Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Русская модель управления (2011)

Русская модель управленияКупить книгу на Ozon.ru

Прохоров А. П. Русская модель управления / А. П. Прохоров. – М.: Студия Артемия Лебедева, 2011. – 496 с. – ISBN 978-5-98062-030-1.

Книга Александра Прохорова вторгается в область отечественной управленческой мифологии. Что представляет собой русская модель управления? Как на практике использовать её особенности? Какие черты нашей национальной модели менеджмента являются мифом, а какие – реальностью? В каких случаях и почему наши управленческие дефекты превращаются в преимущества? Хороша наша модель управления или плоха? Каковы её перспективы? Знакомые всем проблемы рассматриваются под непривычным углом зрения. В результате пёстрая мозаика явлений, охватывающих тысячелетнюю российскую историю, складывается в стройную систему взглядов (можно даже сказать, в теорию), позволяющую ответить на приведенные выше «вечные» вопросы. Автор обнаруживает специфически «русские» виды структур и процедур управления, описывает специальные управленческие технологии, освоенные нашими соотечественниками в прошлом и настоящем. Книга адресована широкому кругу читателей.

Купить книгу на Ozon.ru

Оценка посетителей: ? из 10.
02.11.2014 5:01:41 Станислав Цитата #0

Собственно, это та самая книга, которую я долго и тяжело читал, которую обозвал «немного унылой и однообразной» и на время откладывал в сторону для прочтения «Яндекс.Книги». После прочтения последней я снова вернулся к данной и усилием воли продолжил чтение. Как оказалось, не зря – дальше однообразия стало меньше, больше новых, интересных мыслей и, соответственно, всё больше закладок, которые я делал, чтобы потом тут, ниже, процитировать особенно понравившееся.

Книга тяжёлая. Не только потому что её некоторая первая часть весьма однообразна (многочисленные примеры одного и того же), но больше даже потому, что описывает зачастую далеко неэффективную модель управления моего народа и государства, и не даёт особых надежд на её усовершенствование. Вкратце русскую модель управления (и книгу) можно описать так: бюрократична, медленна, неэффективна в мирное время, но быстра, жестока и результативна в «военное» время. Ну или, цитатой из самой книги: «Наши были вполне конкурентоспособными по космическим станциям, но когда дело доходило до производства автомобилей, то начинались большие проблемы».

К сожалению, автор книги балансирует на грани весьма отрицательного отношения к национальной системе управления и её достижениям. Так как мирное время (его отрезки) существует гораздо дольше «военного», то автор постоянно склоняет нас к мысли, что «всё плохо, плохо, плохо», – иногда даже чувствуется какая-то ненависть к «этому народу-неудачнику». :-]

Другие цитаты, на которые я делал закладки в процессе прочтения, – списком ниже:

