Логотип StingRay

Поделиться
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
FacebookFacebookRSSTwitterYouTubeВ контактеОдноклассники
Силуэт человека

Черновик

ЧерновикКупить книгу на Ozon.ru

Лукьяненко С. В. Черновик: фантастический роман / С. В. Лукьяненко. – М.: АСТ, 2006. – 414, [2] с. – ISBN 5-17-033151-7.

В твоей квартире живут чужие люди… Твоё место на работе занято другим… Тебя не узнают ни друзья, ни любимая девушка… Тебя стирают из этого мира. Кто?

Купить книгу на Ozon.ru

Оценка посетителей: 6,75 из 10 (голосов: 4).
16.05.2006 11:09:00 Станислав Цитата #0

После «Последнего Дозора» и содержавшегося в нём риторического вопроса «Ну неужели вы подумали, что это был последний дозор?» я от Лукьяненко ожидал ещё что-нибудь про Дозоры (хотя, если честно, уже порядком надоело). А оказалось, что он вдруг выпустил роман про совершенно другое. Хотя, наверное, «совершенно» другим я это поторопился назвать – всё-таки есть главный герой, такой же, как и дозорный Антон Городецкий, молодой и одинокий парень, и есть своеобразные Иные, которые теперь называются функционалами (ну или мастерами) и обладают другими особенностями. И мир теперь не только делится на обычный и сумеречный, но является одним из миров Веера (это мне сразу напоминает произведения Василия Головачёва). Как и прежде, действие происходит в нашей стране и в наши дни, поэтому многое вполне узнаваемо, том числе нескромная политическая реклама (примешавшаяся к злоупотреблениям Лукьяненко рекламой коммерческой). Тем не менее, именно современность нам и упомянутая политическая реклама делает книгу интересной и актуальной (особенно в части поиска национальной идеи). Ну а кроме глобальных идей у Лукьяненко, как обычно, присутствует много мелких интересных и мудрых мыслей и наблюдений. А теперь подробнее…

