакомый Лёвушки, Флорентиец, он же лорд Бенедикт, а в конце книги уже известный как Венецианец, является как раз неким Великим Учителем человечества по имени Веронезе (Veronese), или просто зовущийся Венецианским Учителем; за его историчность я тоже поручиться не могу. Кстати, Лёвушка, помнится, сильно восхищался его красотой – я бы не сказал…

 
Илларион (Hillarion)

Основной Учитель Лёвушки, Иллофиллион, чаще всего зовущийся кратко И., является неким Учителем человечества по имени Илларион (Hillarion) и одновременно… Св. Павлом; в любом случае, я не могу поручиться за историчность.

Кут Хуми Лал Синх (Koot Hoomi Lal Singh)

Ещё один Великий Учитель, знакомый Лёвушке как сэр Ут-Уоми или просто сэр Уоми, является неким Великим Учителем человечества по имени Кут Хуми Лал Синх (Koot Hoomi Lal Singh), за историчность которого я поручиться не могу.

 
Сен-Жермен (Saint Germain)

Один из Великих Учителей, не известный не только большинству простых смертных (включая меня), но даже самому Лёвушке – ему он был представлен мельком в самом конце книги как Сен-Жермен, является реальной исторической личностью, французским графом Сен-Жерменом (Saint Germain).

Иисус Христос (Jesus Christ)

Наконец, ещё один Великий Учитель, также представленный Лёвушке не лично, а мельком – Иисус Христос (Jesus Christ) – известен как ключевая фигура христианства, пророк, Мессия и Бог-сын.

 
Елена Петровна Блаватская

Лучшая (единственная) подруга Лёвушки, грузное существо женского пола Наталья Владимировна Андреева является реальной исторической личностью, теософом и философом Еленой Петровной Блаватской. Её книги, кстати, как и «Две жизни», были якобы «надиктованы сверху».

Генри Стил Олькотт (Henry Stil Olcott)

Ближайший друг и соратник Натальи Владимировны Андреевой, «милый американец» Ольденкотт в реальной жизни тоже был другом и соратником Елены Петровны Блаватской, сооснователем Теософского общества Генри Стил Олькоттом (Henry Stil Olcott).

 
Константин Сергеевич Станиславский

Выдающийся актёр и автор собственных методик преподавания актёрского мастерства Станислав Бронский – это никто иной, как реально выдающийся актёр и основатель школы актёрского мастерства (и учитель Антаровой в этом) Константин Сергеевич Станиславский. Именно ему принадлежит страшная любому актёру фраза: «Не верю!»

Сергей Васильевич Рахманинов

Композитор Сергей Аннинов в «Двух жизнях» – это реально существовавший великий русский композитор Сергей Васильевич Рахманинов.

 
Альберт Эйнштейн (Albert Einstein)

Учёный-бунтарь Ганс Зальцман – это учёный, в реальной жизни многими своими открытиями перевернувший науку и её применение, величайший физик, автор теории относительности Альберт Эйнштейн (Albert Einstein).

Шри Ауробиндо Гхош (Sri Aurobindo Ghosh)

Ещё один, молодой учёный-индус Сандра Сатананда, несмотря на свою «недобрую» фамилию, на самом деле является положительным героем, списанным с реально существовавшего индийского учёного и философа Шри Ауробиндо Гхош (Sri Aurobindo Ghosh).

Кажется, это все персонажи, кого удалось разгадать. Из главных героев неразгаданными остались джигит Али Махмед (Али-молодой), мисс Алиса Уодсворд, злодей Альфонсо да-Браццано, лорд Амедей Мильдрей, мать-настоятельница Анна, её правнучка Анна Строганова, скульптор Василион Стафилион, инопланетные Владыки мощи, учёный Генри Оберсвоуд, художник Грегор Стафилион, отец-настоятель Дартан, капитан Джемс Ретедли, мисс Дженни Уодсворд, горничная Дория, шляпница Жанна Моранье, проводник Зейхед-оглы, актёр Игоро, пасторша Катарина Уодсворд, князь и княгиня, музыкантша Лиза Р., восточная красавица Наль, отец-настоятель Раданда, певец и музыкант Сандра Кон-Ананда, мистер Тендль, брат Франциск, леди Цецилия Оберсвоуд (Ретедли), пастор Эндрью Уодсворд, слуга Ясса и, возможно, кто-то ещё. (Только сейчас я подумал, что версия с приписыванием авторства «Двух жизней» Льву Толстому может быть верна только потому, что это всё-таки в его стиле – нагромоздить такое обилие героев, запутать сюжетные линии – вершины этого мастерства он достиг в романе-эпопее «Война и мир».)

Общая оценка: 9 из 10 (отлично).

Станислав title=
Добавьте свой комментарий, почитайте уже добавленные комментарии или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
ПредпросмотрУлыбка Подмигивание Дразнит Оскал Смех Огорчение Сильное огорчение Шок Сумасшествие Равнодушие Молчание Крутизна Злость Бешенство Смущение Сожаление Влюблённость Ангел Вопрос Восклицание Жирный Курсив Подчёркивание Зачёркивание Размер шрифта Гиперссылка Цитата

Поиск

Загрузка…