  • «Есть принципиальное отличие элит России и Запада. На Западе богатство даёт власть, а в России власть даёт богатство». :-( Именно поэтому так важно введение уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников и иных лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах! https://www.roi.ru/9376/
  • «Главными… инструментами [достижение высокой эффективности русской модели управления] были [и являются] привычные мобилизация [людей] и перераспределение [ресурсов]».
  • «Сначала выражением эпохи [1990-х годов] показались новые русские, забуревшие хамы в малиновых пиджаках. Ничего нового в них на самом деле не было: точно такое же быдло со сходными повадками выкатывалось на российскую авансцену, например, после 1861 года – читайте Щедрина. Как в тот, так и в нынешний раз это было немедленным следствием сокрушительного удара по социальной и имущественной структуре, как в тот, так и в этот раз царили они недолго: большинство молодцов в перстнях и цепочках прогорели, часть – минимально обтесалась и перестала замечаться».
  • «Это основополагающий принцип русской модели управления: вышестоящий орган донельзя централизованного управления, вроде бы, абсолютно всевластный, формально имеющий все права на каждую клеточку тела подчинённого, на каждую копейку его имущества, тем не менее не доходит до ежедневного текущего управления. И не имеет такой возможности… Внутри жёстко централизованных структур, на низовом уровне управления, мы имеем полнейшую автономию. Здесь находятся истоки дуалистичности национального характера и русского образа жизни. После крещения Руси православие стало государственной религией, его права на монополию в духовной сфере никем не оспаривались. Однако на низовом уровне – господство языческих обычаев и суеверий. «Автор Начальной летописи вынужден был сознаться, что люди его эпохи только «словом нарицающиеся христиане», а на деле – «поганьски живущие»… С государственной идеологией – то же самое, даже в наиболее идеологизированную советскую эпоху: думай, что тебе заблагорассудится, но, будь любезен, ходи на собрания, плати членские взносы и не поноси политику партии и правительства».
  • «Фактически русская система управления, так же как и системы управления европейских стран, базируется на делегировании полномочий», – по-моему, это банальность, которую не стоило писа́ть.
  • «Советский Союз был второй в мире страной (и пока он замыкает этот список), сумевшей сделать и вывести на орбиту многоразовый космический корабль «Буран», аналог американского челнока «Шаттла». С другой стороны, то, что «Буран» в отличие от американского «Шаттла» был сделан в единственном экземпляре и использован только один раз (в экспериментальном беспилотном режиме), хотя для этого пришлось разработать и построить сам корабль, систему вывода на орбиту, гигантскую посадочную площадку из специального бетона невероятной толщины, – всё это говорит о вопиющих ошибках в системе управления. Если наши специалисты поняли, что это ошибочный, тупиковый путь развития, зачем тогда делали первый экземпляр? Если не тупиковый путь, то почему он не используется? Если СССР хватило сил и средств ($15 млрд.) только на то, чтобы его разработать и в одном экземпляре сделать, а на последующее использование нет денег, тогда почему этого не поняли заранее? Наша история полна подобными примерами ухода в тупиковый путь развития», – скорее, история полна примерами подобной безграмотности авторов книг, не знающих, сколько на самом деле было «Буранов», и другие факты, о которых берутся рассуждать.
  • «Ключевые слова здесь – «однако деваться некуда», они объясняют, почему репрессии результативны», – дело даже не в «репрессиях», я по своему жизненному опыту знаю, что неизбежность («надо») – это очень эффективный мотиватор, который творит чудеса даже при ограниченных возможностях. Это я знал и в бытность студентом :-), и узнал как молодой родитель. :-)
  • «Если же мы посмотрим на другой полюс управленческой элиты, то увидим тех деятелей, кто применял экстремальные, азиатские методы, использовал нестабильность и поощрял жуткую «конкуренцию администраторов», практикуя кровавые репрессивные приёмы… Пётр I… Сталин… Иван Грозный… Тем не менее, несмотря на свои многочисленные ошибки и неудачи, у них, как правило, получалось то, что они хотели сделать. Эти правители оставили глубокий след в истории страны… Созданная в нестабильные периоды система, какой бы чудовищной она ни была, долго сохранялась после смерти верховных «руководителей-аварийщиков». У тех, кто тащил Россию в Азию, все получалось, а у тех, кто тащил в Европу, все постоянно срывалось. Почему? Потому что действия тех, кто использовал аварийные, мобилизационные методы, соответствовали русской системе управления».
  • «Весь [русский] народ, от конюха и до монарха, от вахтера и до генерального секретаря, един в своем стремлении не соблюдать закон и уклоняться от его исполнения всеми возможными способами. Я, нормальный, цивилизованный по российским понятиям человек, оказываясь за границей, по степени соблюдения правил становлюсь на одну доску с последним тамошним бомжом. Титанических трудов, изнурительного внимания к мелочам требует жизнь на Западе от русского человека. Всё время приходится поступать не так, как привычно и как удобно, а как положено, идёт ли речь о соблюдении правил уличного движения, ритуалов служебного этикета или же общения в быту. Оказывается, невероятно сложно существовать в правовом государстве, настолько мы, русские, беззаконны». :-(
  • «В 1918 году во Владимире [городе, где я живу] появился декрет, гласивший: «После 18-летнего возраста всякая девица объявляется государственной собственностью. Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста и не вышедшая замуж, обязана под страхом строгого взыскания и наказания зарегистрироваться в бюро «свободной любви» при комиссариате призрения. Зарегистрированной в бюро «свободной любви» предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в супруги-сожители. Право выбора из числа девиц предоставляется также и мужчинам. Выбирать мужа или жену предоставляется желающим раз в месяц. Мужчинам в возрасте от 19 до 50 предоставляется право выбора женщин, зарегистрированных в бюро, даже без согласия на то последних в интересах государства. Дети, произошедшие от такого рода сожительства, поступают в собственность республики». :-O
  • «В годы революции и гражданской войны было неясно, кто в итоге удержит государственную власть. Церковь была дезориентирована и поначалу по вполне понятным причинам склонялась к поддержке антибольшевистских сил… Но как только советская власть утвердилась, церковь изменила свою политическую позицию», – вот эта «политическая проституция», эта лояльность к любой власти ради сохранения своего существования, никогда мне не нравилась в РПЦ. :-(
  • «Когда управленческий маятник достигает высшей застойной точки, апофеоза стабильного состояния системы управления… неизбежно рушатся управленческие связи, слишком далеко отпускается поводок. Уже никто и ничто не работает на конечный результат, все заняты воровством и устройством собственных карьерных дел, в стране полный застой и начинающаяся разруха… Как в наши дни, когда «мы понимаем, что начинается самое интересное. Все ресурсы выработаны. Всё советское разболталось, развалилось и сгнило. Советская наука на последнем издыхании, образование – не соответствует времени. Самая активная часть советской номенклатуры уже украла всё, что могла, и теперь даже воровать не в силах». :-(
  • «Первые послереволюционные годы евреи, латыши, закавказские народы были, мягко говоря, широко представлены в руководстве коммунистической партии и Советского государства. Русские там были в абсолютном меньшинстве. Но прошло каких-нибудь 20-30 лет, и национальный состав управленцев радикально поменялся. А к 1970–80-м годам национальные меньшинства остались в основном на «декоративных» должностях, и союзное правительство по национальному признаку было скорее правительством РСФСР. Так что стенания нынешних национал-патриотов по поводу засилья «нерусского элемента» в бизнесе не продлятся долго».
  • «В Нью-Йорке русские успешно «косят» под евреев, ходят в синагоги отмечаться в списках на получение разных пайков… и т. п. :-) Когда количество русских иммигрантов достигает некой критической массы, они ведут себя так же, как на родине в застойный период, стремясь работать поменьше, а получать побольше, при этом брюзжа на государство и обманывая его. Разительный контраст с поведением «неорганизованных» русских иммигрантов, работящих и порядочных, чувствующих себя за границей, как в России в трудную нестабильную эпоху».
  • «Началось с наркомов. Они устали от непрерывных репрессий и стали изобретать способы уклонения от ответственности, чтобы спастись от расстрела за те или иные упущения. Управляющие высшего ранга начали находить механизмы согласования документов и принимаемых решений с тем, чтобы избежать единоличной ответственности и затянуть решение, пока не прояснится, как на самом деле быть. Ко второй половине 1940-х годов они в этом преуспели, и размах репрессий значительно снизился… А дальше эту «технологию безответственности», своеобразную технику административной безопасности, осваивали нижестоящие уровни управления. Деградация системы постепенно спускалась с верхнего этажа управленческой ступеньки на нижний. По моим приблизительным подсчётам, каждое десятилетие она завоевывала одну нижнюю ступеньку, один уровень управленческой пирамиды».