  • «Все женщины в мире делились для Коти на «баб» и «даму». Бабы – это все лица женского пола. Дама – это та баба, в которую он в данный момент влюблён».
  • «Будь я Глобачёв, я бы предположил, что на Землю вторгаются инопланетяне», – очевидно, это «тонкий» намёк на Василия Головачёва.
  • «Да и в жизни, если разобраться, вора, укравшего кошелёк, граждане могут убить на месте, а ловкого мошенника, обворовавшего страну на миллиард, терпят и даже готовы им восхищаться», – как говорится, без комментариев. Обворовавшие страну давно не скрываются и не скромничают.
  • «Бытует мнение, что самым гнусным преступлением на свете является убийство детей. Убийство стариков вызывает презрительное возмущение, но уже не будит инфернального ужаса. Убийство женщин также воспринимается крайне неодобрительно – как мужчинами (за что женщин убивать-то?), так и женщинами (все мужики – сволочи!). А вот убийство человека мужского пола, с детством распрощавшегося, но в старческую дряхлость не впавшего, воспринимается вполне обыденно».
  • «Пожалуй, из троицы она была самой колоритной… Старуха скорее напоминала маститую актрису в возрасте. Я не о внешности, а о том редком типе харизматичных женщин, которые с годами утрачивают внешнюю привлекательность, но обретают внутреннюю силу. Старая, но крепкая; с лицом морщинистым, но фактурным; с седыми, но густыми и ухоженными волосами. Среди русских женщин такие редкость – обычно они превращаются либо в затюканных, либо в сварливых бабок. Среди западных тоже, они в большинстве своем мигрируют в сторону бодрых туристок в шортах и с фотоаппаратом».
  • «Я подумал, что этот вопрос [про то, куда девать трупы] никогда не встает перед героями фантастических книжек. Многочисленные убитые враги остаются на месте, а потом сами собой куда-то деваются. Хорошо, допустим, на открытой местности их утилизируют звери и птицы. А в помещении? Тела требуется похоронить. Наверное, возле каждой деревушки, которую минуют, размахивая острыми железяками, герои боевиков, существует специальное кладбище для врагов».
  • «Странное это зрелище – женщина с полноценной «короной» [сигарой]. Сразу вызывает возмущение у мужчин… Фрейд бы по этому поводу нашёл, что сказать». ;-)
  • «Самые обычные и банальные вещи – они-то как раз и есть настоящие. И даже эта мысль настоящая – потому что банальная донельзя…»
  • «…На них достаточно было посмотреть, чтобы понять – не наши!.. Но вот в центре, за огромным столом, гуляла компания вроде тех, что я порой видал в дорогих московских ресторанах… Накачанные, но с брюшком (а можно сказать и наоборот: с брюшком, но накачанные), коротко стриженные и с постоянной, вызубренной полуулыбкой. Вначале ведут себя вполне прилично, а потом с них спадает лоск вместе с трезвостью, и они превращаются в тех, кем были десять лет назад, – мелких бандюганов. Только вместо польского «Наполеона» они теперь глушат «Камю», а заблевывают не красные пиджаки, а костюмы от «Бриони». У них и девушки были соответствующие. Длинноногие (что хорошо), красивые (что замечательно), но с глазами пустыми и яркими, как елочные игрушки. Они и сами были игрушками, но это их вполне устраивало. От скуки эти девочки открывали «бутики» (магазин – это бизнес, а бутик – для души), по полдня проводили в фитнес-залах, потребляя травяные чаи и занимаясь на экзотических тренажерах, получали никому не нужное высшее образование на платных факультетах (особо ценились менеджмент и психология). Вот что хотите делайте, но эта компания была наша!»
  • «Для молодого и здорового мужчины есть много способов проснуться. Самый приятный – это когда тебя целуют в ушко и нежно говорят: «Дорогой… спасибо, это была незабываемая ночь…» Но посередке… лежит огромный выбор из различных пробуждений. Там есть «вторая бутылка была лишняя, но посидели хорошо», «найти носки – и сваливать, пока не проснулась» и даже довольно экзотичный вариант: «Я заснул за рулем, доктор?» Однако обычно пробуждение случается куда прозаичнее. Как правило, молодой мужчина просыпается с мыслью «Как я ненавижу эту работу!» Распространены также варианты «Этот ребенок когда-нибудь прекратит орать?» и «Какой идиот звонит мне среди ночи?»
  • «Хлопнулся на стул и стал жевать, размышляя – заводить или нет в башне телевизор?.. Нужен ли мне в новой жизни ящик от мозгов или нет?»
  • «Вид водителя не внушал надежд даже на то, что он читал модных Мураками и Коэльо».
  • «Слушай, вот не понимаю я этой высокой литературы! Читаю, читаю… Что за беда такая? Если высокая литература – значит, или говно едят, или в ж*пу трахаются! Вот как себя пересиливать и читать такое? – Вы не пересиливайте… Читайте классику», – ну а если интересно, в книгах Григория Климова есть вполне понятное объяснение, почему «высокая литература» именно такая.
  • «…Вполне милая улица, за которой кончается Москва и начинается Россия», – да уж, Москва – это вам не Россия…
  • «Первым стоял известный юморист, звезда телеэкрана, щекастенький и морщинистый. Улыбка на лице была приклеена так крепко, что ему, наверное, приходилось напрягать мышцы, чтобы перестать улыбаться… «Старый друг борозды не испортит!» – скрипуче произнёс юморист. С надеждой посмотрел на Наталью. Потом на политика… Политик поморщился и сказал: «Женя, ты не на работе…» – ну, узнали Евгения Петросяна? ;-) Или мне почудилось?
  • «Рядом – известный депутат патриотически-оппозиционных убеждений. Он тоже улыбался, но у него это получалось лучше. Доверительнее. Даже хотелось вступить в одну с ним партию и начать радеть о народе… Просто Дима… Встал, гневно посмотрел на меня: «И не надо смотреть на меня, будто я враг! Эта дверь нужна нашей родине. Твоей родине», – вот за такой патетикой и скрывается наглая политическая реклама лидера одной из трёх (!) партий «Родина» депутата Дмитрия Рогозина. Впрочем, какая разница кто сделает нашу страну вновь великой?..