    «Если построить портретный ряд руководителей плановой экономики (в ранге наркомов или министров), то получится персонифицированная история деградации советской системы управления. Первый призыв – наркомы ленинской эпохи. Яркие, интересные личности, хотя и редкостные злодеи, они оставили след в политике, экономике, партийной борьбе, многие – в науке и публицистике… Затем, в ходе репрессий, пришло второе поколение отраслевых руководителей – сталинские наркомы. Они уже на целую голову ниже своих предшественников… Сталинские наркомы были великолепными организаторами и талантливыми отраслевыми специалистами, зачастую они могли совершить невозможное. Но они уже не были широко эрудированными людьми, они не занимались ничем, кроме своей отрасли, – ни политикой, ни партийной работой… Как бы то ни было, эти управленцы занимали свои места. Они соответствовали своим должностям, они совершали управленческие чудеса в годы индустриализации, без их нечеловеческой энергии и работоспособности не удалось бы сохранить управляемость экономики во время Второй мировой войны. Сталинские наркомы оставили след в своих отраслях, их до сих пор помнят на предприятиях… они остались в истории… Закончилась сталинская эпоха, пришло следующее поколение – хрущёвские министры. По сравнению с предшественниками они были гораздо более серыми личностями, их не помнит практически никто, кроме историков, занимающихся тем периодом. Люди гораздо менее энергичные, менее способные, гораздо более склонные к приспособленчеству, уже освоившие премудрости «техники административной безопасности» и потому более устойчивые к санкциям… Прошла хрущёвская эпоха, наступило время брежневских министров. Вот этих-то народ запомнил, причём не с лучшей стороны. В своих отраслях они приобрели репутацию непрофессионалов и интриганов, подхалимов и коррупционеров, в общем – худших из худших. Почти каждый из брежневских министров внёс немалый вклад в развал «своей» отрасли, в торжество коррупции и неэффективности. Этих министров надолго запомнили в своих отраслях, да и не только в них».

  • «Поскольку стержень управленческих отношений в России – вертикальная связь между начальником и автономной кластерной единицей, то при любых контактах между представителями власти и населением в людях просыпается стереотип кластерной взаимопомощи. Они совершенно бескорыстно помогают друг другу обмануть государство, охотно обмениваются опытом удачного несоблюдения закона, не выдают нарушителей и т. д. Не случайно именно в России привился обычай сигналами фар предупреждать встречных водителей о том, что на дороге дежурит автоинспекция. Люди сознательно препятствуют исполнению закона, снижают степень правовой защищенности общества в целом, поощряют нарушителей и тем самым способствуют разрушению государственного порядка, по поводу отсутствия которого сами же и негодуют», – тезис насчёт стереотипа кластерной взаимопомощи в противостоянии граждан государству верен (я в полной мере познал его в своей борьбе с автопарковкой на газонах и тротуарах), а вот пример с миганием фарами неудачен – потому что это как раз склоняет граждан быть послушными ограничению скорости.
  • «Известно, как в России не любят ябед и доносчиков, даже самые мягкие проявления этих качеств с детских лет воспринимаются как позорный порок. Хотя во многих христианских странах считается нормальным, если ребёнок сообщает учителю или воспитателю о неправильном поведении других детей. Учителя в данном случае волнует только одно – правду ли сказал ребёнок. Если правду, то он достоин поощрения – растёт хороший гражданин страны, законопослушный и непримиримый к правонарушениям. Если врёт, то растёт будущий клеветник, надо перевоспитывать. В России же, независимо от того, правду сказал ябеда или нет, – доносительство жесточайшим образом наказывается и «сверху», и «снизу». Годы, проведённые во дворе, в детском саду и в школе, не проходят даром. К подростковому возрасту каждый русский накрепко усваивает, что какую бы пакость ни сотворил твой коллега или знакомый, никогда его не «закладывай» начальству, защищай его от государства, помогай ему избежать заслуженного наказания. Это норма жизни», – мне кажется, эта «норма жизни» в значительной степени формировалась политическим стукачеством 1920-30-х годов, и с течением времени и формированием в России самоорганизующегося гражданского общества она будет меняться в сторону того, что «во многих христианских странах считается нормальным».

    «Побочным следствием такой солидарности является невозможность децентрализованного контроля. Подчинённые никогда не будут контролировать друг друга – наоборот, они будут помогать друг другу обмануть начальство. Поэтому централизованный контрольный аппарат придётся сохранять, а затем потребуется специальный аппарат, который будет контролировать контролёров, аппарат контроля контролёров над контролёрами и над ними ещё более строгий контрольный аппарат. И так далее, вплоть до верховного контролиссимуса». :-D

  • «Если честно ответить себе, за что богатеев и воров ненавидели в застойные 1970-80-е годы, то надо признать – люди не любили их не за то, что они нарушают закон и воруют, а за то, что они разбогатели. К мелким ворам-несунам того времени не только ненависти, но даже осуждения в народе не было. Каждый понимал: они – такие же, как я; просто мне, инженеру, из моего НИИ нечего унести, а рабочий или колхозник может что-то утащить. Никто их не осуждал, мелкие кражи на производстве были нормой жизни и вполне соответствовали уравнительной психологии. Но что касается работников торговли и сферы услуг, которые, хотя могли и не совершать прямых хищений, но за счёт манипулирования дефицитом получали большие доходы, и не снившиеся несунам, – здесь общественное мнение было беспощадным. Всенародную ненависть к так называемым «торгашам» и ко всем тем, кто «сидел на распределении», невозможно объяснить тяжестью их правонарушений. Они не грабили, не убивали, они вообще, как правило, не совершали уголовных преступлений. Работники торговли и сферы услуг лишь использовали в своих интересах служебные полномочия, которые давало им должностное положение. Но экономическая система в стране была такова, что они могли разбогатеть гораздо больше, чем остальные. Именно за это их ненавидели».

    «Кроме земельного передела и круговой поруки при уплате податей, уравнительный эффект [в общине] оказывали совместные расходы на общинные нужды (на строительство и содержание школ и церквей, оплату юридических и иных услуг и т. д.). Эти расходы разверстывались между членами общины пропорционально имущественному положению: с бедных брали мало или вообще ничего, с богатых – много. «Мир» как прообраз будущего колхоза отрабатывал механизм перераспределения от эффективных хозяев к неэффективным. Люди, выраставшие в такой среде, понимали бесперспективность попыток индивидуального обогащения. Грабительская коллективизация конца 1920-х – начала 1930-х годов потому и стала возможной, что опиралась на издавна сложившиеся в народе стереотипы поведения… Движущей силой раскулачиваний были широкие слои сельского населения, с молоком матери впитавшие традиции подавления тех, кто высовывается из общего ряда, пытается лучше работать и лучше жить». :-(

  • «Что обнаружится, если окинуть мысленным взором положение с мотивацией труда на протяжении долгих столетий русской истории?.. Периоды, когда было выгодно хорошо работать, были крайне коротки. Наш народ веками отучали работать. Сама история на живых примерах доходчиво показывала, что работающий, деятельный, амбициозный человек в конечном счёте всегда проигрывает. Пусть он несколько нестабильных лет покуражится – сколько верёвочке ни виться, а конец будет. Не случайно в сказках богатые люди в итоге теряют своё богатство (зачастую вместе со здоровьем и жизнью), а выигрывают герои бедные, людьми и богом обиженные». :-(