  • «…Гарри Поттер, сублимируя подростковые комплексы, полетал на метле…» :-D
  • «Даже я… узнал… блондиночку лет семнадцати из какой-то девичьей группы: то ли «Ириски», то ли «Тянучки», то ли «Сосалки». Никогда не мог запомнить названия этих странных коллективов, где главное не голос или текст, а несколько штук длинноногих миловидных исполнительниц, отличающихся только цветом волос».
  • «Всем не больше двадцати. Судя по наглым глазам, дорогой одежде и припаркованным в сторонке машинам – тоже золотая молодежь. Только… веселящаяся на чужие деньги. Их папы-мамы когда-то удачно украли кусочек страны. Страна была большая, кусочек жирный, и теперь отпрыски могут проводить время, дрейфуя между парижскими бутиками… и модными европейскими дискотеками… Мой папа почему-то называет таких мажорами…»
  • «…Когда вас тошнит от благообразия рекламных деток и энтузиазма, с которым дедок в собственном саду поит родню соком и пакета…»
  • «У детей существуют два способа передвижения, один из которых утрачен большинством взрослых. Первый – это плестись и волочиться. Второй – это бежать вприпрыжку. Как правило, нормальный ребенок первым способом движется в школу, а вторым – обратно. У взрослых, как вы понимаете, утрачен второй способ».
  • «Мне однажды рассказывали, что больше половины молодых авторов, присылающих свои гениальные творения в издательства, начинают роман сценой похмелья… Наверное, таким образом молодые авторы заставляют читателя влезть в шкуру своего героя – ведь немногим выпадает спасти Галактику или победить Чёрного Властелина, зато сражение с Зелёным Змием знакомо почти всем. На самом деле я сомневаюсь, что напившийся накануне герой, будь он хоть жилистым гномом, хоть молодым джедаем, многое навоюет. С похмелья хорошо страдать, мечтать о здоровом образе жизни, тупо смотреть телевизор. Но никак не геройствовать».
  • «Но ведь та Земля – она наша родина! – … Здесь та же самая родина. Только правильная. Избавленная от ошибок. Набело написанная. – Ну да, после таких тренировок… Революция без крови, коллективизация без голода, никаких репрессий… верно? И войны не было, и города на Луне?.. А у нас Великая Отечественная столько народа сожрала, до сих пор спорят – двадцать миллионов или сорок! Черновик, да?» – это кусок диалога, в котором раскрывается название книги. Интересно? Читайте! ;-)
  • «Пуля производит удивительные изменения в голове, даже если она попадёт в задницу».
  • «Ничто так не радует женщин, как мужчина, занятый уборкой в доме».
  • «Чёрт побери, всё как у нас, в политике!.. Меня, сам понимаешь, интересует одно – как бы на пользу стране использовать ваши возможности… Не веришь?.. Зря. Власть, конечно, это игра азартная и без правил. Но власть в отличие от денег интересна не сама по себе, а только вместе с реакцией окружающих. Власть – это тщеславие. Политика должны либо любить, либо бояться. Но в любом случае – уважать и боготворить! Зачем добиваться власти, если точно знаешь, что в истории останешься трусливым приспособленцем, капитулянтом, рохлей, слабаком. Если тебя вспомнят не за то, что ты сотворил, а за то, что натворил. Неинтересно! Вкусно есть и долго спать проще без всякой политики. Тысячи людей это вовремя понимают и в политику не лезут. Но вот у нас, увы, некоторые выбирают себе политику в качестве бизнеса. Мне это не надо. У меня тщеславие сильнее жадности. – Вы знаете, Вам никто не поверит… Никому из тех, кто во власти, – не поверят. У нас ведь как всё устроено – люди отдельно, власть отдельно. – Знаю… Поэтому мне и нужно чудо».
  • «Всё-таки жизнь с мамой и папой, если ты из школьного возраста вышел, человека портит. Ты можешь при этом зарабатывать неплохие деньги, можешь содержать родителей, но если ты остался жить в родительском доме – ты прекращаешь взрослеть. Принимаешь манеру поведения и жизни родителей. Консервируешься, становишься молодой копией отца».
  • «Вот она была – страна. В чём-то несуразная, доставляющая хлопоты и проблемы, заслуживающая того, чтобы её поругать. А потом раз – и её не стало. Ещё и объяснили, что никогда такой не было, что всё это морок, обман, наваждение. Что ты должен быть благодарен за освобождение от проблем. За свободу ничего не делать и ни за что не быть ответственным. А пустота в душе – так это нормально, она даёт тебе лёгкость».
  • «Чугунный… казан – это вам не тефлоновая лохань с патентованным многослойным дном. Казан – это тайное оружие азиатов, надёжный боевой друг татаро-монголов, незаменимый спутник и неприхотливого туриста, и городского любителя вкусно покушать. Он не нуждается в антипригарных покрытиях сомнительного происхождения и моющих средствах, которые растворяют жир даже в холодной воде, ёршиках и щётках. У бывалого казана нагар заполняет все его поры и образует гладкую, блестящую чёрную поверхность, хранящую в себе ароматы былых пловов, запечённого мяса, шурпы и всех тех яств, что тот казан видывал на своём веку. В хорошем старом казане самая простая еда превратится в блюдо из сказок «Тысячи и одной ночи». А сам казан со временем становится всё тяжелее, неся на своей поверхности антрацитовые следы истории».

Общая оценка: 8 из 10 (очень хорошо).

Станислав title=
Добавьте свой комментарий, почитайте уже добавленные комментарии или войдите, чтобы подписаться/отписаться.
Имя: OpenId
Результат операции:
ПредпросмотрУлыбка Подмигивание Дразнит Оскал Смех Огорчение Сильное огорчение РЁРѕРє Сумасшествие Равнодушие Молчание Крутизна Злость Бешенство Смущение Сожаление Влюблённость Ангел Р’РѕРїСЂРѕСЃ Восклицание Жирный РљСѓСЂСЃРёРІ Подчёркивание Зачёркивание Размер шрифта Гиперссылка Цитата

Поиск

Загрузка…