    «В России богатый… не имел никаких гарантий, никакой уверенности в завтрашнем дне. Не случайны русские пословицы «от тюрьмы да от сумы не зарекайся», «всех денег не заработаешь», «деньги что навоз – сегодня нет, а завтра воз» и множество других пословиц и поговорок, пропагандирующих пренебрежительное отношение к деньгам как к вре́менному явлению. Как правило, богатство не обеспечивало своему владельцу физическую безопасность, накопленное имущество не делало жизнь своего владельца продолжительнее и счастливее, чаще наоборот». :-(

  • «Российское население в силу климатических условий не могло жить в каменных домах», – вот этого я совсем не понял. Почему «в силу климатических условий не могло»? Разве каменный не лучше других сохраняет тепло зимой и прохладу летом?..
  • «В России можно было прожить, не работая вообще. Например, нищенствовать. В Западной Европе нищенство как антиконкурентное явление преследовалось. Человек, который не участвует в конкуренции, но получает доход, тем самым подрывает общественную мораль и трудовую мотивацию. Он перераспределяет прибавочный продукт не в ту сторону, в которую нужно обществу. Милостыня забирает часть дохода у эффективного хозяина в пользу неэффективного, а надо наоборот. Поэтому нищих, как правило, преследовали», – ага, только сейчас с точностью до наоборот: в России не выжить на пособие по безработице, зато в Западной Европе (и США) на него можно не просто выживать, а вполне себе сносно жить, и там уже выросло не одно поколение профессиональных дармоедов.
  • «В условиях бесплатного или фактически бесплатного предоставления населению важнейших благ: образования, здравоохранения, жилья, коммунальных услуг, общественного транспорта и т. д., как это было в СССР. «Даже в 1987 году средняя советская семья расходовала лишь 0,3% своего бюджета на оплату всех видов бытовой энергии, получая тепло, горячую воду и газ почти бесплатно, оплачивая счета за электроэнергию по тарифам, не менявшимся с 1947 года. На оплату жилища расходовалось в СССР лишь 3% бюджета семьи, а это самая низкая цифра среди всех стран мира», – это так, напоминание всем тем, кто любит рассказывать про то, как плохо было жить в Советском Союзе. :-)
  • «Как в русском языке звучит увольнение с работы? «Уволить», то есть дать волю, освободить, облагодетельствовать. :-) По-английски невыход на работу в прямом переводе звучит как «отсутствие» (абсентеизм), без какой-либо эмоциональной окраски этого факта. В русском языке в данном случае употребляется особый термин – «прогул», от слова «гулять», то есть праздновать. Невыход на работу как праздник! :-) Это только в официально одобренной песне звучало: «Трудовые будни – праздники для нас!». Русский язык не обманешь, он откровенно показывает, что для нас праздник. В общем, как гласят популярные поговорки: «работа не волк, в лес не убежит», «работа дураков любит». :-)
  • «В каждом конкретном случае механизм появления заначки зависит от отрасли или вида работы… Следующим шагом будет утаивание денег от жены, чтобы пропить спокойно. :-) Жена начинает утаивать от мужа. Дети начинают утаивать деньги от родителей, и со второй половины XIX века вся страна ввязывается в гонку – у кого больше заначка. Деньги, спрятанные от родителей, от деда с бабкой, были даже у всех детей в дореволюционной русской деревне. Их прятали под венцами изб, отсюда название «подвенечные деньги». Сама система отходничества порождала её. Чаевые тоже первоначально были заначкой от владельца трактира или лавки», – ага, только чаевые сейчас почему-то гораздо больше распространены в Европе и на Ближнем Востоке (в Азии), в России – почти нет.
  • «Доходы, которые нигде не регистрируются и которые легче утаить, являются наиболее желанным видом заработка. Если во всем мире поденщик, не имеющий постоянной работы, – несолидный человек, неудачник, существо второго сорта, то в России эквивалентный поденщику «шабашник» – уважаемый, зажиточный человек, хотя и лицо без постоянного заработка. Русские люди падки на «левые» работы», – не, теперь поденщик-freelancer – это вполне мировое явление, а русские склонны к утаиванию freelance-доходов больше лишь от бедности, чтобы не платить налоги государству.
  • «Ярославское транспортное управление в конце 1970-х – начале 1980-х годов за счёт того, что по документам расходовало материалов больше, чем на самом деле, сэкономило бензин, запчасти и фонд зарплаты. Обменивая неучтенные транспортные услуги (оказываемые на неучтённом бензине, запчастях и зарплате) на стройматериалы, удалось построить 2-этажный 12-квартирный жилой дом в посёлке Петровском. Построить-то построили, а квартиры в нём своим работникам предоставить не могут, так как дом надо принимать на баланс, а для этого нет законных оснований. Ведь дом возник «из воздуха», на него ни одного кирпича, ни одного гвоздя, ни одного рубля зарплаты строителям не выделено, он был построен за счёт заначки. В конце концов волевым решением начальника дом приняли на баланс по статье – угадайте какой? – «имущество, обнаруженное при инвентаризации». LOL 12-квартирный дом! Это не анекдот, а реальный случай».
  • «Нарочитая бессовестность» русских людей торгового сословия в самые разные эпохи подчеркивалась как иностранцами, так и нашими соотечественниками. Олеарий писал о средневековой Москве: «Московские купцы высоко ставят в купце ловкость, изворотливость, говоря, что это – дар божий, без которого не следует приниматься за торговлю. Голландский купец, самым грубым образом обманувший московских торговых людей, приобрёл у них такое уважение за свое искусство, что они не только не обиделись, но и попросили его принять их к себе в товарищи, в надежде научиться», – а по-моему, если избавиться от излишней моральности в отношении к техникам продаж, то эти самые продажи действительно пойдут лучше. Как говорится, nothing personal, just business. :-) Хотя лично я не «продажник» ни разу и сторонник именно fair play.
  • «Господство обманных технологий не ограничивается хозяйственной сферой. Если взять политику, то и сегодня в Российской Федерации весьма успешно действуют влиятельные политические партии, не имеющие какой-либо идеологии и внятной программы, но откровенно торгующие голосами обманутых ими неискушенных избирателей», – да, увы, это так, и это в полной мере относится и к так называемой «системной оппозиции» – то, насколько она «оппозиционна», прекрасно видно из того, как она голосует за антинародные законы правящей партии. :-(
  • «В отношениях между полами – то же самое. Целые поколения молодых людей вырастали в убеждении, что главное в личной жизни – обмануть женский пол, получить то, что хочется, не вступая в брак. А мудрость женского пола заключается в том, чтобы принудить парней вступить в брак до того, как те получат то, что они хотят. Эта своеобразная игра в «кошки-мышки» была любимой забавой молодёжи на протяжении долгих эпох… А какие средства применялись в советское время, чтобы привести парня в ЗАГС! И справки о беременности (как подлинные, так и «липовые», купленные у врачей), и тяжёлая артиллерия в виде деканатов, комитетов комсомола и парткомов… и искусственно организованное давление среды, родственников и друзей. Методы противодействия со стороны парней были адекватны. Например, можно согласиться подать заявление в ЗАГС, а потом заболеть или как-то иначе оттянуть время (пока «липовая» справка о беременности не потеряет свою актуальность). Можно купить у тех же врачей справку о бесплодии (существовал чёрный рынок таких справок). Наконец, можно спешно подать заявление в ЗАГС с какой-то другой подставной невестой, которая сама потом не явится в назначенный для регистрации брака день… Неудивительно, что, женившись, мужчины относились к семье, как к очередному государству-угнетателю и несли домой получку примерно с тем же энтузиазмом, с которым русские князья везли дань в Орду», – по-моему, всё дело в том, что кто-то слишком преувеличивает ценность того, «чего хотят парни», то есть секса, и/или не понимает, что смысл брака, создания семьи – не в том, чтобы заниматься сексом, а в том, чтобы рожать, растить и воспитывать детей; для «чистого секса» женится нелепо.
  • «Как начали со времён добровольно-принудительного крещения Руси притворяться верующими христианами, так и продолжают до сих пор притворяться добросовестными подчинёнными, честными налогоплательщиками, верными супругами и т. д.». :-)
  • «Со стороны может показаться, что система управления потерпела поражение. Она уже не может добиться своих целей. Она по-прежнему декларирует, что владеет каждой копейкой, каждой минутой, каждой клеточкой тела своих подданных и сотрудников, что она всем руководит и всё распределяет, а в реальности люди уклоняются, и система ничего не может с этим поделать. Вроде бы люди перехитрили и победили систему управления. На самом же деле достигнут компромисс, удовлетворяющий интересы обеих сторон. С одной стороны, люди получили то, что им нужно: спокойствие, сохранение жизни, здоровья, времени и имущества; они не выполняют того, что от них требует система. Но система также сохранила главное – потенциальную возможность перейти в нестабильное состояние и вернуть звенья системы управления назад, в аварийный, конкурентный режим. Сохранилась структура управления, позволяющая провести мобилизацию, распределение и перераспределение ресурсов, сохранилась базовая идеология, сохранился идеологический аппарат, продолжающий вдалбливать людям, что в назначенный час они должны быть готовы выполнять всё, что от них потребуют», – это в том числе к вопросу о том, зачем последнее время власть понапринимала так много идиотских законов, которые не работают.
  • «История с Павликом Морозовым… Отец Павлика, Трофим Морозов, избранный в 1930 году председателем Герасимовского сельсовета, продавал за деньги и продукты «справки о бедняцком положении» и раскулаченным спецпереселенцам, и скрывавшимся бандитам», – это если кто забыл, что Павлик сдал папу органам не просто так.
  • «Немалые социально-психологические издержки, связанные с конфликтом поколений, являются дополнительной платой, взимаемой с нашего общества русской моделью управления. Поочередная смена стабильного и нестабильного режимов функционирования системы управления означает появление двух «разнонаправленных» по своему мировоззрению и образу жизни поколений, что неизбежно ведёт к конфликту между ними. Не случайно именно в России появилась знаменитая гумилёвская теория, согласно которой движущей силой исторического развития выступают поколения пассионариев, отличающиеся от прочих людей повышенными амбициями, смелостью, склонностью к риску и т. п.», – «не случайно именно в России» тут совершенно не причём, так как гумилёвские пассионарии вненациональны, они не свойственны сугубо русской модели управления.
  • «В этом и состоит историческая миссия чиновников в России (чиновников в широком смысле, включая сюда и судей, и менеджеров госпредприятий, и депутатов, и сотрудников силовых структур) – быть буфером, преобразовывать невыполнимые государственные законы и правила в выполнимые и приемлемые… Если бы чиновничество было просто паразитом на теле страны, как полагало и полагает большинство соотечественников, а взятки были бы только вычетом из «общественного пирога» наподобие ущерба от саранчи, то чиновники не просуществовали бы столько веков в качестве ведущего класса общества. При очередном повороте истории их давно бы выбросили на свалку (что неоднократно пытались сделать при самых разных правителях). На самом деле сложившаяся в России система управления, да и весь уклад жизни, предполагает наличие коррумпированного посредника между государством и населением… Если этот посредник не будет коррумпирован, то общество окажется беззащитным перед лицом людоедского государства».
  • «Описанная выше технология достижения компромисса между государством и обществом худо-бедно справлялась со своей ролью, но с каждым новым столетием становилась все более обременительной для страны. К настоящему времени, согласно материалам специального обзора 99 стран с точки зрения коррупции (Transparency International, 1998), Россия занимает 82-83-е место в группе стран «исключительной коррумпированности»… Современное общество столь сложно устроено, в нём так много «стыков» между различными сферами, отраслями, предприятиями, домохозяйствами, информационными и финансовыми потоками, новыми бытовыми, культурными и прочими явлениями, что «регулировка» этих «стыков» традиционными российскими методами потребует мобилизации в госаппарат всего взрослого населения, а суммарный оборот взяток превысит объём ВВП. Да и «…не может быть конкурентоспособной страна, где административная власть давно сделала всех активных людей уголовниками, где она оценивает свою эффективность по тому, что нового ей удалось запретить, чтобы его же потом можно было в индивидуальном порядке разрешить».
  • «Русское государство всегда предъявляло непомерные требования не только к своим подданным, но и к себе самому. Завышенный уровень государственных притязаний всегда был главным мотором развития России. Впервые мир узнал об этом явлении, когда Иван Грозный провозгласил себя царём (то есть «цезарем», преемником византийских императоров), а Москву – Третьим Римом. Разумеется, у Ивана Грозного были некоторые основания для подобной «исторической наглости». «С падением Константинополя московский государь оказался единственным независимым правителем православного мира, если не считать Грузии, которая с московской позиции представлялась скорее легендарным царством, нежели географической или политической реальностью. В условиях средневековой идеологии, когда только за носителями истинной веры признавалось право на истинное бытие, другие народы оказывались как бы несуществующими. Таким образом, глава московского государства оказывался на языке этих понятий властелином всего мира». «Женитьба Ивана III на Софье Палеолог, которая передала своему супругу и потомству права на корону византийских императоров, лишь добавила юридическую санкцию к действительному положению дел». Периферийное во всех отношениях государство, малонаселённое, неразвитое, неокультуренное самозвано провозгласило себя сверхдержавой и стало изо всех сил добиваться претворения лозунга в жизнь. Соседние монархи, в частности польский король Стефан Баторий и крымский хан, поначалу пытались обратить внимание царя на несоответствие между заявленным статусом и реальными возможностями русского государства. Потом окружающие привыкли к непомерным амбициям Москвы, а через пару столетий Россия действительно превратилась в сверхдержаву». :-)

    «Убеждённость во всемирно-историческом значении всего, что происходит в России, пронизывает всю русскую культуру и даже обыденное сознание».

    «XX век убедительно продемонстрировал, что у России стремление к мировому признанию сильнее инстинкта самосохранения. Высказывается не лишенное оснований мнение о том, что «общественный консенсус по поводу неприемлемости зависимого положения России в мире» и недопустимости превращения её во второстепенную страну может стать основой новой национальной идеи».

  • «Дмитрий Донской первым стал на ту точку зрения, что Москва является наследницей Владимира, – писал академик Д. С. Лихачёв. – Эта идея властно заявлена им в договоре с тверским князем и в духовной, в которой он завещает Владимирское княжение… как свою вотчину. Во второй половине XIV и в начале XV века Москва занята возрождением всего политического и культурного наследия Владимира: в Москве возрождаются строительные формы Владимира, его живописная школа, его традиции письменности и летописания. В Москву переводятся владимирские святыни, становящиеся отныне главными святынями Москвы. В Москву же перекочевывают и те политические идеи, которыми руководствовалась великокняжеская власть во Владимире», – это если москвичи немного забыли, откуда «растут ноги» их города – из нашего. :-P
  • «Руководители, пытающиеся перевести систему управления в нестабильный режим, как правило, заранее знают, что реформы (или революции) негативно скажутся на жизненном уровне населения, но считают это обстоятельство приемлемой платой за долгожданное осуществление приоритетных общегосударственных целей… Русская система управления, являясь неэффективной в кратко- и среднесрочном плане, с долговременной точки зрения вполне эффективна, так как чудовищные затраты в конце концов компенсируются впечатляющими результатами. Если бы не компенсировались, то страна не заняла бы такую большую территорию и не имела бы такого влияния в мире».
  • «Попытка цивилизовать отношения между государством и населением путём снижения планки требований к населению разрушит всю российскую систему управления. Отказ системы от всеобъемлющих прав на рабочее и свободное время, жизнь и имущество подданных неизбежно повлечёт адекватное снижение планки требований государственной идеологии к самому государству и к стране в целом. Ничто уже не будет заставлять систему управления добиваться значимых результатов, отказ от глобальных амбиций демонтирует старый мотивационный механизм, не создав взамен нового. Страна на какое-то время станет более удобным местом для проживания, но отсутствие цели и смысла неизбежно приведут к общественному застою».
  • «Нередко прекращение государственной поддержки той или иной отрасли не только ведёт к оздоровлению хозяйственных отношений, но и не снижает объёмы производства».
  • «Накопленный исторический опыт развития России, устойчивая вера в «доброго царя», в способность государства решать все стоящие перед обществом проблемы постоянно толкают российское общественное сознание к дирижистской альтернативе, основанной на активной роли государства в принятии экономических решений на всех уровнях… Не менее очевидно и то, что любое расширение регулирующих возможностей государства в России сопровождается усилением бюрократизма и ростом коррупции».
  • «Молодое предпринимательское сословие рекрутировалось из совершенно разных социальных и профессиональных групп. Бизнесмены сразу же разделились на плохо контактирующие друг с другом типы, подтипы и разновидности в соответствии со своим прошлым опытом. По этому признаку можно выделить 3 основных типа предпринимателей. Первая группа – «отставники» – представляет собой бывших хозяйственных руководителей среднего и низового звена, ушедших в бизнес. Это начальники цехов и служб, заместители начальников цехов и служб, прорабы и подобные им категории менеджеров. Они принесли в предпринимательство тот жёсткий административный стиль управления, с которым сталкивались на своих предприятиях. Кроме того, частный бизнес освободил их от многих «социалистических» ограничений и дал им огромные права и полномочия. Поэтому стиль управления в фирмах, руководимых «отставниками», по-военному суров и жесток, он не допускает наличия у подчинённых каких-либо прав. Пожилые сотрудники легче приспосабливаются к такой системе управления», – фирма с таким руководством была моей первой большой работой, но я так и не смог «приспособиться к такой системе управления». «Второй массовый тип предпринимателей – «бывшие спекулянты», те, кто ещё в школьные годы полулегально и нелегально спекулировал чем попало… Третья группа предпринимателей представлена бывшими служащими с высшим образованием: врачами, учителями, учёными, преподавателями вузов, инженерами-проектировщиками, музыкантами и т. п… Для бизнесменов-«интеллигентов» характерен свой набор сильных и слабых сторон. Сильной стороной является профессиональный в отличие от «отставников» и «спекулянтов» подход к делу, они с детства привыкли тщательно изучать то, чем занимаются. Поэтому они преуспевают в наиболее сложных видах бизнеса, требующих специальных знаний и анализа большого количества информации: платном образовании и страховании, частной медицине и торговле ценными бумагами, рекламе и консультировании. Предприниматели «из служащих» безраздельно доминируют также в компьютерном бизнесе, самом цивилизованном (по стилю внутренних отношений) виде бизнеса в России», – ну а в фирме с таким руководством я работаю с тех пор и по сей день. :-)

Общая оценка: 7 из 10 (хорошо).

Станислав title=
Добавьте свой комментарий, почитайте уже добавленные комментарии или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
ПредпросмотрУлыбка Подмигивание Дразнит Оскал Смех Огорчение Сильное огорчение РЁРѕРє Сумасшествие Равнодушие Молчание Крутизна Злость Бешенство Смущение Сожаление Влюблённость Ангел Р’РѕРїСЂРѕСЃ Восклицание Жирный РљСѓСЂСЃРёРІ Подчёркивание Зачёркивание Размер шрифта Гиперссылка Цитата

Поиск

Загрузка…